Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Людмила Монастырская

из жизни звезд

Людмила Монастырская: "Бывает, по две недели сижу на рыбе и пью только белое вино"

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

18.05.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Премьера оперы «Тоска» с участием оперной дивы на сцене Национальной оперы Украины стала главным событием уходящего сезона

Украинскую оперную диву Людмилу Монастырскую называют лучшей Аидой мира. Пласидо Доминго говорит о ней как о любимой партнерше. Ее нарасхват приглашают оперные театры Нью-Йорка, Лондона, Милана, Парижа и Берлина. Людмила Монастырская считается одной из самых востребованных лирико-драматических сопрано в мире. Ей предлагали уехать навсегда в Швейцарию, но она отказалась. Говорит, что голос ее может звучать, только подпитываясь от родной земли.

Летом Людмила споет в театрах Берлина и Мюнхена. В сентябре вновь будет блистать на сцене родной Национальной оперы Украины. Недавняя премьера «Тоски» стала главным событием уходящего сезона, роль Флории Тоски Людмила называет своей любимой.

Гастрольный график Монастырской расписан на несколько лет вперед. Весной будущего года ее ждут театры Барселоны и Хьюстона. Она получила предложение от Пласидо Доминго вместе спеть в «Норме». Певица даст себе небольшую передышку в начале лета, отправившись с детьми на отдых. «Признаюсь, мне давно уже хочется уединиться и провести время в кругу самых близких, — сказала Людмила, удобно устраиваясь в роскошном кресле репетиционного зала Национальной оперы. — Слишком напряженным и трудным выдался этот сезон». В строгих черных брюках, сапожках на шпильке и легком свитере Монастырская выглядела молодо и стильно. На ее пальчиках поблескивали потрясающей красоты бриллианты.

— У вас очень красивые украшения. Помните, когда смогли себе позволить купить первую дорогую вещь?

— Честно говоря, я никогда не сходила с ума по бриллиантам. Когда их у меня не было, чувствовала себя вполне спокойно. Но как только появилась возможность приобрести украшения, стала делать это достаточно часто. Причем люблю делать себе подарки сама. Знаете, это особое чувство, когда приходишь в магазин, долго выбираешь и покупаешь именно то, что легло тебе на душу. Моими первыми дорогими украшениями были кольцо и подвеска с сапфиром и бриллиантами. Это приобретение я сделала, наверное, лет десять назад. Никакие другие предметы роскоши, кроме украшений, меня особо не интересуют. Не так давно подарила «БМВ Х-5» своему отцу. Ему исполнилось 65 лет, и это была машина, о которой он мечтал. Сама я автомобиль водить не умею, да и не особенно хочу. В Киеве живу недалеко от оперного театра и везде хожу пешком.

— А когда ездите выступать за границу?

— Самая проблемная, наверное, в этом смысле Америка. В этой стране расстояния огромные. Зато в США при каждом театре есть люди, которые помогают гастролирующим артистам. Это достаточно состоятельные люди, финансово поддерживающие театры. Их называют донорами. Они есть в Лос-Анджелесе, Хьюстоне. Когда бываю в Америке, доноры помогают и мне. В том числе предоставляют машину с водителем. Такая система работает только в Америке. Мои сын и дочь обязательно будут осваивать вождение.

— Они пошли по стопам знаменитой мамы?

— Дочь учится на дирижерско-хоровом отделении, но я не уверена, свяжет ли она свою дальнейшую судьбу с музыкой. Хотя у нее шикарный голос, но оперной певицей она быть не хочет. И я ее понимаю. Это достаточно тяжелая жизнь для девушки. Я ведь сама в 15 лет уехала из родного дома в Киев, чтобы поступить в музыкальное училище имени Глиэра. Пение было единственным, что меня увлекало, но я и не подозревала, сколь тяжело придется в столице. Привыкшая к родительской заботе девочка вдруг осталась одна в большом городе. Жила в общежитии, где душевая находилась на цокольном этаже, а в туалеты было страшно заходить. Помню, я каждую неделю ездила домой и возвращалась в Киев со слезами. И только мамина вера в меня помогала держаться.

Кстати, я закончила музыкальное училище за три года вместо четырех. Просто сдала программу сразу двух классов. Очень мечтала о консерватории! На вступительных экзаменах пела «Тоску». Когда взяла верхнее си-бемоль, преподаватели переглянулись. А потом я узнала, что они единогласно проголосовали за мое зачисление. Мне тогда исполнилось всего 18 лет.

— Подобной судьбы вы не пожелали бы своей дочери?

— Скорее всего, нет. Да, эта профессия может приносить хороший доход, особенно если у тебя отличный менеджер. Но надо понимать, что ради музыки может понадобиться принести в жертву свою личную жизнь. Не все готовы на это пойти. Это издержки любой творческой профессии. Я знаю многих артисток, которые никогда в своей жизни не мыли окна и не варили борщ.

— А вы?

— У меня никогда не было домработницы, и я готовлю потрясающий борщ. К тому же с раннего возраста приучала к хозяйству свою дочь. Ей сейчас 19 лет, и она первая моя помощница. Счастлива, что мои дети понимают все тонкости работы артиста. Мы — люди с непростым характером. Постоянно находимся на грани успеха и неприятия.

— У вас случались срывы, когда хотелось все бросить и уйти из профессии?

— Конечно, бывало. Мне кажется, любой творческий человек через это проходит. Специалисты подобное поведение называют «подвижная психика». Я несколько раз хотела уйти из профессии, но все-таки не сделала этот шаг. В определенный момент понимала, сколько людей вложили в меня свои знания. Были и те, кто верил в меня при разных обстоятельствах. Наверное, их уверенность в том, что все получится, давала мне силу.

Честно говоря, не знаю, кем бы я стала, если бы покинула сцену. Точные науки явно не для меня. Наверное, все равно была бы связана с творчеством. Сейчас, оглядываясь назад, уже могу анализировать прошлое. Тяжелее всего было, когда родились один за другим дочь и сын. Дети появились на свет, когда я еще училась в консерватории. В материальном и бытовом плане было очень непросто. Легче стало, когда у меня появился менеджер. Я имею в виду финансовую сторону. Не скрываю, что первое время были материальные проблемы, я даже одалживала деньги у своего менеджера.

— Известно, что вами занимаются два известных мировых продюсера.

— Один из них — Джек Мастроянни — раньше работал с Лучано Паваротти. Второй — Дэвид Завалковский, который в свое время закончил Московскую консерваторию по классу скрипки. Он давно уже переехал в Швецию, где основал собственное агентство. Сейчас он влился в крупнейшее мировое агентство IМG, филиалы которого есть в Америке, Лондоне, по всей Европе. Джек Мастроянни может себе позволить работать всего с несколькими артистами, он очень богат. По большому счету, вообще мог бы уже не заниматься продюсированием, но говорит, что работает для собственного удовольствия. Имя этого менеджера открывает двери во многие театры мира. Я счастлива, что вхожу в число немногих, с кем он сотрудничает.

— У вас сложный райдер?

— Никаких особых требований у меня нет. И кошку с собой на гастроли я не вожу, как делают некоторые певицы. Что касается гримерок, то в ведущих театрах они обычно разделены по голосам: комнаты для сопрано, баса, баритона, тенора. Артист находится в той грим­уборной, которая подходит под его роль.

По поводу условий проживания в контракте все четко прописано. Я сама за свои деньги снимаю апартаменты. В том числе оплачиваю перелет. Театр платит только гонорар. Да, это приличные деньги. Но из этой суммы я отдаю от 10 до 15 процентов менеджерам. Плюс налог в стране, где работаю. В Америке это 30 процентов, в Германии — 21, в Италии — 40 процентов.

— Вы наблюдаете за зрителями, когда выходите на сцену?

— Я их не вижу вообще. Знаете, когда пою, пребываю в совершенно другом измерении. Это специфика нашей профессии. Я никогда не думаю о том, кто сидит в первом ряду. К тому же софиты настолько сильно освещают сцену, что зал для меня — просто темное пространство.

— Говорят, именно вы стали инициатором обновленной постановки «Тоски» на сцене Национальной оперы Украины?

— Я лишь высказала свои пожелания режиссеру-постановщику Анатолию Соловьяненко. Все остальное — дело его мастерства. Большую помощь оказало посольство Италии в Украине, которое частично профинансировало постановку. В общем, все срослось. Наша постановка ничем не хуже спектаклей ведущих театров мира. Были сделаны роскошные декорации и костюмы. Главный художник Мария Левитская так точно знает фигуры всех ведущих актеров, что мои сценические костюмы в «Тоске», пожалуй, были самыми удачными за все время исполнения партии Флории. Поверьте, сделать правильный наряд для совсем не худеньких оперных див достаточно сложно.

— Вы никогда не переживали по поводу лишнего веса?

— Я ведь не в балете танцую. Хрупких оперных певиц практически не встретишь. Никогда не испытывала проблем, связанных с весом. На диетах не сидела. Правда, иногда ограничиваю себя в каких-то продуктах. Бывает, что по две недели сижу на рыбе и пью только белое вино. Известно, что певцам лучше избегать шипучих вин, поэтому не употребляю шампанское. Я не сладкоежка и пирожные ем крайне редко. Знаю, что от большого количества мяса и красного вина начинаю поправляться. Поэтому давно уже выработала для себя определенную систему питания. В день спектакля ем очень мало, а за пять часов до выхода на сцену не беру в рот ни крошки. Во время спектакля обязательно пью теплую воду. Причем часто около двух литров. И не отказываю себе в легком ужине после спектакля — ложиться спать голодной очень вредно.

— Известно, что вы одна из любимых партнерш Пласидо Доминго.

— У нас было по несколько спектаклей в Барселоне, Берлине, Лондоне и Валенсии. Пласидо — потрясающей доброты человек. Признаюсь, я иногда могу даже поплакаться ему в жилетку. Он все понимает. Кстати, в новом сезоне в Лос-Анджелесе мы будем вместе петь в «Набукко». Доминго исполняет партию отца, а я — его дочь Абигайль. Дадим пять спектаклей. Доминго — художественный руководитель оперного театра в Лос-Анджелесе. Мы давно с ним знакомы и не раз выступали. Пласидо сам пригласил меня спеть в новом сезоне. Это должно произойти в сентябре. До этого у меня запланированы спектакли в Мюнхене и Берлине. К тому же я начинаю учить текст оперы «Норма», с которой буду весной следующего года выступать в театрах Барселоны и Хьюстона.

— В чем черпаете силы? Ваш график расписан буквально по дням.

— В последнее время прошу своего менеджера давать мне перерывы. От некоторых предложений приходится отказываться, потому что просто не успеваю «выдохнуть». А здоровье свое надо беречь. Надеюсь, летом мне удастся вырваться на недельку в отпуск с детьми. Хочу ни о чем не думать, не заучивать текст, а просто отдыхать. Честно говоря, мечтаю об уединении где-нибудь в селе, где мало людей и красивая природа.

— Вы счастливая женщина?

— Как певица и мама — да. Рада, что могу помогать своим близким. Да, порой, конечно, бывает тяжело, но иной судьбы я бы себе не пожелала. Оглядываясь назад, понимаю, что благодарна своей профессии, которая подарила то, что происходит со мной. Я выросла в маленьком городке Ирклиеве Черкасской области. Конечно, там не было театра, да и, если честно, в детстве я мало что понимала в оперном искусстве. Просто пела, потому что мне это очень нравилось. А теперь не могу без этого жить.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Девушка, а можно с вами познакомиться? — У вас что, мало разочарований в жизни было?

Версии