капеллан отец Роман

Особый случай

Капеллан Роман Борис: "Хуже всего, когда моя часовня на колесах ломалась ночью посреди дороги" (фото)

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

13.06.2017 6:30 1139

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Протоиерей Украинской православной церкви Киевского патриархата вернулся в Киев с Донбасса, где три месяца исповедовал и причащал бойцов в храме, который собственными руками оборудовал в кузове от передвижного стоматологического кабинета

— С самого начала войны я рвался на Донбасс, чтобы Словом Божьим поддержать наших бойцов, но сложный перелом ноги заставил повременить — полтора года мне пришлось ходить на костылях, — говорит протоиерей Украинской православной церкви Киевского патриархата Роман Борис. — Осенью прошлого года я пошел к своему руководству с заявлением: прошу благословения отправиться в качестве капеллана на фронт. Меня прикомандировали к 80-й отдельной десантно-штурмовой бригаде. Ее бойцы построили возле села Штормовое в лесу часовенку. В один из дней, когда отслужил службу, меня посетила мысль: далеко не везде на линии фронта солдаты имеют возможность пойти в храм, исповедоваться, причаститься. А не сделать ли мне часовню на колесах, ведь есть уже на фронте передвижные душевые, стоматкабинеты…

С идеей передвижной часовни вернулся перед Новым годом на побывку в Киев: нужно было подлечиться — я заболел воспалением легких. Давний друг, главный врач больницы в Боярке Киевской области Олег Ткаченко, 1 января приехал ко мне домой, отвез на рентген, прописал лечение. Когда недуг отступил, я занялся воплощением своего замысла. Поставил цель: успеть сделать часовню к началу Великого поста (26 февраля) — чтобы в этот период исповедовать и причащать воинов. Служил срочную службу в автомобильных войсках, так что работу водителя знаю.


*На фронте протоиерей Роман побывал с часовней на колесах в 28 армейских бригадах. Фото с сайта Министерства обороны Украины

Ветераны батальона имени Кульчицкого отдали для богоугодного дела старенький армейский грузовик ГАЗ-66 1977 года выпуска. В эту машину нужно было вложить много труда и денег. Мой друг, полковник запаса Виталий Матвийчук (во время афганской войны он с товарищами громил караваны душманов), предоставил для ремонта грузовика свою автобазу под Киевом. Существенную помощь оказали мэр города Вишневое Илья Диков, волонтер Анна Ласкава, мои кумовья супруги Лабунские, предприниматели Александр Дубовой и Константин Бигус, военный комиссар Соломенского района Киева Сергей Асанов. Пришлось купить двигатель, колеса, тормозные колодки, цилиндры, вакуумный насос, много других запчастей. В пункте разборки старых авто на Окружной дороге приобрели кузов от списанного передвижного стоматологического кабинета. Он был синего цвета. Понадобилось нанести три слоя зеленой краски, чтобы из-под нее не проступала синева.

Приводить машину в порядок мне помогали восемь человек. Работали на улице в любую погоду от рассвета до заката. Донимал холод, но я говорил себе: «Разве хлопцам на фронте легче?» Я оборудовал в кузове полноценную часовню. Полковник МВД Михаил Отрыжко помог оформить номера на машину с надписью «КАПЕЛЛАН». Меценат из Вышгорода (город-спутник Киева) Владимир подарил список чудотворной иконы Иверской Божьей Матери. Идею провезти вдоль линии фронта этот чудотворный образ одобрил святейший патриарх Филарет. В день начала Великого поста часовню на колесах освятил у стен Михайловского собора в Киеве епископ Агапит. Затем со священниками Вышгородского района во главе с епископом Иоаном (Яременко) был проведен молебен к Пресвятой Богородице, и я отправился на фронт. Деньги на бензин выделил мэр Вышгорода Алексей Момот.


*Протоиерей Роман выполняет обряд помазания святым елеем (на священике облачение, расшитое его мамой)

— Вы колесили вдоль линии фронта?

— Да, за три месяца побывал в 28 армейских бригадах. Новости разносятся на фронте быстро, так что в считаные дни в войсках знали: прибыл отец Роман с часовней на колесах и чудотворной иконой. На блокпостах меня останавливали, но не для проверки документов, а чтобы получить благословение, познакомиться, сфотографироваться на память.

Приезжая в ту или иную бригаду, я выносил на улицу икону Иверской Божией Матери и проводил с бойцами акафист (хвалебно-благодарственное пение). В остальное время не ждал, пока солдаты придут ко мне, — сам навещал их на блокпостах, в землянках. Поначалу некоторые воины держались настороженно, но мне удавалось наладить с ними контакт. Представьте: мы с хлопцами сидим вокруг буржуйки, в которой уютно потрескивают дрова, дверца печки открыта (чтобы огонь освещал помещение), говорю ребятам о вере, они задают мне вопросы, рассказывают о ситуациях, в которых оказывались на фронте, о родных и друзьях. Мне очень нравились такие беседы. Затем ребята сами приходили ко мне, причем бывало и среди ночи: сдадут пост сменщикам — и, вместо того чтобы идти спать, спешат на исповедь и причастие. На войне ведь неверующих нет. Следующая группа бойцов приходила в часовню утром — опять же исповедоваться и причаститься. Хлопцы знали: всю ночь перед этим есть, пить и курить нельзя. Я их предупредил: «Кто не найдет в себе сил сдержаться, ко мне не приходите».

На главный православный праздник — Пасху — постарался побывать в большом количестве воинских подразделений. Выехал затемно. В частях не садились за стол до тех пор, пока я не приеду. В одной ждали меня аж до двух часов ночи.


*Так выглядит передвижная часовня внутри. Фото из архива протоиерея Романа

— Доводилось крестить бойцов?

— Да, троих. Каждый из них сказал: если суждено погибнуть на войне, то хочу умереть крещеным. Я надевал церковное облачение, расшитое с молитвой крестами и цветами моей мамой. Отец дал мне в АТО свои наручные часы, сказав: «Сину, я тобі їх не дарую, а даю на той час, поки будеш на війні. Повернешся — віддаси». Надеюсь, вы поняли, что так он высказал пожелание, чтобы на фронте со мной не произошло ничего плохого.

Родом я из Львовской области, вырос в верующей семье. С раннего детства дедушка, родители водили меня в церковь. Священником я стал ровно 20 лет назад. Для меня очень важно быть достойным памяти прадеда, который погиб смертью героя в 1946 году: когда сотрудники НКВД окружили его, он подорвал гранатой себя и двух врагов, попытавшихся взять его в плен.

— В АТО вы часто были в дороге. Где спали, ели?

— В передвижной часовне есть откидная койка и умывальник. Плиты для приготовления пищи нет, но особых неудобств это не создавало — когда отправлялся в АТО, прихожане дали мне в дорогу изрядный запас всяческих домашних консервов, овощей. Я делился продуктами с солдатами. Хуже всего было, когда мой грузовик ломался ночью посреди дороги: выходишь и смотришь в оба, куда ступаешь, чтобы не нарваться на растяжку. Также у меня был набор инструментов, запчасти, и я принимался за работу. К слову, очень помог в АТО владелец магазина запчастей из города Старобельска Валерий Петренко, который от чистого сердца бесплатно давал мне все, что было нужно для ремонта. Кстати, хотя за годы войны многое в армии улучшилось, снабжение запчастями остается плохим. Нередко хлопцы покупают их за свои деньги, восстанавливают БТРы, «Уралы», «КрАЗы»…

— После отдыха вы намерены вернуться с часовней на колесах на фронт?

— Нет. Думаю продать эту машину, а вырученные деньги потратить на строительство церкви Архистратига Божьего Михаила на Михайловской Борщаговке в Киеве. Дело в том, что я настоятель этого храма, разрушенного еще при царице Екатерине II. Передо мной стоит задача его восстановить. Кстати, сделаю все от меня зависящее, чтобы он стал своим для участников АТО. Обряды венчания и крещения для них буду проводить бесплатно. Уже выделены 15 соток земли, построена часовенка, разработан проект храма (в его полуподвальном помещении открою воскресную школу). Так что работы еще непочатый край. Я уверен, что справлюсь: полон сил и энергии, чувствую себя как двадцатилетний. Важно, что я уже построил одну церковь — в селе Заборье Киево-Святошинского района Киевской области. На это у меня ушло 15 лет. Посадил возле того храма сад, преподавал религиоведение в местной школе.

А капелланы вскоре появятся во всех воинских частях — решение об этом уже принято.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Женщинам очень легко снимать стресс на кухне. Например, достала индюка или петуха, назвала его Петей или Ваней, отрезала все, что захотела — и медленно-медленно опустила в кипяток...

Версии