Раиса Негода и Николай Катэрэу

Спустя 23 года жительница Черниговской области разыскала человека, который спас ее детей во время страшной аварии

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

04.08.2017 11:505004

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Как маленькие Оля и Сережа Негода выжили в той страшной аварии, не могли объяснить ни врачи, ни сотрудники милиции. «Москвич», в котором детей вез их отец, после столкновения с выехавшей на встречную полосу фурой превратился в груду металла. Машина в прямом смысле разлетелась на части. Папа Оли и Сережи погиб. А дети каким-то чудом оказались в больнице еще до того, как на место автокатастрофы приехала «скорая». Только это, по словам врачей, и спасло им жизнь.

Кто привез истекающих кровью детей в больницу, медсестры не запомнили. «Этот мужчина не представился, — сказали они. — А спрашивать его имя было некогда».

Узнать что-нибудь об этом человеке мама Оли и Сережи Раиса Негода пыталась 23 года. Семья Раисы живет в одном из сел Менского района Черниговской области. Авария случилась недалеко от Мены.

— Это было 16 июля 1994 года, а я все помню так, как будто это случилось вчера, — рассказывает «ФАКТАМ» Раиса Негода. — Муж должен был встречать меня на вокзале — я возвращалась из Гомеля. Володя ехал ко мне вместе с нашими детьми: восьмилетним Сережей и шестилетней Олей. Но когда вышла из поезда, на вокзале не было ни мужа, ни детей. «Что же случилось? — заволновалась я. — Может, у Володи неправильно идут часы?» И тут на вокзале объявляют: «Негода Раиса Васильевна, подойдите к кассе!» Когда я подошла, кассир как-то странно усмехнулась и сказала: «Идите в больницу. Авария». До сих пор не понимаю, почему она улыбалась.

Подбегая к больнице, я увидела, как туда заходит мужчина, издалека похожий на моего Володю. Еще обрадовалась, что он не пострадал. Забегаю — а мужа нигде нет. В коридоре только увидела Сережу с перебинтованной головой и Олю, всю побитую, — ее везли на каталке. Дочка уже была без сознания. Ее лицо увеличилось, наверное, раза в четыре, все синее, глаз не видно… Я спросила у сына, где папа. «Там», — Сережа растерянно показал в сторону улицы. «Почему он не поехал с вами?» — «Не знаю» — «А что он там делает?» — спрашиваю. «Просто лежит…» Потом сестра сказала, что Володя погиб. Мужчину, который был так на него похож, в больнице, кроме меня, никто не видел. Может, это Володина душа бежала вслед за детьми?

Врачи боролись за жизнь Оли. У нее были очень тяжелые травмы: перелом основания черепа, открытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга. Как только ее привезли в больницу, дочка впала в кому. Оказалось, привезла детей не «скорая». В те годы мобильных телефонов не существовало, поэтому вызвать врачей на место трагедии было некому. Приходилось ждать, когда кто-то из очевидцев доедет до города и найдет телефон, чтобы сообщить об аварии, или довезет пострадавших в больницу. А в случае с Олей на счету была каждая секунда. «Нас привез какой-то дядя, — рассказал Сережа. — Он проезжал мимо. Увидел, что мы в крови, забрал нас к себе в машину и привез сюда. Я не знаю, как его зовут». Медсестры подтвердили, что им передал детей какой-то мужчина.

— Когда ваша дочь вышла из комы?

— Она стала приходить в себя только на девятый день, когда ее уже перевезли в Чернигов. Первые пять дней мы лежали в Мене. Спасибо врачам, которые делали все возможное и невозможное, чтобы ее спасти. На восстановление ушли годы. Мне пришлось заново учить Олю ходить. О гибели папы я ей сначала не рассказывала. Но дочка, видя, что отец не приходит, а я хожу в черном, сама обо всем догадалась. Когда Володи не стало, умерла как будто часть меня. Мы очень друг друга любили. Мысли о том, что в моей жизни может быть кто-то, кроме него, не допускала и не допускаю до сих пор. Он был для меня лучшим, и никто другой мне не нужен. После трагедии я начала писать ему письма… Если честно, пишу их до сих пор.


Фото из семейного альбома

Раиса бережно хранит все фотографии мужа. В семейных фотоальбомах — написанные ему стихи:

«Дорогий мій! Як тяжко в розлуці мені,
За тобою й досі сумую.
Часто згадую прожиті дні
І неначе я голос твій чую.
Все навколо говорить мені про той час,
Я в думках розмовляю з тобою…»

— Все это время меня не покидала мысль о человеке, который спас наших детей, — признается Раиса. — Так хотелось увидеть его, поблагодарить. Искала его где только могла. Спрашивала в больнице, в милиции, в сельсовете. Никто ничего не знал. Сережа только вспомнил, что «у этого дяди была красная машина». Каждый раз, приходя в церковь, ставила свечку за здоровье этого человека.

Прошли годы. Дети Раисы выросли. Теперь у Оли и у Сережи уже есть свои дети.

— Я счастливая бабушка трех чудесных внуков, — говорит Раиса. — Благодаря детям жизнь продолжается. Конечно, я все равно часто вспоминала об этой аварии. Но даже подумать не могла, что человек, которого я искала все эти годы, оказывается, тоже пытался меня найти.

«Я ищу детей, которым помог в страшной трагедии. Лето, июль месяц. Я, моя супруга Валентина, дочь Наталия, сестра Нина и ее дочь Лиля ехали из Москвы на день рождения отца через Черниговскую область. Навстречу ехала телега с сеном. Ее обогнала фура. Лошадь, видимо, испугалась и полетела под откос. Женщина при падении ударилась и сильно кричала. Телега перевернулась, лошадь упала. Мы помогли этим людям и поехали дальше. И даже не предполагали, какая страшная авария ждет нас впереди…»

Это письмо журналисты программы «Говорит Украина» получили из Молдовы от 65-летнего Николая Катэрэу. Наши коллеги решили помочь Николаю найти детей, которых он когда-то спас. Но это оказалось совсем непросто.

— Николай только помнил, что трагедия случилась рядом с Меной, — рассказывает «ФАКТАМ» Ирина Черевишняя, редактор продакш-компании IVORY Films, которая снимала программу «Говорит Украина» на канале «Украина». — Мы первым делом обратились в местную полицию, ведь по факту автокатастрофы наверняка открывали уголовное дело. Но оказалось, что архивы 23-летней давности у них не сохранились. Мы обращались в районную больницу, перерыли подшивки местных газет. Информации нигде не было. Тогда решили обзвонить все села в радиусе 50 километров от Мены. Позвонили в 21 село, но ничего не узнали. А когда позвонили в сельсовет села, которое в нашем списке было 22-м, нам наконец улыбнулась удача. Секретарь сельсовета сказала: «Припоминаю. Действительно, в те годы в аварии возле Мены погиб житель нашего села. Его сын и дочка чудом остались живы».

— Я сам из Молдовы, но в те годы работал в Москве, — рассказал «ФАКТАМ» Николай Катэрэу. — В Украину приезжал потому, что в Черниговской области жили тесть и теща. В тот раз мы через Черниговскую область ехали к моему отцу на день рождения. Помню, как увидели на дороге дверцу от синего «Москвича». А когда подъехали ближе, заметили саму машину — вернее, то, что от нее осталось. Машину смяло в гармошку. Не представляю, как кто-то из пассажиров мог выжить. Но они выжили. Рядом с машиной стояли двое детей: мальчик и девочка. У девочки все лицо было синим как баклажан. Она плакала. А мальчик с рассеченной головой бегал рядом и был сильно испуган. Рядом с детьми стоял какой-то мужчина — он был из той фуры, которая врезалась в «Москвич». Увидев меня, начал кричать: «Это не я! За рулем мой напарник!» Но меня в тот момент это не интересовало. Я понял, что нужно срочно забирать детей: у них были очень серьезные травмы.

— Вы видели отца детей?

— Увидел его, когда подошел ближе к разбитому «Москвичу». Сразу понял, что он не жилец. Мужчина был весь искалечен, на нем не было живого места. Он уже не двигался. Я не смог бы даже достать его из машины. А детям еще можно было помочь. «Почему мы не берем папу? — заплакал мальчик, когда я понес их с сестричкой в свой автомобиль. — Я останусь с ним!» Как можно объяснить ребенку, что его отец только что погиб? «Сынок, я привезу вас в больницу, а потом вернусь за ним, — пообещал. — Договорились?» Его сестричка всю дорогу плакала. Я боялся, чтобы она не потеряла сознание. С открытой травмой головы она в любой момент могла умереть. Толком не знал, куда ехать. Добравшись до Мены, спросил у людей, где ближайшая больница, и отвез ребят туда.

— Мама детей потом пыталась вас найти, но в больнице не записали ваши данные…

— Что вы, там было совсем не до этого! Врачи спасали детей. Убедившись, что ребята в надежных руках, мы поехали дальше. Эта ситуация всех выбила из колеи. Я еще долго не мог спать по ночам — перед глазами стоял разбитый «Москвич» и мальчик, который не понимал, что его папа погиб… С тех пор часто думал об этих детях. Выжила ли девочка? Как сложилась их жизнь? Каждый день молился за их здоровье. Хотя даже не знал имен.

— Почему решили найти эту семью именно сейчас?

— Я искал их и раньше, но из Молдовы ничего не удавалось выяснить. Это сейчас об автокатастрофах пишут в Интернете, а раньше ведь ничего подобного не было. Поэтому поиски затянулись на долгие годы. А в декабре 2016 накануне Нового года я посмотрел передачу «Жди меня», где люди находят родственников, связь с которыми потеряли много лет назад. И вдруг подумал: почему бы мне тоже не написать на телевидение? Отправляя письмо на телеканал, ни на что особо не надеялся. А через полгода позвонили журналисты: «Кажется, мы нашли этих людей!»

— Как же я тогда переволновалась! — голос Раисы Негоды дрожит. — Когда позвонили журналисты и рассказали, что написано в письме Николая, я сразу все поняла. Это именно тот человек — ангел с большой дороги, как его называли.

— Действительно ведь ангел, — говорит сын Раисы Сергей Негода. — Он появился ниоткуда и спас нас с Олей. Я помню аварию. Отец ехал по своей полосе. Он всегда ездил аккуратно. Вдруг на нашей полосе появилась фура. Она как будто возникла из-под земли и полетела прямо на нас! Помню удар, скрежет и крик папы. Когда мы остановились, отец уже лежал на руле. А Оля была сзади, вся синяя… Стал будить папу, но он не просыпался. Я не понимал, почему он не реагирует. А потом рядом появилась красная машина. Из нее выскочил мужчина и быстро забрал нас с собой. Я запомнил, что у этого мужчины были черные волосы. Сейчас он уже седой. Но когда увидел его в студии, то сразу узнал.

На передаче «Говорит Украина» Сергей сидел в зрительном зале. Ведущий программы Алексей Суханов спросил Николая, сможет ли он среди зрителей узнать того самого мальчишку, которого спас 23 года назад. Николай сразу указал на Сергея.

— Наверное, он узнал меня потому, что мои глаза были полны слез, — говорит Сергей. — Как только Николай появился в студии, я сразу захотел пожать ему руку и крепко обнять. Всегда знал, что нас спас человек с большим сердцем. Другой бы так не поступил. А глядя на Николая, сразу чувствуешь, что этот человек буквально излучает добро. Достаточно посмотреть в его глаза.

— Я давно так не плакала, — признается Раиса Негода. — Но это были слезы радости. Хоть и тяжело ворошить прошлое, после встречи с Николаем стало легче. Наконец смогла сказать спасибо человеку, благодаря которому выжили мои дети, да и, наверное, я сама. Может, это странно, но мне кажется, что в момент, когда мы встретились, Володя наблюдал за нами с небес и радовался.

Теперь Раиса и Николай дружат семьями. Через несколько недель Николай приедет к Раисе в гости вместе со своей дочкой Наташей. 16 июля 1994 года тогда еще 15-летняя Наташа ехала с ним в машине и до сих пор помнит, как истекающие кровью дети лежали у нее на коленях. «Для Наташи очень важно увидеть Олю и Сережу, — говорит Николай. — Думаю, теперь мы все стали одной большой семьей».


*Слева направо: Ольга Негода, ее мама Раиса, Николай Катэрэу с племянником, Сергей Негода

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Разговор двух девочек в детском саду: — А у меня папа новый! — А как его зовут? — Дядя Миша. — Петренко? — Да. — А-а! Этот хороший! Он у нас в прошлом году папой был.

Версии