Михаил Яневич

Превратности судьбы

"Я всю жизнь мечтал, чтобы прохожие не тыкали в меня пальцем. Теперь эта мечта, наконец, осуществится"

Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ» (Тернополь — Киев)

15.09.2017 7:155639

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

После полученного в детстве удара током в 10 тысяч вольт (!) Михаил Яневич хоть и выжил, но остался инвалидом. Несмотря на шрамы, покрывающие половину его тела, отсутствие руки и уха, он с блеском окончил университет, стал кандидатом наук, женился и воспитывает сына. А в ближайшее время надеется обрести новые лицо и руку

Врачи утверждают, что удар в 10 тысяч вольт смертелен в 95 случаях из ста. То, что восьмилетний Миша Яневич остался жив, они называют чудом. Трагедия произошла 26 лет назад в поселке Отыния Ивано-Франковской области. Миша и его брат-близнец Иван гуляли после уроков по школьному двору и, увидев открытые настежь двери трансформаторной будки, зашли посмотреть, что там.

— Я не помню, что произошло дальше, — говорит Михаил Яневич. — Наверное, я случайно ухватился за какой-то провод. И тут же отключился.

Зато случившееся хорошо помнит брат Михаила. Он до сих пор не может без содрогания вспоминать этот страшный день.

— Мишу с невероятной силой отбросило на пол, — рассказывает Иван Яневич. — Синтетический свитерок, который на нем был, начал плавиться на глазах. Брат горел и обугливался одновременно. Я начал кричать, звать на помощь…

У Миши были ожоги 73 процентов кожного покрова. Все тело было покрыто струпьями. В первые же дни врачи, чтобы спасти ребенку жизнь, вынуждены были ампутировать ему левую руку. Глядя на страшные мучения сына, мама молилась о его смерти. Конечно, она даже предположить не могла, что ее Миша не только выживет, но и станет успешным экономистом и прекрасным семьянином.

«Я молила Бога, чтобы он либо забрал Мишу, либо облегчил его страдания»

— Предчувствие беды появилось у меня задолго до того, как она случилась, — вздыхает мама Михаила Мария Яневич. — Чувствовалась какая-то необъяснимая тяжесть на душе. А потом начали сниться страшные сны. Один помню особенно хорошо: вспаханное поле, черное, страшное, как будто выжженное… Проснувшись, не могла объяснить себе, что бы это значило. А потом случилась беда. Была как раз Страстная неделя перед Пасхой. Я собиралась на вторую смену. К нам домой прибежали из школы и сказали, что Миша… горит в трансформаторной будке! У меня подкосились ноги. Когда я прибежала к школе, там уже стояла скорая помощь. Сына увезли в Ивано-Франковск, в ожоговое отделение. Когда я увидела его в палате, он весь был забинтованный, видны были только глаза. Три дня он оставался без сознания, на грани жизни и смерти. Бредил, кричал: «Я иду, иду! Я должен перейти мостик. На том берегу святой Николай, он меня зовет…»

В Страстную пятницу Мише отрезали руку: врач сказал, что иначе он не доживет и до вечера. Когда после операции сынок пришел в себя, у него начались такие страшные муки, на которые просто невозможно было смотреть. До сих пор плачу, вспоминая об этом. Я молила Бога, чтобы он либо забрал Мишу, либо облегчил его страдания. Тело сына целиком было покрыто язвами, струпьями. Каждый день после перевязки его привозили чистого, а через несколько часов он уже начинал гнить. Я мисками выносила тот гной…

— Что помогало маленькому ребенку выдерживать такие мучения?

— Я неотлучно была рядом с ним. Говорила, отвлекала. Он все время просил меня читать ему рассказы, сказки. Проведывать Мишу приходили только самые близкие — отец, крестная, брат Ваня. Больше он никого не хотел видеть. О том, что ему отрезали ручку, Миша узнал только через несколько месяцев. Я все не знала, как ему сказать. А потом он заговорил о школе, начал мечтать о том, как вернется из больницы, как полезет на дерево и будет собирать липовый цвет. «Как же ты, сыночек, полезешь? У тебя ведь ручки нет…» «Как это… нет ручки?» — ужаснулся Миша. «Врачи отрезали ее, чтобы ты мог жить. Но ты не переживай, мы тебе постараемся новую ручку сделать». Я говорила, чтобы успокоить его, хотя понимала, что это невозможно. А потом начались операции. С ножек Мише пересаживали кожу на лицо, на туловище… За год он пережил тринадцать операций.

Трагедия разделила жизнь мальчика надвое. Даже в прямом смысле — правая сторона его тела практически не пострадала, если не считать того, что вместо пальцев у него остались только небольшие сросшиеся от шрамов отросточки. На левой половине не было руки, уха. Глаз и рот были опущенными. Все тело покрыто страшными рубцами. Кроме того, на голове мальчика образовалась большая проплешина, на которой не росли волосы. Ребенок должен был постоянно носить кепку.

— Взрослые люди сторонились его, а маленькие дети, глядя на сына, начинали плакать, как только он подходил, — вытирая слезы, рассказывает Мария Яневич. — Мише было трудно осознать, что он стал не таким, как все. Ему, конечно, было больно, обидно. Он начал сторониться людей, стал замкнутым. Когда домой приходили гости, он прятался.

— Труднее всего было в школе, — вспоминает Михаил. — Чтобы прикрыть лысину, я все время ходил в кепке. Одноклассники смеялись надо мной, дразнили «калекой», «безруким», «зішкварком». Бывало, толкали, пробовали ударить. Старшим давал сдачи, от младших приходилось терпеть — маленьких ведь обижать нельзя. В колледже, а потом в университете девушки брезговали сидеть со мной за одной партой, отсаживались.

— Как же вы все это выдержали?

— Я еще в детстве понял, что начнешь принимать близко к сердцу оскорбления — накатит депрессия, отчаяние. Я брался за сложное, иногда невозможное. И побеждал.

— Миша поражал нас своим упорством, — признается Мария Яневич. — Он изобретал разнообразные приспособления, чтобы не зависеть от чужой помощи. Научился писать и рисовать, держа зубами кисточку и карандаш. Потом придумал натягивать на правую кисть резинку, засовывать под нее ложку и самостоятельно есть. Я и сейчас, бывает, предлагаю ему помошь — застегнуть пуговицы на рубашке, что-то поправить. Ответ всегда один: «Не надо, мама, я сам». И он действительно все может сам. Кроме того что работает, помогает жене по дому, в огороде, играет с ребенком.

«Мама год не могла смириться, что у ее дочки, которую окружало столько кавалеров, — и вдруг такой избранник»

— Я окончил художественную школу, мои картины даже на выставку брали, — говорит Михаил. — Но в Художественный институт решил не поступать. Пошел на экономиста — это практичнее. Окончил Камянец-Подольский планово-экономический техникум, потом — (с красным дипломом!) Тернопольский экономический университет. Защитил кандидатскую диссертацию. Мне нравилось доказывать самому себе, что, несмотря на мою внешность, я успешен и многое в жизни могу сделать.

— Например, познакомиться с красивой девушкой? — спрашиваю я, глядя на красавицу жену Михаила Ирину.

— Мы познакомились в автобусе — сидели на соседних сиденьях, разговорились. Ира покорила меня своей искоркой — она такая веселая, позитивная, просто лучится радостью и светом. Я попросил ее номер телефона.

— Не боялись, что откажет?

— На тот момент я был уже закаленным. Как раз незадолго до того меня бросила девушка. Опять-таки из-за внешности. Поэтому я был готов к еще одному отказу, но все же решил рискнуть. Всегда лучше попробовать, чем потом жалеть, что не сделал этого.

— А у меня в то время был парень, — смеясь, рассказывает Ирина. — Мы, правда, как раз поссорились, но все же! Я решила не писать случайному попутчику свой номер, а просто один раз назвать. Запомнит — его счастье… Миша запомнил. Но в тот же вечер не стал звонить — выждал неделю и пригласил на прогулку по вечернему Тернополю. Было очень романтично.

— Ира, не могу не спросить. Вас не смутили увечья вашего нового ухажера?

— Во-первых, я медик и к таким вещам вообще отношусь довольно спокойно. Во-вторых, была зима, Миша был в шапке, куртке. Я видела только, что у него шрамы на лице. Только на третьем свидании, когда мы пошли в кафе, он, снимая куртку, сказал, что покажет мне одну свою особенность. И тут я увидела, что у него нет руки. Конечно, удивилась, но виду не подала. С ним было так интересно! Чем больше мы встречались, тем больше он мне нравился. Какие устраивал сюрпризы, праздники! Расскажу о двух случаях. Один раз он, сославшись на занятость, попросил меня зайти в камеру хранения и забрать документы, которые там лежат на его имя. Я пришла и оказалось, что там был… букет для меня. В другой раз он пришел на свидание с гвоздиками. Подарил мне их, посмотрел на меня, отобрал цветы и отдал проходящим мимо девчонкам. Я оторопела, обиделась, а Миша вдруг исчез. Вернулся с шикарным букетом и вручил мне со словами: «Просто гвоздики были тебе не к лицу».

А предложение руки и сердца — это вообще было нечто! На то время мы уже жили вместе, снимали комнату в общежитии. Я ждала его из университета, хлопотала по дому, пыталась приготовить ужин на общей кухне. Захожу в комнату — а там все уставлено зажженными свечами, играет музыка. На столе стоит ваза с фруктами, и у одной из черешен ножка продета сквозь кольцо… Ну разве можно было устоять?

— Наверное, вы не надеялись, что Миша найдет себе такую жену? — спрашиваю у мамы Михаила.

— Конечно, я вообще не ожидала, что он устроит личную жизнь, тем более что моя невестка будет такой хорошей, красивой и любящей, — говорит Мария Ивановна. — Она ведь не жалеет Мишу, она его уважает и действительно очень любит.

— А как на ваш выбор отреагировала ваша семья? — интересуюсь у Ирины.

— Мама год не могла смириться. Просто не понимала, как у ее дочки, которую окружало столько кавалеров один краше другого, — и вдруг такой избранник. Она и плакала, и просила меня, мы ругались. Я доказывала, что мне безразлична его внешность, что я живу не с рукой и не со шрамами, а с человеком. Ответственным, умным, заботливым. Который может порадовать улыбкой, сварить утренний кофе, побежать в ночную аптеку на другой конец города, когда мне плохо.

Маме помог священник, к которому она обратилась за советом. Он сказал: «Не вы руководите, а Господь. Никто не знает, какие испытания нам уготованы. Наше дело — только принимать их…» И мама приняла. Тем более когда убедилась, что Миша вовсе не калека, за которым нужно ухаживать. Он независим, самодостаточен, работает на нескольких работах и полностью обеспечивает семью. Более того, постоянно учится, читает бездну полезной литературы, ухитряется помогать другим. Например, взялся женить своего брата. От его имени дал объявление о знакомстве, сам отвечал на звонки, отбирал достойных претенденток… Сейчас Ваня женат и очень счастлив.


*"Миша вовсе не калека, за которым нужно ухаживать. Он независим, самодостаточен и полностью обеспечивает семью", — говорит о муже Ирина (на фото — с сыном Павлом) (фото автора)

«Хочу обнять сына двумя руками. Крепко-крепко…»

Два года назад Ирина и Михаил стали родителями. Их сын Павел — совершенно уникальный ребенок. Не по возрасту серьезный, но при этом дружелюбный и улыбчивый. Малыш совершенно поразил меня своими знаниями. Например, он… говорит по-английски. Не просто знает буквы и цифры, а с упоением рассказывает о деталях машинки или разноцветном леденце, которым его угостила мама.

— Я не занимаюсь с сыном специально — не хватает времени, — говорит Михаил. — Просто стараюсь дома общаться с ним по-английски. Недавно мы начали ставить ему арабские и китайские мультики, песенки. Павлик уже знает много слов из этих языков, но тут мы, к сожалению, не можем поддержать с ним разговор. Зачем это нужно? Просто полезно для цепкости памяти.

— Михаил, я знаю, что именно из-за сына вы стали всерьез задумываться о пластической операции и даже обратились на программу «Говорит Украина» с просьбой помочь вам.

— Я всегда мечтал стать таким, как все. Чтобы меня не пугались дети, чтобы люди не тыкали в меня пальцем, чтобы я мог фотографироваться не только в профиль. Но я знал, что пластическая хирургия — это баснословно дорого. Мне столько за всю жизнь не заработать. А если бы и заработал, у меня есть семья, и я не смогу забирать у них кусок хлеба, чтобы оплатить себе лечение. Пока у меня не было сына, я еще мог жить таким, как есть. Жена, родные ко мне привыкли. Работаю я в основном дистанционно, так что это тоже не проблема. А вот Павлик… Он уже стал замечать, что папа не такой, как все.

Чем старше будет мой сын, тем острее он будет это ощущать. Я не хочу, чтобы из-за меня он чувствовал какую-то ущербность. Поэтому обратился на ток-шоу «Говорит Украина», рассказал свою историю, спросил, могут ли мне помочь. Нас пригласили на проект, во время которого случилось настоящее чудо: известный пластический хирург Ростислав Валихновский согласился сделать мне все операции бесплатно! Первая уже сделана: он пересадил мне с живота часть кожи на шею, благодаря чему я теперь могу наклонять голову.

— Я запланировал целый ряд операций Михаилу, — рассказал «ФАКТАМ» заслуженный врач Украины, вице-президент Всеукраинской ассоциации пластических, реконструктивных и эстетических хирургов Украины, хирург высшей категории, кандидат медицинских наук, личный врач президента Украины (2005—2010 гг.) Ростислав Валихновский. — Мы сформируем ему мочку правого уха, а также, взяв хрящевую ткань из ребер, вырастим на руке ушную раковину и пересадим новое левое ухо на место. Специальными приспособлениями, которые имеют баллонную структуру, будем вводить раствор в кожу головы с волосяным покровом, растягивая ее. Потом уберем зарубцевавшуюся ткань головы, соединим ткани с волосяным покровом друг с другом, таким образом ликвидировав облысение. Рассечем срощенные пальчики на правой кисти, чтобы они стали функциональными, поднимем внешний угол левого глаза, чтобы Миша мог нормально видеть, и сделаем пластику брови. После этого отшлифуем все рубцы на лице, шее, туловище и проведем татуаж этих участков, сделав их того же цвета, что и остальная кожа. Я планирую провести все эти операции в течение года и уверен, что Михаил будет реабилитирован с нулевой точки, где он сейчас находится, на девяносто процентов. То есть его внешность практически будет неотличима от внешности любого здорового человека.


*Известный пластический хирург Ростислав Валихновский планирует бесплатно сделать Михаилу целый ряд операций

— На ток-шоу вы сказали, что стоимость всех этих операций — около 40 тысяч долларов. Невероятно, что вы согласились делать их бесплатно незнакомому человеку и потратить на это едва ли не целый год!

— Нам хватает денег, чтобы иметь возможность помогать таким людям, как Михаил, — сильным, целеустремленным. Кроме того, показывая на передаче «Говорит Украина», с которой мы сотрудничаем очень давно, качество своих услуг, мы опосредованно привлекаем новых клиентов. А благодаря им можем снова и снова помогать людям, не имеющим средств на пластическую хирургию. Получается настоящий круговорот благотворительности — это работает во всем мире.

Ростислав Валихновский обещает подготовить культю ампутированной руки Михаила под новый протез. Однако его покупка ложится на Мишины плечи. Стоимость функционального бионического протеза — 420 тысяч гривен. Из них у Михаила собрано пока только 15 тысяч. Помочь со сбором средств пообещала Всеукраинская общественная организация «Жінки за зміни».

— Я от всего сердца благодарю Ростислава Любомировича, журналистов, всех, кто согласился мне помочь, — улыбается Михаил. — Если бы вы знали, как я жду своего перевоплощения! Мечтаю отыграть с Ирочкой настоящую свадьбу (мы ведь просто расписались, никого из гостей не звали), сделать красивую свадебную фотосессию. А еще мечтаю, как все папы, подбрасывать своего сыночка в воздух — и ловить. И обнять его двумя руками. Крепко-крепко…

P. S. «ФАКТЫ» будут следить за судьбой своего героя. Те, кто хочет помочь Михаилу Яневичу собрать деньги на бионический протез, могут сбрасывать деньги на его счет. «ПриватБанк» 4149 4978 1597 1355.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Лекарства так подорожали, что скоро их впору будет дарить друг другу на Новый год.

Версии