Валерий Ананьев

Покой им только снится

Валерий Ананьев: "К концу путешествия подошвы до того стерлись, что я чувствовал каждый камешек на дороге" (фото)

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

27.09.2017 7:15 1632

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Ветеран АТО за 68 дней прошел пешком по Франции и Испании до Атлантического океана

— Поход по Франции и Испании я начинал, будучи русскоязычным, но в пути перешел на украинский язык — в этом вы можете убедиться, посмотрев репортажи, которые я записывал в дороге, отправлял в Киев друзьям, и они выкладывали эти путевые заметки на мою страничку в «Фейсбуке», — говорит ветеран АТО 24-летний Валерий Ананьев, служивший в десанте. Недавно он вернулся из путешествия: прошагал с тяжеленным рюкзаком 1800 километров по маршруту Эль Камино де Сантьяго — это популярный среди христиан паломнический путь к могиле святого Иакова в Испании. — Поначалу считал, что лучше говорить на хорошем русском языке, чем с речевыми ошибками на украинском. Но почувствовал, что нелепо выгляжу, когда рассказываю во Франции о российской агрессии по-русски. Еще меня к переходу на украинский язык подтолкнул пример французов — они с большим пиететом относятся к своей культуре: почти все песни на радио, фильмы на телевидении французские. Я наматывал километры с рюкзаком за плечами и все время размышлял, а в безлюдных местах нередко кричал (так снимал эмоциональное напряжение, с которым вернулся с войны). Слова, звучавшие в голове и произносимые вслух, переводил на украинский, периодически приходилось заходить с мобильного в Интернет, чтобы найти нужное слово. К вечеру мой мозг чуть ли не закипал от напряжения, но я не отступал. Уже через несколько недель стал думать и говорить на украинском языке.


Вопросы Валерию Ананьеву мы задавали на его встрече с публикой в столичном коворкинге (многоцелевом общественном заведении) «ПеремогаSpace».

— Как вам пришла идея отправиться в столь протяженное — 1800 километров — пешее путешествие, и почему вы выбрали путь христианских паломников к могиле святого Иакова?

— Начну с того, что в 2014 году, когда на Донбассе шли кровопролитные бои (линия фронта за сутки, бывало, перемещалась километров на 40), я получил на фронте несколько ранений и контузий, но в госпиталь не ложился — был нужен на передовой, поэтому решил: пока могу ходить, останусь в строю, — говорит Валерий Ананьев. — Кстати, сепаратисты тогда даже объявили награду за мою голову. Из-за этого я взял псевдоним «Ананьев», которым пользуюсь до сих пор.


*Когда началась война, Валерий Ананьев (слева) служил по контракту в десантной бригаде

Я остался в своей десантной бригаде и когда война стала окопной. Время шло, последствия контузий и ранений все больше давали о себе знать. Особенно сильно изводили приступы головной боли. В конце концов решил обратиться к врачам. Меня продолжительное время лечили, ведь оказалось, что повреждена кора головного мозга, к тому же стал плохо слышать и ухудшилось зрение. Закончилось тем, что уволили из армии. Так осенью прошлого года я стал гражданским человеком. Врачи прописали дорогостоящие лекарства, которые не только опустошали мой кошелек, но и вгоняли в заторможенное состояние. Если я прекращал их принимать, примерно раз в месяц-полтора у меня происходили приступы — терял сознание, затем неделю очень плохо себя чувствовал.


Передо мной стал выбор: продолжать сидеть на таблетках или отказаться от них. Решил больше не принимать препараты. Почувствовал: чтобы прийти в себя, нужно отправиться в зарубежную страну, где у людей другие проблемы. Я далек от религии, но слышал о паломническом маршруте Эль Камино де Сантьяго
(его еще называют «Дорога святого Иакова». — Авт.). Подумал, почему бы не пройти его? До этого ни разу не был за границей. Минувшей зимой оформил биометрический загранпаспорт. Стал собирать информацию о предстоящем маршруте. Узнал, что летом там бывает уж слишком жарко, поэтому запланировал старт на осень.

— Но ведь вы начали поход в разгар лета. Что заставило изменить планы?

— Введение безвизового режима для граждан Украины и злобный «вой», который поднялся по этому поводу в российских средствах массовой информации. Они вбивали в головы своей аудитории, что безвиз — фикция. Мол, у украинцев на границе будут тщательно проверять багаж, требовать кипу всяческих документов, наличие больших сумм денег. Меня озадачило, когда услышал, что мои друзья клюнули на эту пропагандистскую риторику и начали пересказывать тенденциозную информацию как правдивую. Ну что же, думаю, проверю на себе безвизовый режим и расскажу о своем опыте всем желающим. Ради этого решил сделать свой проект публичным: готовить в дороге репортажи и выкладывать их в «Фейсбук». Для осуществления такой задумки понадобилось взять с собой дополнительную аппаратуру, ноутбук, квадрокоптер.

— Соответственно, вес поклажи значительно возрос.

— Конечно, рюкзак весил девятнадцать с половиной килограммов. Когда я предложил поднять его одному молодому паломнику из Бельгии, парень был поражен, ведь его вещи весили вдвое меньше. Кстати, за пять лет в армии я научился правильно подбирать вещи в дорогу. Мое путешествие к Атлантическому океану по пути Эль Камино де Сантьяго показало, что у меня было с собой все, что нужно в пути, и не оказалось ни одного лишнего предмета. Использовал не туристический, а армейский (тактический) рюкзак.

— Какую обувь выбрали?

— Тоже армейскую — ботинки словацкого или чешского производства. Точно в таких же я воевал. Ботинки выдержали 1800 километров пути, значительная часть которого проходила по бездорожью. Правда, к концу путешествия подошвы порядком стерлись, и я стал чувствовать камешки на дороге.

— Ну и каким же оказался безвиз в действительности?

— Когда прилетел в Париж, приготовил перед паспортным контролем документы, деньги (все это держал в руках на случай проверки). Но меня лишь попросили предъявить паспорт, поставили штамп — на этом все! Так же просто прошли границу остальные пассажиры самолета, на котором я прилетел.

Если честно, я считал, что архитектура городов мне неинтересна — хотелось увидеть прежде всего природу Франции и Испании. Но один мой друг спросил: «Ты хоть раз был в Париже?» — «Нет». — «Почему же ты утверждаешь, что он тебе неинтересен?» Я прилетел в Париж 15 июня. Неделя ушла на то, чтобы докупить по приемлемой цене вещи в дорогу (в Киеве я не успел приобрести все, что нужно), а также на знакомство с архитектурными шедеврами французской столицы. 22 июня я отправился в поход по пути паломников.

— Начинали с небольших дистанций?

— Нет, с весьма значительной. Первый город, в котором запланировал ночевку, находится в 28 километрах от Парижа. Все это расстояние я прошел за один день. Налегке это было бы непросто, а с моей поклажей и подавно. Признаться, пожалел, что сразу, не адаптировавшись к большим нагрузкам, прошагал 28 километров, — наутро у меня болели все мышцы. После этого пришлось ограничиться семью километрами за день. Но с каждым днем я все наращивал дистанцию. Это было тяжело не только физически — приходилось превозмогать сильную боль в коленных суставах, которые стали воспаляться. На ступнях возникали потертости.

После восьми-десяти часов пути у тебя нет сил даже на эмоции. Тем более что почти все время стояла изнуряющая жара. Если дорога была пустынной, шел с закрытыми глазами — это позволяло экономить энергию и хоть немного отдохнуть. Однажды шагал с закрытыми глазами и налетел на автомобиль — я не услышал его. Хорошо, что водитель решил на всякий случай остановиться, и я просто уткнулся в машину.

Принимал таблетки и пользовался согревающей мазью, чтобы снять воспаление в коленных суставах, однако избавиться от боли долгое время не удавалось. Кроме того, сводило судорогами икроножные мышцы. Шел, превозмогая боль, пока в буквальном смысле не валился с ног.

Когда был в состоянии полного изнеможения, приходили важные мысли о том, как психологически адаптироваться к мирной жизни. Тут следует сказать, что война ломает в человеке систему ценностей. Например, убийство ты привык воспринимать как страшную трагедию. На войне смерть становится повседневной реальностью. Тебе приходится там делать вещи, с которыми затем трудно жить. Собирать по частям тела парней, с которыми шел в бой… Эти реалии вытравливают в тебе важные чувства, оставляя злобу. Она доминировала во мне, когда я вернулся на гражданку. В путешествии я понял, что опыт, полученный на фронте, нужно научиться использовать в мирной жизни. Если это удастся, то уйдут и психологические проблемы.

Могу ли я рекомендовать всем ветеранам повторить мою затею с дальним походом? Вряд ли, ведь одному это может подойди, другому нет. Я верю, что провидение подсказывает нам, что делать. Важно следовать этим подсказкам.

Примерно после 800 километров пути боли в коленях, судороги мышц и потертости на ступнях перестали меня терзать. Я так втянулся в походную жизнь, что на завершающем этапе путешествия проходил по 60 километров в день.

— Где ночевали?

— Пока шел по Франции — в церквах, у священников, просто у отзывчивых людей. Хозяева угощали меня ужином, завтраком, давали еду с собой, и это позволяло экономить деньги. В Испании столкнулся с другими реалиями: предоставление услуг паломникам там — бизнес с изрядными расценками. Дело в том, что в этой стране паломничество стало массовой модой (об этом мне говорили сами испанцы). Вот показательный пример: иду вдали от цивилизации по горной тропинке, населенных пунктов поблизости нет, по склонам прыгают дикие козы. Мне нужно, извините за подробности, припудрить тальком опрелости на теле. Для этого надо снять шорты и трусы. Но вот незадача — куда ни посмотришь, наталкиваешься взглядом на путешественников-богомольцев. Далеко не все проходят весь маршрут сразу — разбивают его на несколько лет. Скажем, один раз прошел 200 километров, на следующий год — еще столько же… На пилигримах стараются нажиться, причем тон в этом задает церковь.

Кстати, когда устраивался на ночлег в испанских гостиницах, нередко просыпался весь искусанный клопами. Спастись от них можно было, обработав перед сном постель специальным средством. А чтобы гарантированно избежать нападения этих насекомых, нужно спать в палатке. Я так не раз поступал.

— Чем питались в дороге?

— Моим основным продуктом были яблоки. Срывал их с деревьев. В Испании яблоки не особо вкусных сортов, поскольку они предназначены для приготовления сидра. Срывал также лимоны, апельсины, мандарины, манго, кукурузу — все, что попадалось по пути.

— В пути возникали опасные ситуации?

— Я всячески избегал конфликтов. Но однажды пришлось урезонить двоих мужчин. Я в той ситуации повел себя неправильно — ответил агрессией на агрессию.


*Валерий Ананьев на берегу Атлантического океана

— Что переживали, когда добрались до конца маршрута?

— Я финишировал в городе Финистерра, расположенном на берегу Атлантического океана в северо-западной части Испании. Когда конечная точка маршрута была уже близка, эйфории я не испытывал. Ведь главное для меня в этом путешествии — понимание себя, которое пришло благодаря преодолению трудностей в пути. А когда наконец пришел в Финистерру, стоя на берегу океана, почувствовал себя счастливым…

Фото со страницы Валерия Ананьева в «Фейсбуке»

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Муж вычитывает супругу: — Люба, ты обнаглела вообще! Мало того, что заявилась поздно ночью, так еще и в стельку пьяная!.. — Да какая пьяная?! Мы с кумой выпили всего-то по чуть-чуть. Я даже посуду всю перемыла! — Ага! Подсолнечным маслом!!!

Версии