отец и сын Закутные

Мечты сбываются

«Мы везли в чемодане подаренный американским ученым кусочек скелета самого крупного из найденных на Земле древних ящеров и боялись, что нас задержат на таможне»

Мария ВАСИЛЬ, «ФАКТЫ»

24.11.2017 8:45 1307

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

13-летний школьник из Мукачево, больной гемофилией, осуществил свою давнюю мечту — встретился со знаменитым палеонтологом, профессором Чикагского университета Полом Серено

Домой из Америки отец и сын Закутные (оба Андреи) возвращались через Киев и по пути заехали к нам в редакцию. Они были полны впечатлений, но немного устали от перелета и смены часового пояса.

— Днем безумно хочется спать, а ночью не можешь сомкнуть глаз. И главное, Wi-Fi в гостинице на ночь выключают, — пожаловался восьмиклассник. — Но по сравнению с исполнением моей давней мечты — такая мелочь!

13-летний Андрюша лично познакомился с человеком, о встрече с которым давно мечтал, — знаменитым американским палеонтологом, руководителем многих научных экспедиций, профессором Чикагского университета Полом Серено.


*Возвращаясь из Америки домой в Мукачево, Андрей Закутный вместе с отцом заехал в редакцию «ФАКТОВ» и поделился впечатлениями от поездки (Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

«На встречу с профессором из Нью-Йорка в Чикаго мы с папой хотели приехать на велосипедах»

Наукой об ископаемых ящерах мальчик увлекся… лет с трех — после того, как мама прочла ему вслух детскую энциклопедию о динозаврах и показала картинки.

— Скоро я сам научился читать, — рассказывает Андрюша. — Все свое время посвящал только этому. Даже в садик носил свои книжки, потому что остальное мне было неинтересно.

— Моя работа была связана с дальними поездками, — говорит отец мальчика Андрей Закутный, — и отовсюду я старался привезти Андрюше литературу. Ну, и старался брать сына с собой, посещали с ним самые крупные музеи естествознания России и Украины.

— И все-таки ты мечтал о встрече именно с Полом Серено. Почему?

— Это мой кумир. В моей коллекции — кассеты и диски с документальными фильмами о его экспедициях и находках. Я их часто пересматриваю. Есть много теорий по поводу жизни динозавров, но заключения Пола Серено казались мне самыми достоверными. В моем понимании он — палеонтолог, который не фальсифицирует, а создает реальное представление о динозаврах. Я пытался найти ученого, писал на его странице, но долго ничего не получалось. Помогли сотрудники благотворительного фонда «Крона», которые сумели связаться с его сестрами. Ну, а потом, после переписки, Пол Серено сказал, что ему будет интересно со мной встретиться.

— Чем же украинский школьник заинтересовал ученого с мировым именем?

— Думаю, главное, что мы с папой хотели приехать к нему… на велосипедах. Прилететь на самолете в Нью-Йорк и потом преодолеть тысячу миль до Чикаго по дорогам нескольких американских штатов. Возможно, именно это его и заинтересовало, все-таки 1200 километров на велосипеде — это не так легко.

— А почему нельзя было купить билет на внутренний рейс?

Отец и сын объяснили, что велопробег по Америке должен был стать финальным в задуманной ими серии. Первый веломарафон они совершили летом прошлого года из Мукачево в Берлин (расстояние 1350 километров). Второй — нынешним летом, из Мукачево в Мариуполь (1600 километров). Путешествие по Штатам должно было стать третьим…


*Андрей с профессором Полом Серено. «Пол — простой и открытый. И сразу видно, что не кабинетный ученый — с загорелым лицом и сильными руками. Ведь в экспедициях ему приходилось махать киркой по десять часов в день», — говорит мальчик

«Кровоостанавливающий препарат пришлось через друзей доставать в Европе»

Когда Андрюше исполнилось полтора года, медики обнаружили у него гемофилию — редкое заболевание, связанное с несвертываемостью крови. Оно передается по женской линии, но болеют им только мужчины.

— Для меня это был удар, — вздыхает отец. — Все-таки для любого мужчины мальчик — это наследник. Мечтаешь, как будешь вместе с сыном ездить на рыбалку, гонять в футбол. И тут все это нужно было исключить.

Для начала мы запретили в семье слово «инвалид». И предложили сыну заняться плаванием. Он, кстати, показывал неплохие результаты. А когда Андрюша увлекся наукой, подумали: отлично, пусть будет наука. Как вдруг однажды сын предложил мне: «Папа, давай на мой день рождения съездим в Берлинский палеонтологический музей на велосипедах». Я растерялся. Ведь даже не знал, что он умеет кататься. Оказывается, его научила старшая сестра. А ведь это травмоопасно и с его болезнью так рискованно!

— У меня действительно было ощущение неполноценности, — смущенно признается подросток. — И я решил показать на своем примере, как люди с ограниченными возможностями могут осуществлять свои мечты. Если человек верит в тебя, то его поддержит любой. Я очень благодарен, что папа меня поддержал.

— Знакомые крутили пальцем у виска: мол, не морочьте голову, садитесь на поезд и поезжайте, — продолжает папа мальчика. — Но я подумал: есть детская прихоть, а есть мечта. Прихоть можно перетерпеть, а мечту — нельзя.

40-летний мужчина, с детства не садившийся на велосипед, и 12-летний мальчик, едва освоивший двухколесного коня, стали тренироваться. Преодолевали по 50—60 километров в день — по проселочным дорогам, лесным тропам и пересеченной местности. И неизвестно, кому было тяжелее — взрослому или ребенку.

— Иногда я думал: «Хоть бы он отказался от своей затеи!» — говорит Андрей-старший. — Видел, как сын уставал. Но он не отказался.
Организация велопробега — оформление виз, бронирование отелей — тоже стоила много хлопот. Но в итоге все удалось.

— Правда, два раза, в Вене и Праге, пришлось ночевать на скамейке на улице, — улыбается мальчик. — Но у нас были спальные мешки. Преодолевали по 120—130 километров в день. В последний день, когда до Берлина оставалось 178 километров, очень хотелось добраться поскорее. Тем более что там нас ждали мама и сестра. Они поехали в Германию на автобусе. Нам помог… дикий кабан. Навигатор вел нас по каким-то дебрям, и тут из-за кустов выбежал огромный зверь. (Смеется.) Мы как закрутили педалями!

Засмеявшись, Андрей-старший обнял сына:

— Честно говоря, после преодоления всех этих трудностей я стал гордиться сыном. Отправился путешествовать с мальчишкой, а закончил с настоящим мужчиной.

Второй велопробег — до Мариуполя, еще более длительный по расстоянию — отец и сын назвали «За мир на украинской земле». Раньше семья жила на востоке страны. Уехала оттуда за два года до начала войны.

Марафон до Мариуполя закончился благополучно. А вот во время пешеходно-лыжного похода по Карпатам протяженностью 400 километров папе пришлось немало поволноваться…

— Андрей упал, когда ехал на лыжах, и ударился коленом, — вспоминает отец. — Раны не было, но при гемофилии очень опасен гемартроз — внутреннее кровоизлияние в сустав. В таких случаях надо сразу, в течение двух часов, колоть кровоостанавливающий препарат. Но у нас его не было.

— Почему?

— В районной поликлинике, к которой мы прикреплены, его на руки не выдают: мол, если поранитесь, приходите и мы вам уколем. Потом оказалось, что препарата в поликлинике вообще не было. В знак протеста семьи гемофиликов даже голодали под горадминистрацией. А мы тогда, в походе, натерпелись страху. Достали препарат через друзей в Европе.

«Пол пригласил меня в свою огромную, в три этажа, лабораторию. Думаю, там находится тонн пятьдесят окаменелостей»

В свой третий веломарафон — по США — отец и сын Закутные должны были отправиться в октябре. С получением виз и покупкой билетов им также помог украинский благотворительный фонд «Крона». Но проехать по Америке на велосипедах в итоге не удалось.

— Подкачала погода, — объясняет отец. — В горах Пенсильвании выпал снег, и рисковать не хотелось. Я решил перенести мероприятие на весну. Сын, конечно, очень расстроился. Но тут вдруг оказалось, что день встречи с ученым уже утвержден и нужно четко следовать графику.

Тогда родители решили устроить мальчику сюрприз. Отец сказал, что нужно по делам съездить в Киев.

— В шесть часов утра меня полусонного повезли в аэропорт, — вспоминает Андрюша. — То, что мы летим в Америку, сообразил лишь над Атлантикой.

— Андрей, расскажи, ты остался доволен встречей?

— Просто невероятно. Когда мы подъехали к университету, я так нервничал, что просил сопровождавших: «Давайте поедем обратно, пожалуйста». Меня, конечно, никто не слушал. Но, когда я увидел Пола, все страхи улетучились. Пол выглядел немного старше, чем в фильмах (на днях профессору исполнилось 60 лет. — Авт.). И видно, что он совсем не кабинетный ученый — с загорелым лицом, сильными руками. Ведь ему приходилось махать киркой по десять часов в день! Мы общались через переводчика. Он мне очень понравился — простой и открытый. Пол рассказал много чего интересного. А потом пригласил в свою огромную, в три этажа, лабораторию. Думаю, там находится тонн пятьдесят окаменелостей.

— Какие самые интересные экспонаты?

— Например, одна из самых невероятных находок — около полуметра окаменелой шкуры майазавра. Это было молодое животное, максимум четыре метра в длину. Но толщина шкуры на брюхе достигает трех сантиметров. А ведь майазавры вырастали до 13 метров, и шкура становится толще и толще. Сравните: у самого крупного крокодила защитный слой кожи всего полсантиметра. Ценность находки в том, что по ней мы можем судить о текстуре чешуи или оперения. Но шкура динозавра — большая редкость, так как растворяется первой. Эта окаменелость чудом сохранилась в мягких слоях болот в штате Вайоминг.

Есть там и потрясающая находка из Марокко — скелет спинозавра, огромного ящера с гребнем на спине, большим, как парус. Его длина достигала 18 метров, а область рта — до девяти. Это мой любимчик с детства.

А еще нам показали три скелета динозавров, о которых даже не рассказали научному сообществу! Они только привезены из экспедиций, официальная наука о них не знает. Я был одним из первых людей, которые его увидели! — с гордостью воскликнул юный палеонтолог. — Самая редкая находка в коллекции ученого — цельный скелет, найденный в позе, в которой он умер. Представьте, минимальное давление земли на глубине двух метров (а примерно на такой глубине его нашли) может достигать 14 тонн. Учитывая, что земля искажается, слои меняются, пласт, где лежит скелет, может сломаться пополам и расползтись на десятки километров. А он пролежал целиком 65 миллионов лет.

— Вам разрешали фотографировать?

— Да, почти все. Больше того, на прощание профессор даже… подарил мне осколок позвонка самого огромного животного в истории — из семейства зауроподов. Взрослая особь длинношеего ящера достигала 35 метров. Но поскольку они доживали до 300—400 лет и каждый год «добавляли» минимум по 20 сантиметров, то могли расти и до 60 метров.

— Так у тебя есть кусок кости этого зверя?

— Да. Он еще не получил названия. Мы боялись, что нас с ним задержат на таможне. Поделились опасениями с профессором, но тот в ответ рассмеялся: «Скажите, что подобрали на улице кусок камня. Да и все…»

Кроме похода в Чикагский университет отец и сын за неделю успели увидеть кое-что еще. С помощью консула Украины по культурным связям Евгения Дробота встретились с представителями украинской диаспоры, поездили по городу.

Весной они снова собираются в Америку. Задуманный велопробег нужно совершить обязательно.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Лекарства так подорожали, что скоро их впору будет дарить друг другу на Новый год.

Версии