Интервью со звездой Наедине со всеми

Оля Полякова: «Меня дразнили и шваброй, и жирафом, и палкой, и доской»

16:20 6 марта 2018   2736
Оля Полякова
Лилия МУЗЫКА, «ФАКТЫ»

Оля Полякова — одна из самых эпатажных певиц украинского шоу-бизнеса. Длинноногая суперблондинка, как она сама себя называет, завоевала публику простоватыми песнями «Шлепки», «Люли», «Первое лето без него», «Бывший» и яркими образами. Высокая красавица (ее рост 180 сантиметров) выходит на сцену в стилизованных купальниках и коротких юбочках, украшая голову огромными головными уборами. Певица закончила Консерваторию имени Чайковского в Киеве по классу оперного вокала и обладает диапазоном голоса в три октавы. У Оли с супругом две дочери, Полякова успешно совмещает личную жизнь и карьеру. Она является тренером проекта «Лига смеха», сама обладает чувством юмора и за словом в карман не лезет. В этом «ФАКТЫ» убедились во время интервью.

— Оля, признайтесь честно, хотелось получить титул «Самой красивой»? Зачем он вам?

— Я-то всегда знала, что красива, родители мне об этом еще с детства говорили, муж каждый день повторяет. А теперь имею официально подтвержденный документ — самая красивая в стране. Теперь могу качать права.

— И что требует самая красивая жена у мужа?

— О Боже, я уже давно у мужа ничего не прошу. Это он у меня просит.

— Как нога вашего мужа? Он уже восстановился после перелома?

— Вадик хромает, но уже скачет и готовится ехать кататься на лыжах. Он у меня удивительный человек. Даже когда есть проблемы, у него всегда все шикарно. Во время зимнего отдыха на Шри-Ланке упал с мопеда, ободрал себе руки-ноги. Я его ругала, а у него все было отлично. На следующий день снова пошел кататься. И уже упал так, что сломал ногу. Я ему сказала: «Теперь сиди и не жалуйся, если хоть что-то попросишь, прибью». Так и сидел молча (смеется).

Когда 14 лет назад мы впервые отправились на горнолыжный курорт, он очень меня удивил. Я с детства уверенно стою на лыжах, а он — вообще никак. Я себе каталась на склонах, а он в лягушатнике учился с инструктором. Подъезжаю, смотрю, а инструктор — итальянский красавец, спортсмен, чемпион своей страны по горным спускам. Говорю будущему мужу: «Зачем тебе такой крутой тренер, ты можешь себе любого взять, такой мне нужен» и потащила красавца на «красную» трассу. Вадик за нами, чтобы меня не упустить из виду. Когда мы спускались, Вадик не отставал, падал, катился кубарем. Вниз он добрался весь побитый и с одной лыжей. Вот так я научила его кататься.

— А все-таки, что красота для вас значит?

— Для женщины, конечно, важно иметь приятную внешность. Но это ее счастливой не делает. Сколько на свете красавиц, которые всю жизнь мучаются от одиночества, все деньги тратят на психотерапевтов и заканчивают жизнь очень печально. Думаю, счастье женщины зависит от многих факторов. Очень важно иметь любящего отца. Тогда девочка подспудно ищет себе мужа, который так же, как ее отец, будет любить и восхищаться ею. Доказано психологами, что именно отец закладывает с детства нашу поведенческую модель. Если отец бил, орал и ругался, то женщина будет искать такого же идиота, она так привыкла. У моих девочек очень хороший отец. И за это ему можно многое простить.

— Вы следите за своей красотой и здоровьем, даже завели собственные огород, теплицу и ферму, питаетесь исключительно собственными продуктами.

— Не могу сказать, что питаюсь правильно, я и «Макдоналдс» полюбляю. Не фанатею по поводу еды. Я бы очень хотела больше заниматься собой, но не хватает времени. К тому же наличие двоих детей корректирует мой график. Признаюсь, люблю вкусно поесть. Считаю, что люди с хорошим аппетитом и работают хорошо. Кстати, когда мужчины хорошо едят, они хорошо занимаются любовью.


* Оля Полякова — одна из самых эпатажных певиц украинского шоу-бизнеса

— Огород и ферму я завела для детей, — продолжает Оля Полякова. — Когда у меня появилась старшая дочь Маша, возникли проблемы с ее кормлением. Я очень переживала по этому поводу, думала, чем же кормить ребенка, чтобы в продуктах не было химии. Сначала на даче завела коз и разбила небольшой огород. Меня так затянуло это. Одна козочка привела вторую, третья — еще двоих. Со временем у нас стало 30 коз. Огород тоже разрастался, построили теплицу. С ранней весны до поздней осени мы едим свои овощи. А в этом году я решила теплицу отапливать. Вы бы видели, какие там сейчас салаты, огурцы и помидоры! Клубника цветет вовсю, скоро будем урожай собирать.

— Намерены делать на этом бизнес?

— Это все только для нашей семьи. Еще у нас есть около сотни кур, 40 уток, 40 гусей. Птицу коптим, запекаем. Мясо не покупаем вообще. Хотя сама я его почти не ем. Мне больше нравится сыр, который начала делать сама лет восемь назад. Перепортила огромное количество молока, пока подобрала свой рецепт. С каждой партией его вкус меняется, приобретает новые краски. Сыр дозревает в холодильниках под воздействием специальных спор. Сначала была пенициллиновая и голубая плесень. Кстати, если белую корку намочить, она становится оранжевой, сыр приобретает определенный запах. Сыры живут своей жизнью, трансформируются. Получаются и твердые сыры, и мягкие, и тягучие.

— Как успеваете за всем следить?

— Давно этим уже не занимаюсь. У нас есть добрая фея Катя, которая следит за козами и молочной продукцией, делает заготовки так, как я ее научила. За это лето на даче я была всего три дня. Как говорится, куй железо, пока горячо. Пока людям нужна Полякова — им нужно ее дать. Завтра публика захочет какую-то Марию Пупкину, и Полякова на даче еще насидится.

— Ваш папа был дипломатом, родители много времени проводили за рубежом, а вы оставались с бабушкой. Правда, что фактически были предоставлены сами себе и росли хулиганкой?

— Бабушка — врач, она работала с 9 утра до 6 вечера. Особенно на каникулах мне заняться было нечем. Могла делать все, что хотела. Удивляюсь, как наши дети сейчас растут. Вот раньше встал утром, съел, что там было на столе, и весь день слоняешься, где хочешь. Бабушка возложила на меня обязанность кормить кролей. Нужно было три раза в день нарвать им травы. Но я забывала об этом, бегала весь день, а в 5.45 летела домой, срывала возле дома каких-то пару травинок, закидывала голодным кроликам и говорила бабушке, что они все съели. Как эти бедные кролики выжили, не знаю.

— Уже в детстве были заводилой в компании?

— Ой, нет! У меня столько комплексов было: самая высокая в классе и во дворе, худая, сутулая. Очень стеснялась своего роста. Не питала никаких иллюзий по поводу себя. Это сейчас я смотрю старые фотографии и понимаю, что была хороша. Особенно на снимках, сделанных мамой. Тогда я даже хотела порвать их. «Через 20 лет ты будешь гордиться этими фото», — убеждала меня мама. Я как-то очень долго расцветала, была длинной и плоской, не представляющей интереса для одноклассников. Меня дразнили и шваброй, и жирафом, и палкой, и доской. Но лет в
18 все изменилось.

— И вы пошли в модели?

— В Киеве около пяти лет принимала участие в показах дома женского белья (что-то вроде отечественной версии Victoria’s Secret). И мне это нравилось. А потом была учеба в консерватории — желание стать певицей все-таки победило. Я с детства занималась музыкой, закончила музыкальную школу по классу фортепиано. Причем, в семь лет сама записалась туда, просто поставила родителей перед фактом. Как и при поступлении в музыкальное училище. Мама хотела, чтобы я стала врачом, даже забирала мои документы из училища. Но я никого не слушала, потом сама поступила в Киевскую консерваторию. Я верю в судьбу. Уже 20 лет профессионально занимаюсь музыкой. Это моя профессия, и я не случайный здесь человек. По сей день сама прокладываю свой путь. И дочкам ничего не навязываю, советую лишь прислушаться к себе.


* Оля Полякова: «Я дочкам ничего не навязываю, советую лишь прислушаться к себе»

— Старшая Маша очень похожа на вас. Тоже мечтает стать артисткой?

— Она еще в раздумьях, музыкой занимается, но не так усердно. Ей тяжело сидеть за инструментом по три-четыре часа в день, как это делала я. Кроме того, график ее занятий так расписан, что столько времени реально нет.

— Вам пришлось работать очень много, пробиваясь на сцену. Долгое время ничего не получалось.

— Если бы 15 лет назад мне сказали, что придется столько вкалывать, я бы тогда задумалась. Записывала песни, занималась вокалом, пыталась делать серьезную музыку, но не получалось. Песни оставались в столе. Конечно, иногда просто опускались руки и ничего не хотелось. Переводила дух и записывала новые песни, снимала клипы, но кроме нервов и расходов это ничего не давало. Многие начинающие артисты ошибочно думают, что успех в финансировании. Ничего подобного! Если бы все решали только деньги — жены миллиардеров были бы наравне с Бейонс, блистали на мировой сцене. Более того, не решает проблему наличие голоса, таланта, образования, связей.

— Что же тогда срабатывает?

— Судьба и труд. Я все время долбила в одну точку. И добилась своего. Сотрудничая с Мишей Ясинским (генеральным продюсером Secret Service EA), мы придумали образ «рашнстайл». Тогда еще с Россией было все в порядке, телепродюсеры всячески перед ними заискивали, очень любили их актеров, певцов, своих не замечали, а их прямо в попу целовали. Придуманный нами разухабистый образ сработал на всей территории СНГ и судьба изменилась.

— Что сейчас с вашей коллекцией кокошников?

— Я давно в них не выступаю, постепенно они трансформировались в разные стилизованные головные уборы. Четыре года назад, когда выступила на концерте в Москве с трезубцем на голове, закончила с этой куполообразной формой и прекратила концерты в России. Теперь у нас различные венки, короны, из которых стреляют салюты. Кокошники остались в прошлом. Да и шея не выдерживает уже таскать на голове халабуду весом 24 килограмма. Дал о себе знать остеохондроз. Постоянно приходилось обращаться к неврологу, поскольку зажимался шейный отдел позвоночника. Болела спина, кружилась голова, меня тошнило. Слава Богу, что своим поклонникам я нравлюсь и без кокошника.

— В последнее время вы появляетесь на сцене в короне. Намекаете на статус?

— У нас есть народные артистки, заслуженные, примадонны, а королевы в шоу-бизнесе нет. А народ не может без царицы, надо спасать ситуацию. Ну, а если серьезно, наш следующий трек называется «Королева ночи» — как и мое новое шоу, которое представлю во Дворце спорта осенью.

— Надеетесь, что вас отметят музыкальными премиями? Первую награду премии М1 вы получили в номинации «Золотой граммофон» от Русского радио.

— Дома накопилось уже много разных наград. Видимо, пришла пора собирать камни, которые я разбрасывала 20 лет. Впереди еще много работы. Хочется, конечно, получить и «Певицу года», и народную.

— Зачем?

— Я так хочу. Но пока у нас с премиями и конкурсами сложно, вокруг них все время возникают скандалы и обвинения в необъективности. Когда «Шлепки» занимали первые места в чартах, звучали из каждого утюга на радио и караоке-барах, Yuna меня систематически не замечала. Вот это было несправедливо и не объективно. Теперь же я не замечаю их. Впрочем, как и все певицы, заявленные в номинации. На самом деле, очень важно, чтобы страна поддерживала своих артистов, особенно сейчас, когда нет засилья российских звезд и появилось больше возможностей раскрыть себя. Но нет, Yunа не замечает такого артиста, как Олег Винник. У Олега самый высокий рейтинг просмотров концертов по телевидению, он собирает стадионы. Но делают вид, что этого нет. Ждут, чтобы из-за поребрика сказали, что хорошо, а что плохо, кого награждать, а кого травить?

Как этого мальчика Melovin, который выиграл национальный отбор на «Евровидение». Мы можем по-разному к нему относиться, но он представитель нашей страны, давайте поддержим его. У нас обычно происходит так: сначала выбираем со скандалом, потом вроде как поддерживаем, а в случае не призового места поливаем грязью. Несмотря на то что артист сам несет всю ответственность, вкладывает не только свое здоровье, нервы, но и кучу денег. Противно все это, мелко и пахнет комплексом неполноценности. По этой причине даже не хочу участвовать во всяких отборах.

— Вам ведь предлагали, правда?

— Нас приглашали принять участие в отборе. Но готовиться к нему, ставить номер, шить костюмы, записывать песню, оплачивать работу большого количества людей — это огромные расходы. И моя команда посчитала, что расходы должны нести те, кто меня приглашает. Им нужна звезда — получайте. За 50 тысяч долларов! Столько стоит номер — песня от западных авторов и продюсеров, коллектив, костюмы, режиссеры, продакшн, репетиции. Я думаю, это была бы достойная компенсация за то, чтобы стоять на сцене с начинающими артистами и позориться в битве их фан-клубов, выслушивая шутки ведущего и оценочные суждения жюри. В таком формате отбора я точно принимать участие не буду. Если это площадка для начинающих артистов, которые приходят заявить о себе и заодно попытать счастья, то на победу надеяться нечего. Если мы так серьезно относимся к конкурсу, то давайте отдадим эту миссию профессионалам. Не может неопытный певец выдержать такую гонку, даже если он суперталантлив.

Читайте также
Новости партнеров
Загрузка...

— Купил надувную кровать. На 12-ти языках написано: «Купаться запрещено!», а на русском: «При купании держаться за ручки».