Общество Резонанс

«На епархиальном собрании разбирали по косточкам мои посты в «Фейсбуке»

16:02 14 марта 2018   773
Игорь Савва
Ирина ЛЕВЧЕНКО, «ФАКТЫ» (Запорожье)

Воскресная служба 11 марта в храме мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии при больнице № 9 в Запорожье стала последней для ее настоятеля — 55-летнего протоиерея Игоря Саввы. Сразу после ее окончания благочинный округа объявил ему, что служить он здесь больше не будет, а пастве назначат другого священника. И хотя официально называются иные причины отстранения, батюшка и прихожане уверены: все дело в том, что отец Игорь учил паству быть не «послушными агнцами», а истинными христианами и отличать добро от зла. Что не всегда совпадало с официальными убеждениями Украинской православной церкви Московского патриархата.

С семьей настоятеля мы знакомы уже несколько лет — с того момента, как его 15-летняя дочь Мария в душевном порыве отрезала шикарную косу, а на вырученные за это 800 с лишним гривен купила теплые вещи для незнакомого бойца, находящегося в АТО, и передала их через волонтеров. Это было в начале 2015 года. Тогда наши воины испытывали огромную потребность в обмундировании, ведь уходили из дома на войну, по сути, гражданскими лицами. При этом оказалось, что девочка страдает аутизмом. Уже тогда Мария, кроме учебы в общеобразовательной школе, занималась музыкой и вместе с другими волонтерами плела маскировочные сетки для фронта! Ранее с мамой, папой и старшим братом Антонием она выходила на местный Майдан к зданию облгосадминистрации. А спустя год, в марте 2016-го, Машеньку в числе других запорожских волонтеров архиепископ Запорожский и Мелитопольский Лука наградил медалью «Покров Пресвятой Богородицы», о чем рассказывали «ФАКТЫ». И вот такой, казалось бы, неожиданный поворот событий!


*Игорь Савва с дочерью Марией и сыном Антонием

— Решение запорожского архипастыря о вашем отстранении было внезапным или существовали какие-то предпосылки? — обращаюсь к протоиерею Игорю Савве.

— Этот процесс продолжался достаточно долго, даже не три-четыре года. Сейчас, анализируя ситуацию, возвращаюсь к 2004 году, потому что уже тогда наметилась серьезная трещина во внутрицерковных отношениях. Нас, священнослужителей, заставляли агитировать за Януковича и убеждать прихожан голосовать за него, за «правильный выбор» раздавали деньги. Это было 14 лет назад. Кажется, столько времени прошло, но ничего не меняется, мы должны неукоснительно следовать линии УПЦ МП. В какой-то момент мы надеялись на прогрессивные изменения — когда Запорожскую епархию возглавил молодой епископ Иосиф. Но на первом же собрании выяснилось, что подход стал еще жестче. А уже в 2014 году, когда обострилась политическая ситуация в стране, отдаленность церкви Московского патриархата от реальных потребностей общества стала явно заметна. Именно тогда состоялось епархиальное собрание, посвященное моей персоне.

— Наверное, вспоминали и ваши семейные выходы на местный Майдан, и дружбу с патриотически настроенными запорожцами, и посты в «Фейсбуке»?

— Дело в том, что о моей проукраинской позиции как таковой никто открыто не говорил. А вот про «Фейсбук»… Был сделан целый доклад по моим постам. С тех пор нахожусь в каком-то подвешенном состоянии. На всех наших собраниях говорятся такие вещи, в обсуждении которых я по своим убеждениям не могу участвовать. Но нет никакого смысла возражать в той среде, потому что там инакомыслия не приемлют… В общем, я начал избегать этих собраний, что мне и ставится в вину.

— Вам каким-то образом сообщали, что вы «идете не в ногу» с остальными священнослужителями?

— При любом удобном случае, на каждом собрании указывали на политизированность позиции. Но церковь не должна закрывать глаза на то, что происходит! Это означает, что она обязана видеть — где добро, а где зло, где за Бога, а где — против Бога. Церковь должна обличать зло и поддерживать добро.

— Даже удивительно, что вашу дочь Марию наградили церковным орденом за душевный подвиг, то есть церковь оценила патриотический поступок.

— Предполагаю, что это был элементарный пиар-ход, чтобы как-то защититься от обвинений в антиукраинской позиции. А дочка вспоминает о другом факте. Когда на одном из собраний разбирали по косточкам мою страницу в «Фейсбуке», заодно и о Марии вспомнили. Потому что зашли и на ее страницу и тоже проанализировали посты. А ей тогда было всего 13 лет. В общем, во всеуслышание позорили, мол, «дочь священника, а такое пишет»… А через несколько лет ее награждали.

За неделю до «отлучения» в храм приехал благочинный Больничного округа и высказал отцу Игорю претензии, что тот не появляется на общих службах.

— Надо сказать, что до этого, в январе, было епархиальное собрание, после которого отец Анатолий (Станислав Ревтов) решил оставить службу в УПЦ МП (ранее иерей в соцсетях осудил решение «коллеги», отказавшегося отпеть младенца, на которого упал самоубийца, так как ребенок был крещен в храме неканонического Киевского патриархата. — Авт.). На этом собрании, как всегда, опозорили нас троих — меня, отца Анатолия и протодиакона Сергея Асанова. Доклад владыки сопровождался слайдами. На одном из них были три наших портрета в церковном облачении, над которыми дьявол развел руки. Это собрание, наверное, стало последней каплей. Хотя нас врагами выставляют давно, а тут отца Анатолия так открыто спровоцировали, что он вынужден был уйти. И вот с тех пор я не хотел участвовать в этих общих мероприятиях. Просто по-человечески — не могу больше туда идти и все! Благочинный приехал и предупредил: «Вы отстраняетесь! Вы же должны быть подконтрольны архиерею, а контроль потерялся, поэтому давайте что-то делать». Я уточнил: «Что я должен сделать?» — «Объясните все эти случаи, когда вы отсутствовали, и идите с объяснительной на покаяние к архиерею».

Я принял для себя решение этого не делать, потому что уже не мог служить в такой обстановке. В воскресенье, 11 марта, после службы (слава Богу, дали нам послужить последний раз спокойно) пришел благочинный и объявил, что назначенный недельный срок закончился. Архиерей тоже уже подъехал, наблюдал со стороны. Были также несколько молодых людей спортивной наружности — таких во время Майдана называли «титушками». Некоторые из них вошли внутрь… Это, скорее всего, хлопцы из охранной организации «Радомир», только теперь они уже без опознавательных знаков после недавнего скандала. Правда, тут их назвали «студентами богословского отделения». Тревожно так это все выглядело.

Владыка Лука хотел поговорить со мной с глазу на глаз. Прихожане озаботились: «А почему без нас?» Начали снимать нас на телефон. Владыка потребовал, чтобы перестали снимать. Я сказал архиерею, что не собираюсь вести войну, это не в моих правилах. Не хочу отстаивать здание, это не так важно, потому что можно будет найти где-то помещение и собираться. Сейчас вижу, что паства за мной пойдет, и мы должны как-то по-иному построить нашу будущую приходскую жизнь.

*Еще недавно отец Игорь (второй слева) участвовал в церковных службах с митрополитом Лукой

— Так все-таки, что дальше: остаетесь в этой церкви, переходите в Киевский патриархат или будете «отшельником» проповедовать?

— Пока в планах найти место и начать собираться приходом — молиться, читать Писание, а потом постепенно оборудоваться и служить. А насчет конфессиональной принадлежности, честно говоря, у меня сейчас нет никакого решения.

— Как семья отнеслась к произошедшему?

— Семья поддержала меня, ведь они давным-давно наблюдали, насколько разрушительно действовало то, что я в такой среде служил. Немного тревожно, конечно, так как я сейчас остался между небом и землей.


* Семья поддерживает священника


— Я не удивился тому, что произошло, мы этого ожидали, — поясняет «ФАКТАМ» прихожанин храма Александр Цегельник. — Этот меч завис еще с прошлого епархиального собрания. Я был там делегатом, и на предыдущих собраниях, когда целый раздел был посвящен линчеванию отца Игоря. То есть на епархиальном собрании отдельным пунктом стояло «дело отца Игоря Саввы»!

— Но вряд ли ставили бы в укор то, что он в молитвах поминает украинскую армию? Значит, искали какие-то иные «прегрешения»?

— Да, основная причина та, которую публично не озвучивают. Я очень хорошо знаю ситуацию изнутри: большинство священнослужителей Запорожской епархии занимают антиукраинскую позицию! Что инкриминировали нашему батюшке? Отца Игоря упрекали в том, что он репостит в социальной сети представителей так называемых неканонических церквей. Батюшку обвиняли, мол, он ведет открытый диалог, поддерживает какие-то их идеи в социальной сети, да еще и распространяет их! Отец Игорь никогда не прекращал диалога с представителями других церквей — и что тут крамольного? Потому что этот диалог категорически запрещен УПЦ МП! И вот его упрекали в том, что он страшный преступник, что там враги, а мы тут истинные, правильные, что только Московский патриархат — канонический, только у нас, дескать, правда, только у нас истина. Вот такая узурпация, рабовладельческая, казарменная обстановка в Русской православной церкви.

Отца Игоря и его семью начали травить после событий 2014-го года, когда они заняли проукраинскую позицию. Батюшка тогда нам объяснил, что мы не должны играть словами «патриотизм» или «мы — патриоты», а должны быть христианами, стоять на стороне правды. Мы эту правду должны искать и отстаивать! И раз в Украине случилась такая беда — началась война, то каждый, кто имеет открытые глаза, должен быть со своим народом, на который напали. И он начал молиться за украинскую армию, за наших воинов, организовывал специальные молебны, и это у нас стало регулярной традицией. Потом мы написали письмо предстоятелю митрополиту Онуфрию — помните, он не встал на торжественном заседании Верховной Рады, когда зачитывали имена бойцов АТО?.. Мы, единственный приход в Украине — маленький приход при девятой городской больнице, написали открытое письмо митрополиту, и это вызвало широкий резонанс! Сказали, что не согласны и не поддерживаем позицию, которую он продемонстрировал. Вот из многих таких нюансов и сложился результат.

Публикации отца Игоря отслеживали в социальных сетях, заодно смотрели, что репостят его дети. Это прямо-таки 37-й год! Я был на том собрании и не выдержал, выступил в защиту отца Игоря. Митрополит тогда занял позицию «мудрого руководителя» и не сделал никаких выводов.

*"Думаю, паства пойдет за мной, и мы по-иному построим нашу приходскую жизнь", — говорит протоиерей Игорь Савва (в центре с дочкой Марией)

Представители запорожских и всеукраинских СМИ очень хотели встретиться с митрополитом Запорожским и Мелитопольским Лукой на пресс-конференции, чтобы от него лично узнать вину настоятеля. Однако вместо живого общения на епархиальном сайте появилось сообщение под заголовком «Сколько веревочке ни виться, а конец все равно будет».

Текст предваряло пояснение, что «Великий Пост — это особое время очищения не только наших душ и тел, но и очищение Тела Церкви от всякой привнесенной скверны».

«…Так в присутствии правящего архиерея, благочинного Больничного церковного округа г. Запорожья прот. Олега Плетня, протодиакона Игоря Мазуренко и части прихожан данного прихода его настоятель — прот. Игорь Савва выразил желание покинуть место своего служения, заявив, что «он много думал над этим и понял, что не находит понимания среди своих коллег, и он не видит своего места в Церкви… После этого на телеканале «1+1» появляется сюжет, в котором вместо добровольного ухода И. Саввы говорят о его изгнании. В сюжете упоминается некая группа молодчиков, хотя это был упоминаемый выше архиерейский протодиакон с тремя малолетними детьми. Лживо представлен и якобы имевший место отказ Митрополита в общении с корреспондентами «1+1», которые вообще к нему 11 марта не обращались… Ситуация обыграна так, будто И. Савва ранее всячески притеснялся со стороны Священноначалия. На самом деле епархиальное руководство никогда не оказывало какого-либо давления, а наоборот, шло на определенные уступки и поддерживало высказанные им инициативы, всегда учитывало своеобразный ритм жизни его единомышленников, но неоднократно обсуждало с ним неоднозначные высказывания в блогосфере. Игорь Савва всегда отличался взглядами, идущими вразрез с общецерковными позициями по многим вопросам… Никакого канонического прещения (наказания. — Авт.) на И. Савву не налагалось, и только во второй половине 12 марта 2018 года в связи с распространением недостоверной информации на Епархиальном совете было принято решение о запрещении его в священнослужении. Еще до принятия решения уже с утра поступил ряд звонков от прихожан храма в канцелярию Запорожского епархиального управления с благодарностью о разрешении напряженной ситуации в общине».

Между тем в «Фейсбуке» на страницах отца Игоря и членов его семьи появляются все новые и новые слова поддержки: «Вы очень смелая и ответственная семья! Мы с вами», — пишет Ольга Белоус-Дараган. «Переконана, що Ваша родина гідно переживе це неподобство. Вірю у світлі перспективи цієї мужньої, достойної наслідування людини і пишаюся, що хоча і віртуально, ми разом», — заверяет Людмила Брацило. «Тримайтеся! — советует Валентина Мохончук. — Силою Вашої віри ми надихалися, тепер Господь підтримає Вашу родину, віримо!»

Читайте также
Новости партнеров
Загрузка...

Муж вычитывает супругу: — Люба, ты обнаглела вообще! Мало того, что заявилась поздно ночью, так еще и в стельку пьяная!.. — Да какая пьяная?! Мы с кумой выпили всего-то по чуть-чуть. Я даже посуду всю перемыла! — Ага! Подсолнечным маслом!!!