Общество Из первых уст

«Спасенный нами в Крыму флаг побывал в самых страшных боях на востоке Украины»

10:15 21 марта 2018   544
Максим Гуменюк
Дмитрий НИКОЛЕНКО, специально для «ФАКТОВ»

Четыре года назад во время оккупации Россией Крыма украинские военнослужащие спасли из захваченной зенитно-ракетной части в Севастополе флаг Украины. Затем это знамя прошло сквозь огонь в антитеррористической операции на Донбассе. Одна его часть ныне находится в музее АТО в Днепре, а другая попала в Ватикан.

— Я коренной крымчанин, житель Севастополя, — рассказал «ФАКТАМ» подполковник Воздушных сил Вооруженных Сил Украины Максим Гуменюк. — Сын военного и сам военный. Служил в Севастопольской зенитно-ракетной бригаде Воздушных сил Вооруженных Сил Украины (ВС ВСУ). У нас были на вооружении зенитные ракетные комплексы С-300, и что бы ни рассказывали сейчас россияне, они были боеспособны. Четыре года назад, 27 февраля, нас начали блокировать. О том, что происходит что-то нехорошее, понял, когда узнал, что еще 20—21 февраля всем российским военным, служившим в Крыму, начали выдавать имущество по мобилизационным накладным. Это делают, когда начинают готовиться к войне. Звонил своим коллегам из российской армии — там ведь служило много моих друзей, но они не отвечали. Уже потом узнал: их всех перевели на казарменное положение, отобрали телефоны, не отпускали за пределы частей. В Крым потоком хлынули российские войска. Нас блокировали непосредственно бойцы 7-й бригады ГРУ РФ, а соседей — 76-й дивизии ВДВ РФ. Но мы были готовы обороняться.

В марте вражеский снайпер обстрелял нашу технику и вывел из строя радиолокатор. Ведь без него наши зенитные ракетные комплексы «слепые» и «глухие». Но уже к вечеру под носом у захватчиков мы таки устранили повреждения и ввели радиолокатор в действие. Верили, что будем защищаться и не пустим российскую авиацию! Но, увы, все сложилось иначе. 21 марта наш командир, полковник Задорожный, сдал часть захватчикам… Все объекты, боевую технику, оружие, знамя.

— Как вам удалось спасти украинский флаг?

— Он развевался над нашей двухэтажной казармой. Во время обороны мы соорудили на ее крыше пулеметную точку. И когда 21 марта наш командир открыл ворота захватчикам, то я, Владимир Лех и один боец-контрактник сняли флаг. Прямо под носом у врага. Очень не хотелось, чтобы россияне его касались… Спрятали знамя. В суматохе врагам было не до нас, поэтому они этого и не заметили… Конечно, в сердце была очень сильная боль, когда видели радость и торжество врага… Боль, обида и злость…


* Именно этот флаг украинские офицеры не дали захватить врагу

— Для картинки российского телевидения первыми в нашу часть запустили «титушек», ряженых «казаков», маргиналов, «самооборону», мол, «армия воссоединилась с народом», — продолжает Максим Гуменюк. —  За ними зашел российский спецназ… Но Бог ведь шельму метит. Один житель Севастополя, который тогда участвовал в захвате части и на камеру российских пропагандистов рассказывал, как хорошо, что пришла «матушка-Россия», потом поехал в Днепр. Зачем? Чтобы оформить украинский биометрический паспорт. Мужчину там опознали и задержали украинские правоохранители.

Но вернемся к нашему флагу… Его полотнище было очень большим — просто так в руках не вынесешь. Поэтому мы с Володей Лехом аккуратно разрезали его на две части. Я взял одну, Володя — другую. Владимир первым выехал на материковую Украину и вывез часть флага. Я же оставался в Крыму до мая. Тогда ведь было достигнуто соглашение, что россияне в Крыму отдадут нам всю захваченную боевую технику… Я был местный, вот и остался ждать по приказу свыше… Ведь эти современные комплексы ПВО нам бы очень пригодились…

— Но свою технику вы так и не получили?

— Нет, но кое-какое оборудование, рации, форму, фонарики (их нам еще во время осады передавали волонтеры из Днепра), я забрал. Держал все у себя дома.

— А как удалось вывезти флаг из оккупации?

— В мае 2014 года в Крыму еще работала украинская «Новая Почта». Я аккуратно сложил и спрятал флаг в упаковку и отправил посылку в Днепр с благодарственным письмом мужественным украинским волонтерам. Посылка пришла по назначению… Их тогда еще не обыскивали. А когда стало ясно, что наша техника осталась у оккупантов, договоренности были разорваны, и я получил приказ выходить на материк… С лета 2014 года продолжил службу в Воздушных силах Украины. Осенью того же года сам пошел на фронт.

— Где служили?

— В сводном отряде Воздушных сил ВСУ «Дика качка». В подразделении все были добровольцами. В окопах как простые бойцы плечом к плечу сражались и юные контрактники, и опытные полковники. Я попал в самую первую ротацию — в сентябре 2014 года. Мы держали позиции вблизи Донецкого аэропорта… Кстати, нас враг тогда окрестил «польским спецназом». Ведь у многих наших ребят из отряда были куртки с эмблемами польского флага — подарок волонтеров. Враг видел это, вот и придумал сказку о «страшных легионах НАТО» и «польских наемниках» возле Донецкого аэропорта. Кстати, именно тогда мы и придумали название «Дика качка». Слушали радиоперехваты переговоров врага, и бойцы решили: раз наемников во всем мире называют «дикими гусями», а мы — авиаторы, значит, потроллим врага и станем «Дикой качкой». Это неофициальное название быстро вошло в обиход и стало известно в узких кругах. Сейчас я продолжаю службу в Воздушных силах ВСУ.


* Максим Гуменюк защищал Украину в составе сводного отряда Воздушных сил «Дика Качка»

О судьбе своего флага я узнал в конце ноября 2014 года, когда приехал в Днепр. Как оказалось, волонтеры передали мою посылку подшефным бойцам из легендарной 25-й бригады украинской «крылатой пехоты». Знаю, что флаг был на нашей броне в страшных боях под Славянском, в Снежном, Шахтерском. Весь рваный, исхлестанный пулями, осколками… В 2015 году флаг уже со мной вернулся под Донецкий аэропорт, на нашу позицию «Зенит». А потом он стал экспонатом музея антитеррористической операции в Днепре. Я побывал там и был рад увидеть его… Как знак живой связи между всеми нами — ведь и Крым, и Севастополь, и Днепр, и Донецкая область — все это Украина.

— Как сложилась судьба части флага, которую спас ваш сослуживец?

— Она находится в Ватикане. Мой товарищ Володя Лех, выехав на материковую Украину, продолжил службу в ВС ВСУ. Он поддерживал связь с общиной греко-католической церкви, которая помогает украинской армии и народу. И в качестве почетного подарка и живого символа войны Украины за независимость он преподнес представителям церковной общины этот флаг. Так знамя оказалось в Ватикане. Ведь Папа Римский Франциск молится за мир в Украине и сочувствует нашей борьбе. Надеюсь, мы обязательно увидим этот флаг — мой из Днепра и Володи из Ватикана — снова в освобожденном украинском Севастополе.


* Офицеры Владимир Лех и Максим Гуменюк (справа)

Максим Гуменюк с грустью констатирует — в Крыму в 2014 году на сторону врага перешло большинство украинских военных. Правда, сладкая жизнь в армии державы-агрессора у многих из них не получилась.

— Хоть я и коренной крымчанин, у меня никогда не было мысли перейти на сторону врага. Мой отец тоже кадровый офицер. Я прекрасно понимаю, что такое воинская честь и совесть. Ведь присяга дается лишь раз в жизни. К сожалению, были примеры, когда офицеры и контрактники из Львовской, Полтавской, Житомирской областей без колебаний переходили на сторону врага. Они получили и свое имя — «власовцы». Вообще, Украину предали тогда примерно 80 процентов личного состава нашей части, включая командира. Сейчас против них возбуждены уголовные дела за государственную измену. Они все объявлены в розыск на территории Украины, и если приедут на материк, будут арестованы.

— Многие предавали Украину за деньги?

— Были и «идейные», но многих купили… История про чемоданы с долларами, которые оккупанты массово предлагали нашим офицерам, увы, не выдуманная. Да и что греха таить — еще в 2013 году в Севастополе российский офицер получал около трех с половиной тысяч долларов зарплаты…

А сейчас… Знаю точно, что многие из наших «власовцев» стали и в российской армии людьми второго сорта, с которыми до сих пор даже не здороваются… Предал раз — предашь и другой, и третий. Оккупанты сами это прекрасно понимают.


* Максим Гуменюк: «Я верю, что украинский флаг обязательно вернется в Севастополь»

— Правда ли, что предателей массово отправляли в Сирию — «искупать вину кровью»?

— Про Сирию тоже правда. Некоторых моих бывших коллег туда отправляли в «добровольно-принудительном порядке». Зачем же рисковать кадровыми российскими военными, когда есть дешевое пушечное мясо! Они попадали там под обстрелы во время ударов по российским частям и аэродромам. В Севастополе уже похоронили многих таких военных — бывших бойцов морской пехоты и Военно-морских сил ВСУ… Но об этом все молчат. А наши комплексы ПВО либо отправили в Сирию, либо просто разобрали на металл…

— А не отправляли ли бывших украинских военнослужащих из Крыма на Донбасс — воевать уже против нашей страны? Например, летом 2014 года тяжелые потери от действий вражеской ПВО понесла наша авиация…

— Да. Наши «власовцы» наряду с российскими кадровыми военными помогали «шахтерам» и «трактористам» устанавливать систему ПВО на оккупированной территории Донецкой и Луганской областей… Это ведь туда оккупанты завезли множество средств ПВО — системы «Панцирь», «Стрела-10». Скорее всего, именно от их действий и понесла тяжелые потери в 2014 году украинская авиация.

Читайте также
Новости партнеров
Загрузка...

— Как говорила тетя Циля, женщина была создана для того, чтобы мужик не умер от счастья.