Интервью со звездой От первого лица

Шэрон Стоун: «Я долгое время не работала по-настоящему, потому что перенесла инсульт»

8:00 22 марта 2018   2214
Шерон Стоун

Шэрон Стоун 10 марта отметила юбилей. Ей исполнилось 60 лет. Свою карьеру актриса начинала с эпизодических ролей, настолько маленьких, что часто ее имени даже не было в титрах. Ситуация изменилась в 1990 году после выхода в прокат фантастического боевика «Вспомнить все» режиссера Пола Верховена. Стоун снялась в нем вместе с Арнольдом Шварценеггером. Зрители запомнили эффектную блондинку, которая оказалась хладнокровным киллером. О Шэрон заговорили как о новом секс-символе.

Верховен ни секунды не раздумывал над тем, кому дать главную женскую роль в своем следующем проекте — триллере «Основной инстинкт». Успех у фильма был невероятный. Сцена допроса, во время которого Шэрон Стоун меняет положение своих стройных ног, сидя в коротком платье, одетом на голое тело, свела с ума миллионы мужчин во всем мире и стала классикой мировой киноэротики. Эта роль принесла актрисе не только имидж главной секс-бомбы, но и первую в карьере номинацию на престижную кинопремию. «Золотой глобус» Стоун тогда не получила. Он покорился ей только спустя три года, когда она блестяще сыграла главную женскую роль в криминальной драме Мартина Скорсезе «Казино». Этот фильм принес Шэрон и ее единственную пока номинацию на премию «Оскар».


* Сцена из фильма «Основной инстинкт» свела с ума миллионы мужчин во всем мире

Стоун много и активно снималась до 2001 года. Режиссеры и продюсеры давали ей главные роли, понимая, что одно только имя актрисы на афишах является гарантией хороших кассовых сборов. Это были разные по жанру и качеству фильмы: «Специалист», «Щепка», «Быстрый и мертвый», «Сфера», «Глория», «Муза»… Потом Шэрон вдруг стала снова сниматься только в небольших ролях. Поклонники не понимали, что происходит. Критики многозначительно надували щеки и рассуждали о том, что Стоун уже не та, что у нее никогда и не было настоящего таланта, что она постарела. Но никто не знал, что на самом деле произошло…

В 1998 году на День святого Валентина Шэрон вышла замуж за Фила Бронштейна, известного американского журналиста, редактора ряда изданий, базирующихся в Сан-Франциско. В 2000 году они усыновили мальчика. Малышу дали имя Роан Джозеф Бронштейн. В 2003 году Фил неожиданно подал на развод. В качестве причины он указал «непримиримые противоречия». Суд удовлетворил его иск в 2004 году и назначил главным опекуном Роана.

Шэрон замуж больше не вышла. Да, у нее были романы, но снова вступать в брак актриса не стала. Зато усыновила еще двоих детей — Лаэрда в 2005 году и Куинна в 2006 году.

Нынешний год может принести Стоун триумфальное возвращение на голливудский Олимп. Впервые за много лет Шэрон сыграла главную роль, да еще в необычном телепроекте, автором которого является культовый режиссер Стивен Содерберг («Одиннадцать друзей Оушена»). Речь идет о «Мозаике». Это детективная история, в центре которой находится Оливия Лейк, художница и автор книг для детей.

Почему сейчас на Западе все говорят о «Мозаике»? Содерберг снял необычный мини-сериал. Его можно смотреть традиционным образом — по телевизору (канал HBO), а можно скачать мобильную версию, и тогда он становится интерактивным. Зритель получает возможность выбирать на свой вкус несколько вариантов дальнейшего развития событий! Все говорят о новом жанре, и Шэрон Стоун имеет самое непосредственное отношение к нему.

Предлагаем нашим читателям интервью с кинозведой, которое она дала в канун своего юбилея. «ФАКТЫ» получили эксклюзивное право на публикацию в Украине этого материала от The Interview People.

— Шэрон, вы выглядите великолепно! Ваш партнер по сериалу «Мозаика» Фредерик Уэллер жаловался, что на съемочной площадке вы ударили его, и это был сильный удар.

— Я дала ему пощечину. Но сначала спросила разрешения! И он попросил оказать ему эту услугу (смеется). Кстати, это была наша импровизация — я почувствовала, что моя героиня просто обязана врезать этому негодяю. Возможно, я старомодна, но мне кажется, что во все времена любому парню пощечина не помешает.

* Мини-сериал «Мозаика» — это новый жанр, и Шэрон Стоун имеет к нему непосредственное отношение

— Как вы считаете, люди ведут себя с вами как-то иначе? И поступают так, потому что вы знаменитая актриса?

— На съемочной площадке? Нет, не думаю. Я этого не ощущаю. Мне кажется, когда мы снимаем какую-то сцену, она и есть самое главное. Нужно хорошо сделать свою работу. И какая разница, звезда ты или ассистент? На площадке твой статус значения не имеет, на него никто не обращает внимания. Но это фантастически работает, когда пытаешься зарезервировать столик в модном ресторане.

— Ваша героиня в «Мозаике» говорит, что боится постареть. Вы тоже испытываете страх перед старостью, или она вызывает в вас иные чувства?

— На самом деле, я испытываю величайшую благодарность за то, что мне предоставлена возможность стареть. Величайшую! И надеюсь, что буду продолжать стареть, потому что хочу увидеть, как повзрослеют мои дети. Но это еще не все. Для меня стареть означает продолжать жить и работать, иметь возможность вернуться к любимому делу. За это я тоже благодарна. Я в восторге от того, что после длительного перерыва снова снимаюсь. Поверить не могу, что это происходит. А с другой стороны, мое тело разваливается. Конечно, мне бы хотелось, чтобы у меня был иммунитет к подобным вещам. Все этого хотят. Проклятие, вот как устроен этот мир. Понимаю, что как раз мне жаловаться грех — у меня отличная генетика. И мне повезло. Я разваливаюсь, но не очень сильно. Не критично. Суммируя эти мысли и ощущения, должна сказать, что в целом я довольна ситуацией… Главная проблема стареющей леди — это ноги. Они начинают выглядеть так, словно у вас спустились чулки.

— Но мужчины тоже стареют.

— Да, но у мужчин это происходит иначе. Вот пример. Вчера вечером я и мой бойфренд ходили ужинать в ресторан. Сегодня в прессе опубликовали фотографии и подписи к ним. Разные, но смысл у всех один — Шэрон и джентльмен гораздо моложе ее. Если бы в ресторан отправился мужчина в возрасте с женщиной, которая моложе его, и их разница в возрасте была такой же, как у меня с моим другом, вы вообще вряд ли увидели бы их фото в прессе. А подпись точно была бы иной.

Так происходит всегда. Всякий раз, когда я читаю о себе в газете или вижу сюжет по телевизору, мне напоминают о моем возрасте. Каждый раз, клянусь. Имя и сразу — сколько мне лет. О мужчинах так не пишут. О женщинах — только так! Как будто только это и имеет значение — мое имя и возраст. Я иду на свидание, значит, сообщат, сколько лет мужчине, с которым я встретилась. Абсолютно все связано с моим возрастом. Мне дали роль, и начинается — как она будет играть 40-летнюю, если мы все знаем, что ей уже 60?! Или — ей 60, а она будет играть 75-летнюю. Она достаточно стара для такой роли? Или — она выглядит на свой возраст, она выглядит моложе, выглядит старше своих лет… Все это жутко надоедает. Важен не возраст, а то, способна ли ты хорошо сыграть полученную роль, сыграть так, чтобы зритель забыл, сколько тебе лет на самом деле. Я же не знаю, сколько лет вам. И спрашивать не буду.

— Спасибо. Учитывая ваши заслуги, стало легче со временем выбирать роли или, наоборот, сложнее?

— У меня вообще иной подход к выбору. Я соглашаюсь на роль, когда она мне нравится. А потом начинается работа и становится ясно, выйдет из этого что-то стоящее или нет. Для меня только это важно — чтобы нравилось. Не имеет значения даже то, кто этот персонаж — мужчина или женщина. Если роль мужская, но она мне нравится, я сообщаю об этом продюсерам и интересуюсь, нельзя ли переделать сценарий так, чтобы превратить данный персонаж в женщину.

— Что вам понравилось в персонаже из «Мозаики»?

— Для меня эта женщина интересна прежде всего ее верой в то, что все возможно. Даже когда все плохо или неправильно, или пугающе странно, или вывернуто наизнанку, или поставлено с ног на голову, она не теряет веру в людей, видит их лучшие качества. Или представляет себе, что они обладают такими качествами. В ней живет умение прощать. Ее главная мудрость проста и очевидна — любовь знает все, видит все, прощает все.

— «Мозаика» снята для людей, которые любят смотреть кино и сериалы на компьютере или, прости Господи, смартфоне. А вы гаджет-зависимы?

— У меня есть Apple Television. Я не знаю, как это устроено технически, просто нахожу то, что хочу посмотреть, и смотрю на своем телевизоре. На смартфоне или чем-то подобном никогда не смотрю. Просто я из тех, кто носил сильные очки с пяти лет. Что касается социальных сетей и прочих подобных вещей, у меня есть специальный ассистент. Сама я этим не занимаюсь и никогда не стану. Не испытываю никаких иллюзий, что это что-то личное, приватное. Все соцсети принадлежат крупным компаниям. Это большой бизнес. О какой частной жизни и личных контактах может идти речь?

— Вы сказали, что уговариваете переписывать мужские роли для вас. Как часто такое происходит?

— Это не постоянная практика. Но случается. А когда случается, не всегда получается. Но это порождает дискуссию и позволяет сторонам взглянуть на будущий фильм под другим углом.

— А может, вы это делаете, потому что стало сложно сейчас найти хорошую женскую роль?

— Я две нашла. У меня есть договоренности по еще двум проектам после «Мозаики». Уже в марте приступаю к съемкам американского фильма со скандинавским режиссером-женщиной. Буду играть наркодилера. Женщина-босс. Ее наркокартель поставляет героин. Сценарий великолепный. А потом мы с Бетт Мидлер («Клуб первых жен». — Ред.) начнем работу над комедией. Знаете, так было всегда — чтобы найти хорошую роль, стоящий сценарий, приходится перечитывать кучу дерьма. Порой создается впечатление, что читаешь один и тот же сценарий, только с разными названиями и подписанный разными людьми.

— Многие называют «Мозаику» вашим возвращением на экран. Вам самой не смешно читать такое? Ведь вы все эти годы активно снимались в Голливуде.

— Для меня это очень серьезно и важно. Не до смеха. Я действительно долгое время не работала по-настоящему, потому что перенесла кровоизлияние в мозг, у меня был инсульт. Я физически не могла работать. Мне пришлось заново учиться говорить. Потом я усыновила еще двоих детей. А я ведь мать-одиночка. Их у меня трое — и все сыновья. Чтобы заниматься воспитанием моих мальчиков, соглашалась только на очень маленькие роли, такие, чтобы съемочный период не превышал две недели. Я отвыкла от больших нагрузок. Поэтому решиться на главную роль в большом проекте было для меня серьезным эмоциональным и организационным шагом.

* В январе нынешнего года Шэрон пришла на церемонию вручения премии «Золотой глобус» со своим старшим сыном Роаном. Фото Getty Images

— Честно говоря, никакого ощущения того, что вы куда-то исчезли, не возникало. Вы все время снимались, пусть и в небольших ролях, мелькали в СМИ.

— Спасибо, думаю, данная видимость возникала, так как я активно занималась все это время благотворительностью, вела гуманитарную деятельность. Вот и выхватывали меня объективы фото- и телекамер. А теперь я возобновила в полную силу актерскую карьеру. И мне это нравится. Чувствую себя прекрасно, потому что уверена в себе.

— И нет никакого страха?

— Очень боюсь. Не шучу. Я так много времени провела с сыновьями дома, что успела от всего этого отвыкнуть. Между съемками стараюсь теперь успеть то, что делала обычно — поговорить сначала с учителем пятого класса, потом — с учителем шестого класса, а еще заказать с доставкой на дом какие-то школьные принадлежности. Мы снимаем сцену, а тут звонят из школы и говорят: ваш сын такое натворил! И выясняешь, что именно, и был ли это действительно мой сын или кто-то другой. Обычная жизнь матери-одиночки с тремя мальчиками. И вот тут возраст дает о себе знать на всю катушку. Устаю, не успеваю.

— Устаете сильнее, чем прежде?

— У меня всегда была прекрасная физическая подготовка, она помогает и сейчас, но с возрастом, конечно, устаешь быстрее и сильнее. Планирую день, а потом понимаю, что список дел оказался длиннее, чем могла выполнить. Но у меня есть прекрасные помощницы. Это няня, которая жила долгое время в нашем доме. Сейчас она заезжает к нам на те дни, когда я отсутствую. А еще я бесконечно благодарна моему деловому партнеру. Мы с ней уже 12 лет работаем. Уверена я в одном: все же я права, когда планирую немного больше, чем могу сделать. Это стимулирует. Ведь кое-что в моей жизни изменилось — я же планирую не для себя одной. Я планирую для моей семьи. А это совсем другое.

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ»

Читайте также
Новости партнеров

- Получила зарплату и решила побаловать себя морепродуктами. Купила кильку в томате, морскую капусточку...