Общество безумству храбрых...

Первая украинка, покорившая Эверест, поставит опасный эксперимент в «зоне смерти» в Гималаях

17:11 4 апреля 2018   943
Ирина Галай
Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ»

Знаменитая украинская альпинистка Ирина Галай — первая из наших соотечественниц, покорившая самую высокую гору мира, — решилась на новый рекорд. В субботу, 7 апреля 2018 года, она вылетает в Непал, где планирует подняться на вторую по величине после Джомолунгмы вершину Гималаев — гору Лхоцзе, высота которой 8516 метров. Причем сделать это Ирина собирается в эстремальных для жизни условиях — без кислородной маски. Если ей удастся задуманное, она станет первой украинкой, осуществившей бескислородное восхождение в горную «зону смерти», которая начинается после 8000 метров. Накануне своего отъезда альпинистка дала эксклюзивное интервью «ФАКТАМ».

— Я еду в составе украинской команды альпинистов «Эверест+Лхоцзе», — рассказывает Ирина Галай. — Трое наших ребят пойдут на Эверест, а я — только на Лхоцзе. Часть пути мы проделаем вместе, поскольку путь к вершине Лхоцзе лежит через все базовые лагеря Эвереста. Так что, выходит, я снова буду подниматься на вершину мира, только в 2016 году делала это со стороны Тибета, теперь зайду со стороны Непала.

— Почему решили идти без кислородной маски? Ведь подъем на такую вершину — и так очень опасное дело, а без кислорода это прямая угроза жизни.

— Спортивный интерес. Еще когда покоряла Эверест, много думала над идеей такого восхождения, — признается Ирина. — Это опасно, но и очень захватывающе. Ведь когда ты в горах, самое трудное испытание — не физическая нагрузка, а именно гипоксия, нехватка кислорода. Хотя, если честно, 70 процентов людей и с баллоном не могут подняться на такую высоту. Просто не выдерживают. Но это уже индивидуальные особенности организма. Я вот тоже решила себя проверить.


* «Когда поднималась на Эверест, я много думала над идеей восхождения без кислородного баллона», — признается Ирина

— Как готовитесь к восхождению?

— Подготовка не сильно отличается от того, что было перед Эверестом. Усиленные ежедневные занятия спортом, правильная диета. Конечно, физическую выносливость этим можно развить, но навыки альпиниста в обычных условиях натренировать невозможно. Только в горах. Успешное восхождение напрямую зависит от морального настроя, способности организма переносить климат, наличия или отсутствия горной болезни.

— Помню, вы говорили, что вам такое понятие, как горная болезнь, практически незнакомо. При восхождении на Джомолунгму, когда ваши спутники теряли по 15 килограммов веса и были в полуобморочном состоянии, вы с аппетитом ели, крепко спали и чувствовали себя превосходно.

— Это правда. При покорении Эвереста в лагере на высоте 7800 метров я тоже была без кислородной маски. И не сказала бы, что как-то ужасно себя чувствовала. Да и тот факт, что я провела на высоте 6400 метров больше недели, говорит о многом. На такой отметке люди выдерживают не больше одного-двух дней, потом спускаются в базовый лагерь. Потому что дальнейшее пребывание там уже просто опасно для жизни.

В документальном фильме «Ген высоты, или Как пройти на Эверест», который снимали как раз в 2016 году, есть кадры, когда руководитель группы Александр Абрамов говорит мне: если останешься на 6400 метров еще на день, то обратно уже не вернешься. Это было на пятые сутки моего нахождения на той высоте. Но я не спустилась, а пробыла там еще четыре дня. И при этом прекрасно себя чувствовала.

Именно поэтому сейчас и решилась на эксперимент на Лхоцзе. Может, я вхожу в то немногое количество людей в мире, для которых подобное под силу? Правда, мне особо даже посоветоваться не с кем, знакомые альпинисты не ходили в «зону смерти» без маски. Недаром это считается самым тяжелым физическим испытанием в мире.


* Ирина Галай — первая из наших соотечественниц, покорившая самую высокую гору мира

— Но вы предприняли хоть какие-то меры безопасности? Я до сих пор с ужасом вспоминаю ваш рассказ о том, что при восхождении на Джомолунгму в «зоне смерти» вы насчитали пять тел погибших альпинистов. И это при том, что они не поднимались туда без кислорода!

— Я пойду на Лхозе без гида, только с шерпом (шерпы — местные жители, сопровождающие альпинистов в экспедициях в качестве носильщиков. — Авт). Он, конечно, возьмет себе кислородный баллон. Шерп должен контролировать ситуацию, вовремя меня остановить, не дать погибнуть. Кроме того, на всякий случай у него будет запасной баллон для меня, поскольку велика опасность того, что на высоте у меня начнутся галлюцинации от гипоксии. Кислорода в нем хватит на четыре часа. Если со мной что-то произойдет, шерп успеет спустить меня вниз.

— Что говорят родители о вашем решении подвергнуть себя такому риску?

— Относятся к этому гораздо спокойнее, чем перед моим восхождением на Эверест. Они понимают, что я уже достаточно опытна, и доверяют мне. Сестра и друзья меня очень поддерживают. А еще я безумно рада, что, наконец, нашла спонсора. Известная нефтяная компания теперь покрывает все траты на мои экспедиции. Раньше приходилось за все платить самой. Это, поверьте, очень накладно. Например, экспедиция на Джомолунгму обошлась в 50 тысяч долларов. Слава Богу, теперь мне не нужно думать о деньгах.

— Что чувствуете сейчас, накануне вылета?

— Страшно, конечно. Но одновременно испытываю нетерпение и приятное волнение. Горной болезни у меня нет, а вот горная зависимость есть. Без покорения новых вершин долго не могу.

Читайте также
Новости партнеров
Загрузка...

— Знаете, в детстве я боялся темноты. Теперь же, когда вижу свой счет за электроэнергию, я боюсь света!..