Шоу-бизнес

В 30 лет взял кредит и отправился в Штаты искать славы и успеха — интервью c Пирсом Броснаном

17:53 10 августа 2018   1442
Пирс Броснан с женой
Голливудский актер Пирс Броснан рассказал, как в 30 лет взял кредит в английском банке и отправился покорять Америку

В четверг, 9 августа, в украинском прокате стартовал фильм Mamma Mia! 2. Это продолжение одного из самых популярных мюзиклов XXI века. Первая часть вышла ровно десять лет назад и собрала 615,7 миллиона долларов! Это значительно больше, чем нашумевший мюзикл «Ла-Ла Ленд», получивший семь премий «Оскар». Его сборы в мировом прокате составили 446,1 миллиона долларов. Критики, наверное, еще долго будут разбирать Mamma Mia! по косточкам, пытаясь разгадать секрет популярности этой картины. Нам же кажется, что ее успех сложился из нескольких составляющих. Во-первых, в фильме звучат любимые десятками миллионов людей во всем мире песни легендарной шведской группы ABBA. Они являются связующим составляющим сценария мюзикла. Во-вторых, это романтическая комедия — жанр, который всегда пользовался популярностью. В-третьих, в картине собран превосходный актерский состав: Мерил Стрип, Аманда Сейфрид, Пирс Броснан, Колин Ферт, Стеллан Скарсгард, Доминик Купер, Кристин Барански, Джули Уолтерс… Благодаря The Interview People «ФАКТАМ» удалось получить эксклюзивное право на публикацию в Украине интервью с Пирсом Броснаном (на фото с женой). Mamma Mia! Наслаждайтесь!

— Что ощутили, когда вам предложили сниматься во второй части мюзикла?

— Радость. Искреннюю радость. Мне позвонили по телефону и спросили, как я смотрю на то, чтобы сняться в продолжении. Я тут же спросил в ответ: «Мерил в деле?» Они заверили, что Стрип дала согласие. И мое «да» прозвучало легко и с очевидной готовностью. А разве можно было сомневаться?! Первая часть пользовалась ошеломляющим успехом, принесла людям столько радости. Она и развлекала, и трогала за душу, и помогла многим разобраться в своих личных проблемах.

* В картине Mamma Mia! 2 собран превосходный актерский состав: (слева направо) Колин Ферт, Стеллан Скарсгард, Пирс Броснан, Мерил Стрип, Аманда Сейфрид

— Обе части сняты по песням ABBA. Можете назвать самое главное «Ватерлоо» в вашей жизни и самый главный «Победитель забирает все»?

— О, небеса! Ну и вопрос! Ладно, я совершил поступок, который можно охарактеризовать словами «Победитель забирает все», 35 лет назад. Тогда мне было 30, я набрался наглости и явился к менеджеру банка. Попросил оформить мне карточку с овердрафтом на 2 тысячи фунтов, сел на теплоход и отправился в Америку искать славы и успеха в качестве актера. Согласитесь, это был рискованный шаг.

— А ваше «Ватерлоо»?

— О, «Ватерлоо» в моей жизни было несколько (смеется). Но я хотел бы сохранить это в тайне. Нужно стремиться к новым и новым вершинам, а то, как ты этого добиваешься, не для чужих ушей.

— И все же?

— Если хотите это узнать на самом деле, тогда подождите немного и купите мои мемуары. Там прочтете все о моих «Ватерлоо».

— Серьезно?! А когда выходит книга?

— Господи! Кто меня за язык тянул? Я только начал. Все находится еще в зачаточном состоянии. Хотя обдумывал я это уже давно. Подтолкнул случай. У меня есть друг — Марк Бэйли. Недавно он написал книгу «Жизнь девяти ирландцев». В ней собраны рассказы о девяти выдающихся ирландцах. И к каждой из этих историй Бэйли попросил кого-то написать что-то вроде предисловия в виде эссе. Он обратился и ко мне. Я написал о Рексе Ингрэме. Был такой режиссер в эпоху немого кино. Он снял фильм «Четыре всадника Апокалипсиса». Для меня это было совершенно новое, неизвестное занятие. Вдруг в голову пришла идея, и я предложил Бэйли стать соавтором моих мемуаров. «Хочешь сломать на мне зубы?» — спросил я. И он принял вызов.

— Так когда все же выйдет книга?

— Не знаю! Вот пристали. Мы работаем над ней. Говорю же: для меня это новое дело. Мы встречаемся раз в неделю. Марк садится с ноутбуком и записывает то, что я ему рассказываю. А я скачу как дурак по комнате и вспоминаю. И мои воспоминания скачут вместе со мной. Затем Марк возвращается домой, приводит в порядок мои бредни и присылает мне. Я читаю, что-то корректирую. И мы встречаемся снова. Вот так и работаем.

— Каково это — устраивать ревизию самому себе?

— Чудесно. Имеет, между прочим, терапевтический эффект. Чувства смешанные. Есть радость и меланхолия. Прошлое, настоящее, будущее — все смешивается. Все-таки в мае мне стукнуло 65. От этого числа иногда перехватывает дыхание.

— Но вы выглядите великолепно.

— Пока все идет неплохо (стучит кулаком по деревянному столу). У меня есть работа, я все еще люблю то, чем занимаюсь. И мне есть что делать, есть о чем мечтать.

— Говорят, ваши сыновья наступают вам на пятки. Как вы относитесь к тому, что они решили делать карьеру в шоу-бизнесе?

— Что ж, Дилану 21 год, и он учится в университете Южной Калифорнии. Пэрис — молодой человек 17 лет. Он учится в Вашингтоне, еще год — и окончит школу. Не думаю, что они хотят стать актерами. Да, Дилан учится на факультете киноискусства. И Пэрис хочет поступить туда же. Но им нравится рассказывать истории, а не играть. И у них это неплохо получается. У моих мальчиков неплохой стиль.

— Но ведь Дилан работает манекенщиком, правда?

— Да. Он в модельном бизнесе. И Пэрис тоже. Младшему это даже нравится больше. Дилан относится к своему занятию с долей иронии.

— Тяжело быть отцом двоих таких красивых парней? Ваши сыновья весьма привлекательны.

— Это так, но у них есть замечательная мать. Она держит нас троих в строгости. К тому же у мальчиков есть свои головы на плечах. Хорошие головы. Они имели возможность наблюдать за своим отцом. И мотали на ус. Они видели, что профессия актера — не мед. И мы всегда много разговаривали. И продолжаем это делать. Стараемся почаще встречаться, ужинать вместе. Любим посидеть на кухне за столом. Мы очень близки. Уверен, что с моими мальчиками все будет хорошо.

— Что бы вы посоветовали своим сыновьям? Об актерской профессии или чем-то еще?

— Повторяю: они не хотят становиться актерами. Я прямо спросил их об этом: «Вы хотите сниматься, играть на сцене?» Они ответили уклончиво: «Может быть». Тогда я сказал: «Если да, то вам следует заняться серьезно самообразованием. Больше читать. Очень много читать. И не только художественную литературу. Нужно знать историю человечества. А что касается беллетристики, то нужно выбирать только хороших, настоящих писателей. Не всякую модную чепуху. А еще нужно иметь смелость выйти на сцену и показать людям, что вы умеете. Раскрыться перед ними. А это самое трудное. Если вы на самом деле хотите стать актерами, нужно найти хороших учителей, нужно долго учиться этому искусству. Читать пьесы и видеть себя в одной из ролей, представлять, как бы вы это сыграли. И только потом станет ясно, есть ли у вас актерский талант и есть ли смелость». И они хорошенько задумались.

— В начале нашего разговора вы упомянули Мерил Стрип. Для вас так важно было играть вместе с ней?

— Безусловно. Она выдающаяся женщина, выдающаяся актриса. Мерил отдает себя всю в каждой роли. И зрители это чувствуют. Она заполняет собой все вокруг. Мы с ней добрые друзья. Любить Мерил легко. Играть с ней вместе тоже легко. К сожалению, пока мы были партнерами только в Mamma Mia! Это легкий жанр. А мне очень хочется узнать, каково это — играть с Мерил в драме? Надеюсь, когда-нибудь это удастся. Но на нашу дружбу столь скромный опыт совместной работы не влияет. Скажу вам честно, такое в актерской среде — большая редкость. Это нужно особо ценить. Готов поспорить, даже если бы мы с ней не разговаривали все эти десять лет, дружба между нами никуда бы не делась. Это некое ощущение настоящего товарищества. Мы бы запросто смогли продолжить разговор с того места, на котором прервали его в 2008 году.

— Мерил Стрип — единственная причина, побудившая вас сниматься во второй части?

— Конечно, нет. Я уже говорил, что фильм понравился зрителям. Он дарит добрые, хорошие чувства. Но не только это. Мне хотелось снова увидеть и других актеров. Взять хотя бы Аманду Сейфрид. Десять лет назад ей был 21 год. По сути, она была еще ребенком, талантливым, жаждущим новых знаний, но ребенком. А теперь я увидел опытную актрису, красивую молодую женщину, которая успела стать матерью, увидел ее ребенка. Разве это не чудо? У нас вся команда великолепна. Да, именно так. Мы — это команда.

— Mamma Mia! — прежде всего мюзикл. Легкая романтическая комедия. Однако многие видят в ней историю женщины, которая ищет свое место в жизни, борется за свои права. Сегодня это особенно актуально, учитывая то, что права женщин оказались в центре внимания после секс-скандала в Голливуде. Что вы об этом всем думаете?

— Что думаю? Думаю, что потребовалось слишком много времени, чтобы мы стали свидетелями этих изменений. Поэтому я поддерживаю движение Time’s Up. И искренне радуюсь за его успехи. Но мне кажется, что пройдет еще много времени, прежде чем правительство, которое нами правит и которое навязывает нам законы, предпримет что-то действительно значимое в этом вопросе. Боюсь, что при нашем нынешнем президенте, который попал в Белый дом из реалити-шоу, это вряд ли произойдет. А так хочется порадоваться за женщин, почувствовать, что общество стало относиться к ним с должным уважением.

— Вы у своих сыновей воспитали эти чувства?

— Надеюсь, что да. Знаете, я не читал им лекции. Это не работает. Нужно, чтобы дети видели отношения в семье. Изо дня в день. Отношения между мужчиной по имени Пирс и женщиной по имени Кили. Чувствовали взаимное уважение и любовь между ними. А еще видели, как отец и мать вместе преодолевают трудности, радуются успехам, переживают горе. Это и есть семья. А в семье случается разное. За 25 лет нашего с Кили брака, конечно, мы ссорились, спорили. Но грызни не было никогда. Четверть века мы с женой идем одной дорогой, мы счастливы, и наши чувства сильны по-прежнему.

Броснан

* У Пирса Броснана красивые сыновья. 21-летний Дилан студент, а 17-летний Пэрис еще учится в школе

— Вы говорили, что у вас еще есть мечты. Поделитесь?

— О, конечно, больше хороших фильмов. Поскольку я завершил еще одну главу в своей жизни, мне хочется поскорее понять, что Броснан способен играть, какие роли мне теперь будут предлагать? Кроме того, работа над мемуарами подталкивает меня к другим неожиданным поступкам. Я давно занимаюсь живописью. Даже продаю картины, предлагая их на своем интернет-сайте. Но они никогда еще нигде не выставлялись. Если я решился написать книгу, то почему бы не попробовать организовать первую персональную выставку своих картин? И это еще не все. Что такое 65 лет? Разве жизнь заканчивается в этом возрасте? Мы тут с женой недавно засиделись на кухне, поговорили по душам. И приняли важное решение. Кили и я будем вместе продюсировать фильмы.

Какое-то время назад я основал небольшую компанию Irish DreamTime. Хочу снимать кино. Нет, режиссура мне не по зубам. А вот хорошим продюсером вполне могу быть. Да еще с помощью Кили. Кино будет документальное. Пока так. Мы уже приобрели права на книгу «Боги как мы». Она рассказывает о прекрасных певицах: Джони Митчелл, Карли Саймон, Кэрол Кинг. Думаю, у нас получится. У Кили уже есть опыт. Она сняла документальный фильм «Отравленный рай». Это честное кино о пестицидах, ГМО и прочем, и о том, как все это влияет на жизнь Гавайских островов. У нас там есть дом.

— Вы говорите сейчас о мечтах. А кошмары? Например, пожар в вашем доме в Малибу.

— Да, это был шокирующий инцидент. Такое надолго оставляет глубокий след в сознании. Я прямо сейчас ощущаю страх, чувствую запах дыма. А мой горящий Aston Martin! Эту жуткую картинку я точно никогда не забуду. Знаете, что осталось от моего любимого автомобиля? Рама! И две серебряные таблички с моим именем. Когда заказываешь Aston Martin, тебе на заводе делают две пластины из серебра с гравировкой имени и фамилии владельца. Их монтируют в передние двери. Так вот, у меня остались теперь только эти таблички. Обгоревшую раму я отправил на свалку. Но нужно держать удар. Главное, что Кили и сыновья живы. Идем дальше.

— Вы не раз видели горящие автомобили во время съемок. Это настоящие машины. И горят они по-настоящему…

— То совсем другое. На съемках это контролируемый процесс. А здесь горит твой дом! И в нем твои близкие. Пожар произошел 11 февраля 2015 года. Ущерб составил миллион долларов. Днем я заправил полный бак. Aston Martin стоял в гараже. Огонь мгновенно перекинулся на крышу дома, добрался до наших спален… Пожарные тушили пламя 30 минут. Мы стояли на улице и наблюдали. Кили иногда поднимала руку, словно хотела показать пожарным, где еще горит. Пэрис прижался ко мне, как маленький ребенок. Это было невыносимо.

— Вы же играли Джеймса Бонда! Он бы испугался в такой ситуации?

— Уверен, да. Адреналин действует одинаково в подобных случаях и у агента 007, и у актера, который его играл. Я все думал про полный бак в автомобиле. Проклинал себя, что залил столько бензина. Потом, когда все закончилось, узнал, что как раз полный бак и уберег нас от гораздо большего ущерба. Оказывается, машина взрывается, когда бак наполовину пуст. В этом случае происходит компрессия. В баке резко повышаются давление и температура. И происходит «бум»! А так взорвались только шины. Все остальное просто сгорело.

— Давайте лучше вернемся к мечтам. Думается, вы не зря упомянули ваши картины. Что скажете, готовится ваша персональная выставка или нет?

— Опять проболтался. Ладно, слушайте. У меня на данный момент завершены 153 картины. Я отобрал 20 из них. Процесс отбора был непростым. Сейчас веду переговоры о галерее в Париже. Не помню, кто, но меня убедили в том, что первую выставку нужно организовать непременно в Париже. Посмотрим, что из этого получится. С другой стороны, если меня уговорили уже два раза петь в мюзиклах, что мешает мне повесить десяток картин на стену и откупорить ящик шампанского для тех, кто рискнет их посмотреть?

— Думаете, это будет страшнее для вас, чем петь?

— В самую точку! Именно это я чувствую.

— Сыновьям нравятся фильмы с вашим участием? Mamma Mia! 2, например?

— Да. Мы посмотрели его всей семьей недели две назад. Они где-то раздобыли диск с копией и притащили домой. Хорошо провели вечер, должен сказать. Заказали пиццу, посмотрели фильм.

— Опишите, каким должен быть лучший выходной в вашем понимании?

— Это простой вопрос. Проснуться и выпить чашку кофе. Сказать Кили, что я ее люблю. Если погода хорошая, покататься на велосипеде. Затем поехать в студию и поработать с кистью над очередной своей картиной. Знать, что, пока ты рисуешь, жена готовит вкусный обед. Пообедать всей семьей. Потом поплавать немного. Можно подняться на гору и полюбоваться видами.

— Вы — ирландец. И все же, вероятно, болели за сборную Англии на чемпионате мира по футболу. Что чувствовали, когда англичане проиграли хорватам? Ведь вы хорошо знаете теперь Хорватию. Там снималась вторая часть Mamma Mia!

— Я был убит. Такая трагедия! Но что делать — хорваты очень хорошо играли. Сильная команда. Агрессивные ребята. А как иначе? Нужно быть агрессивным, если хочешь победить. Футбол — прекрасная честная игра. Я ее люблю. Сборная Англии в ее нынешнем составе — молодая команда. У нее еще все впереди. Уверен, парни и сегодня прокручивают в голове этот полуфинал с хорватами. И будут еще долго анализировать его. Это важно. Работа над ошибками делает тебя сильнее. Поверьте, я знаю, о чем говорю. А Хорватию я правда люблю. Красивая страна. Я бывал там много раз.

— За кого болели в финальном матче?

— Думал, что Хорватия выиграет… Что за лето такое! Сначала чемпионат мира по футболу, где проигрывают те, за кого болеешь. Потом Уимблдон, где Роджер Федерер вылетает в четвертьфинале! Так и хочется воскликнуть: «Mamma Mia!»

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Jason Adams/ The Interview People)

Читайте также
Новости партнеров

Муж вычитывает супругу: — Люба, ты обнаглела вообще! Мало того, что заявилась поздно ночью, так еще и в стельку пьяная!.. — Да какая пьяная?! Мы с кумой выпили всего-то по чуть-чуть. Я даже посуду всю перемыла! — Ага! Подсолнечным маслом!!!