ПОИСК
Події

Первым словом малютки ирочки было имя старшей сестрички, которую она никогда не видела

0:00 5 жовтня 2000
Інф. «ФАКТІВ»
Беда в том, что Зоя родилась неполноценной. Решившая через какое-то время забрать ее из интерната для детей-инвалидов, бабушка стала врагом для матери девочки

За всю беременность Елена у врача не была ни разу. Хотя ребенка хотела и заранее знала, как назовет. А в поликлинику не ходила, поскольку считала, что осмотры и анализы приносят только вред. -- Раньше ведь обходились без всего этого, и дети были здоровее. Рожать Лена тоже решила без медицинской помощи -- дома. А когда начались схватки, не вынесла боли и вызвала «скорую»… Роды прошли нормально. Но взглянув на новорожденного, пожилая акушерка ахнула. У матери сердце оборвалось: «Мой ребенок умер?» Врач отрицательно покачала головой: «Нет, девочка жива, только… » Опытный глаз сразу увидел на личике новорожденной признаки неполноценности.

Оставленная в роддоме дочь начала преследовать Лену в кошмарах

У маленькой Зои диагностировали олигофрению (все имена героев изменены из этических соображений. -- Авт. ). Врачи предупредили молодую мать, что девочка нуждается в особом уходе, ее нельзя оставить без присмотра даже на час. Не многие родители способны пожертвовать всей своей жизнью ради ребенка, который никогда не сможет ни понять, ни оценить этой жертвы. Елене посоветовали трезво взвесить все «за» и «против» и решить, забирать ли Зою домой или лучше отдать ее в специальный интернат.

Из роддома Лена вышла одна. «Будем считать, что наша девочка умерла», -- сказала она дома.

Близкие безропотно приняли решение Елены и постарались оградить ее от всего, что могло бы напомнить о Зое. Первое время казалось, что это удалось, а потом… Лену стали терзать ночные кошмары. Ей постоянно снилась трехлетняя девочка без лица, которая гналась за ней по темным коридорам. Женщина выбивалась из сил, но преследовательница приближалась, и когда уже почти настигала, Лена просыпалась в холодном поту. О содержании снов не то что рассказывать кому-то -- даже вспоминать днем боялась. Но муж заметил, что с Леной творится что-то неладное. Саша уговорил жену обратиться к психологу. Тому, естественно, о Зое ничего не рассказали, и специалист растолковал ночные страхи по-своему: он решил, что Лена просто панически боится иметь детей. И посоветовал молодым супругам не тянуть больше с ребенком -- дескать, с его появлением исчезнут все страхи. И действительно, стоило Лене забеременеть -- кошмарные сны оставили ее в покое.

РЕКЛАМА

Вынашивая второго ребенка, Елена обошла всех врачей, каких только могла. Но сколько ни уверяли ее, что беременность протекает совершенно нормально, женщина не успокаивалась. Она то и дело плакала и твердила мужу: «Если у малыша будет хоть что-нибудь не в порядке, я этого не вынесу. Я покончу с собой или сойду с ума!» Саша как мог утешал жену, но и сам нервничал не меньше…

Лена родила здоровую, красивую девочку. Счастливые бабушки и дедушки души в Иришке не чаяли. Постепенно успокоилась и Лена. Да и жизнь стала налаживаться: Саше предложили хорошую работу в Киеве, и семья уехала из Харькова.

РЕКЛАМА

«Дух заживо похороненного ребенка угрожает вам местью»

Квартире в столице Елена радовалась, как новогоднему подарку. Ей казалось, что она всю жизнь прожила в этом светлом городе. О Харькове не хотелось даже вспоминать! Но все равно ездить туда в гости приходилось -- бабушки и дедушки сильно скучали по внучке. И маленькая Иринка будто чувствовала какую-то связь с родным городом -- даже говорить начала там, а не в Киеве.

-- Первое Иришкино слово всех повергло в шок, -- вспоминает Сашина мама, Алла Васильевна. -- Я уж не знаю, как такое могло случиться, но малышка, до сих пор не сказавшая ни одного внятного слова, вдруг произнесла… «Зоя». Да так правильно и отчетливо! Мы все обомлели: как ребенок мог узнать имя своей старшей сестры? Может быть, совпадение? Хотя ни одной знакомой Зои у нас нет… Больше всех, конечно, расстроилась Лена. Она решила, что Иришку кто-то специально подучил. Но я в это не верю -- близкие люди не способны на такую подлость, а чужие с Иринкой не общались.

РЕКЛАМА

Через несколько дней после инцидента Алле Васильевне приснился тот самый кошмар, который когда-то мучил ее невестку. И что самое странное: о снах Лены она узнала, лишь когда рассказала ей о своих. Правда, было в них одно отличие: гнавшаяся за Аллой Васильевной девочка без лица в последний момент вдруг превращалась в маленькую Иришку. И от этого становилось еще страшнее -- так жутко, что кровь стыла в жилах.

-- Когда сон повторился, я поняла: он снится мне неспроста, это какой-то знак, -- рассказывает женщина. -- Мне всегда казалось, что игнорировать знамения свыше глупо и небезопасно. Поэтому изо всех сил старалась понять, что значит этот сон и к чему он призывает. Даже к гадалке пошла, но сказать ей о первой внучке мне почему-то в голову не пришло. А та вдруг заявила: на вас, дескать, обижается дух ребенка, когда-то похороненного заживо, он грозит в отместку забрать к себе Иру. Гадалка посоветовала поставить свечку за упокой души неизвестного ребенка, молебен заказать. Но я уже поняла, что этот похороненный ребенок -- брошенная нами Зоя. И решила забрать старшую внучку домой. Тем более что сейчас я неплохо зарабатываю и могу себе позволить нанять для девочки сиделку.

Желание свекрови взять к себе больную внучку вызвало бурное негодование Лены. Она даже объявила, что повесится, если Алла Васильевна возьмет Зою. Но женщина не уступила: «Если у тебя нет ума, иди и вешайся -- я тогда заберу не только Зою, но и Иринку. И прекрасно их воспитаю. » Вешаться Лена передумала, а вот со свекровью рассорилась напрочь.

-- Я уже когда-то мысленно похоронила старшую дочку, -- всхлипывает Лена, -- и никто не смеет ее воскрешать. Не хочу этого! Я и так вынесла больше, чем вы можете себе представить, и не желаю переживать всю эту боль еще раз! А Алла Васильевна хочет быть добренькой за мой счет! И первое слово с Ирой явно она отрепетировала…

Мы с Еленой сидим друг против друга в ее дорого обставленной гостиной. Цветная Иришкина фотография улыбается мне со стены. Лена нервно курит, плачет и то и дело напоминает, что все происходящее в их семье посторонних не касается. Однако не прогоняет меня, а говорит, говорит, говорит… Я сжимаю в руках чашку с давно остывшим кофе и терпеливо выслушиваю бесконечные претензии и обиды. Лена ни на секунду не сомневается во враждебных намерениях свекрови. И даже мысли не допускает, что Аллой Васильевной движет страх за них всех, а особенно -- за Иришку. Неужели Елена не понимает, что, взяв к себе Зою, которой нет еще и трех лет, бабушка получит лишь массу хлопот -- какая уж тут выгода? Но невестка упорно ее ищет в планах свекрови…

И все же документы на опеку над Зоей Алла Васильевна уже оформила и несколько дней назад забрала ее домой. В уютной бабушкиной квартире девочка просто ожила и даже начала учиться говорить. При появлении бабушки тянет к ней ручки и выдыхает: «Ба»…

«Я гораздо больше осуждаю родителей, бросающих здоровых детей»

О том, что Зоя приходится Алле Васильевне родной внучкой, знают только близкие родственники. Для посторонних она -- брошенный кем-то ребенок, на удочерение которого женщина решилась в порыве альтруизма.

-- Если соседи прознают, что Зоя -- наш ребенок, меня обязательно осудят, -- качает головой Алла Васильевна. -- Одни -- за то, что мы когда-то отказались от больной девочки, другие -- за то, что взяла ее…

Но если соседи могут осудить тех, кто отказывается от тяжелобольных детей, то большинство врачей на это не решаются. Как объяснила главврач Киевского областного центра охраны здоровья матери и ребенка Лариса Журавлева, специалисты глубже смотрят на подобные трагедии.

-- Я гораздо больше осуждаю женщин, которые бросают здоровых малышей, -- говорит Лариса Андреевна. -- Не так давно в нашем роддоме женщина из благополучной семьи оставила сына. Сказала, что у них и так четверо детей, поэтому брать еще одного муж не соглашается. Вот таких людей я понять не могу. Оставляющих же детей с серьезными патологиями вроде бы и хочется осудить, а потом посмотришь и… становится жаль их. Не зря ведь пословица гласит, что лучше перестрадать один раз, чем плакать всю жизнь. Я знаю случаи, когда первый ребенок в семье рождался с аномалиями развития, но родители забирали его домой. Больше детей в этих семьях не было: матери боялись, что второй малыш тоже будет неполноценным. В конечном счете мужчины уходили из семьи. А женщины замыкались на заботах о больном ребенке (в детский сад ведь такого не отдашь!), оставались без работы и оказывались в нищете. Фактически вся жизнь у них шла под откос. Поэтому-то я и не берусь судить людей, которые на такой подвиг не отважились. Родители ребенка с аномалиями развития должны сами решать, как поступить: можно ведь перечислять деньги интернату, в котором он находится, навещать ребенка, покупать ему обувь и одежду… Ведь в наше трудное время государству очень непросто содержать тяжелобольных детей.

А вообще-то, я считаю, лучше предотвратить трагедию, чем потом искать способы ее более-менее гуманного разрешения. На базе нашего центра создано медико-генетическое отделение, которое занимается предупреждением рождения детей с патологиями. Например детей с хромосомными мутациями, в том числе и болезнью Дауна, с несовершенным остеогенезом, когда у новорожденного оказываются недоразвиты кости, и он появляется на свет с множественными переломами. Мы обследуем женщин и на так называемые торчинфекции: токсоплазмоз, герпес, цитомегаловирус… Если беременная женщина является носителем такой инфекции, через плаценту она заражает своего будущего ребенка, который появится на свет с серьезными аномалиями развития. Такие дети или умирают вскоре после рождения, или влачат существование в интернатах для детей-инвалидов.

Но если вовремя обратиться к специалистам, этого можно избежать. Правильно, на мой взгляд, поступают супружеские пары, которые, прежде чем зачать ребенка, идут на обследование. Ведь очень многие, особенно жители сельской местности, являются носителями, скажем, токсоплазмоза, даже не догадываясь об этом. Конечно, и токсоплазмоз, и цитомегаловирус можно вылечить, только делать это надо до беременности. В центре пренатальной диагностики на раннем сроке беременности можно выявить и серьезные заболевания плода, например гидроцефалию. Недавно мы прервали беременность женщине, у ребенка которой не было половины черепной коробки. Он все равно бы погиб, но только позже, причинив матери большие страдания. Поэтому если женщина приходит на обследование, будучи беременна меньше 28 недель, рождение неполноценного ребенка можно предотвратить.

Но, к сожалению, ответственных женщин не так много. Буквально в этом месяце нам пришлось делать кесарево сечение женщине, ребенок которой умер от множественных врожденных пороков, в том числе и нарушения развития костей. А позже выяснилось, что два года назад эта женщина уже потеряла первого ребенка, и тоже из-за врожденных патологий развития. Она должна была встревожиться уже тогда и, прежде чем забеременеть второй раз, тщательно обследоваться. Надо помнить, что Киевская область серьезно пострадала в результате чернобыльской катастрофы, а значит, мутации неизбежны. Именно для того, чтобы избавить женщин от переживаний, связанных с рождением неполноценных детей, и создан наш центр, где все необходимые обследования жители области проходят совершенно бесплатно.

Впрочем, если токсоплазмоз или цитомегаловирус -- заболевания относительно «новые» и не слишком образованные люди могут о них не знать, то есть ведь и всем известные, такие, как сифилис или гонорея. Вы даже не представляете, сколько женщин болеют сифилисом и годами не лечатся! У нас в прошлом году было 18 рожениц с этим заболеванием. К счастью, врожденный сифилис диагностировали только у двух младенцев из восемнадцати.

Так что, родится ребенок здоровым или больным -- в огромной степени зависит от матери. От того, насколько ответственно она относится к появлению малыша.


«Facty i kommentarii «. 05-Октябрь-2000. Человек и общество.

378

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів