БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Два года боролась со смертельной болезнью циркового артиста его молоденькая ученица

0:00 12 декабря 2000
Виолетта КИРТОКА «ФАКТЫ»

Увы, недуг оказался сильнее, но чудо все-таки случилось -- чудо человеческих взаимоотношений

Из-за слабости в руках мужчина включал свет в квартире… носом

Болезнь поразила танцовщика циркового балета быстро и неожиданно. Вначале появилась слабость в руках. Но мужчина продолжал выступать, ездить на гастроли. Вскоре руки перестали слушаться вовсе. Дошло до того, что свет в квартире Николай Иванович зажигал, нажимая на выключатель… носом. К тому времени номер, с которым выступала труппа, в цирке показывать перестали. Коллектив распался, танцоры искали работу кто где, а молоденькая Ирина, работавшая в цирке, всецело отдалась заботам о здоровье своего учителя.

-- Мы бы, наверное, не смогли ухаживать за ним так, как это делала Ира, -- размышляет Валентина Васильевна, родственница Николая Ивановича. -- Она боролась с болезнью как могла. Мы с мужем не раз ей говорили, что сами можем заботиться о Николае. Ведь живем рядом, мой муж каждый день заходил к брату, приносил все необходимое. Меня больше всего поражало, что юная девушка будто забыла о своем личном ради больного человека.

Ира появилась в жизни Николая Ивановича сразу после того, как его супруга, тоже танцовщица циркового балета, уехала на работу в Италию. Сам собой напрашивался вопрос: «Это был роман зрелого мужчины с девушкой?» (Разница в их возрасте -- 26 лет. ) Валентина Васильевна не колеблясь ответила:

-- Это были отношения учителя и ученицы. Очень искренние и чистые. Ира оказалась единственным человеком, который понимал Колю с полувзгляда. Когда отказала речь, он все равно произносил ее имя: «Ириш!»

Первое время девушка каждый день проведывала учителя. А когда год назад болезнь его свалила, Ира переехала к Николаю Ивановичу, чтобы постоянно быть рядом. Она ухаживала за ним, как за маленьким ребенком: кормила с ложечки перетертой едой, усаживала поудобнее, растирала ноги и руки, читала любимые рериховские книги, рассказывала о том, что происходит вокруг.

-- С каждым днем ему становилось все хуже. Дошло до того, что он с трудом глотал, не мог поднести ко рту даже малюсенький бутерброд -- еду брал губами прямо с тарелки, -- вспоминает девушка, которой сейчас всего 23 года.

-- На медицинские консультации и обследования Николая водила тоже Ирина, -- продолжает Валентина Васильевна. -- Она первая узнала, что боковой амиотрофический склероз неизлечим и со временем полностью поразит опорно-двигательный аппарат, а затем начнет уничтожать внутренние органы. Смерть может наступить в любой момент… Не знаю, откуда в Ире столько сил, но она этим летом решила отвезти Колю на Херсонщину.

-- Три месяца мы были в селе. Там Коля заметно окреп, -- говорит Ира. -- Хотя ему уже было очень трудно дышать. Лежать на спине не мог -- сразу задыхался, поэтому спал сидя. Он попросил меня приготовить варенье из ягод и фруктов, которые росли в саду. Однажды, глядя на огромное число банок с разноцветным вареньем, я неожиданно для себя подумала: «А ведь Коля этого уже не попробует!»

Возвращаясь в Киев, Ира говорила о том, как они поедут на Херсонщину следующим летом. Казалось, эти мечты придают Николаю сил, облегчают его страдания. Но жить ему оставалось полтора месяца.

Он репетировал с Ириной до тех пор, пока у него не отказали ноги

-- Болезнь принесла много разочарований Николаю, -- продолжает Валентина Васильевна. -- Он не привык просить, был против, чтобы за ним кто-то ухаживал, старался все делать сам и всем помогать. А когда заболел, многие друзья исчезли из его жизни. Жена ни разу даже не позвонила. Коля не жаловался, но я-то видела, что ему больно. Возле него остались верные люди. Сын, узнав о болезни, хотел забрать отца в Петербург. Однако Коля отказался. Замдиректора цирка регулярно проведывал его, а если была возможность, вывозил на машине подышать свежим воздухом. И, конечно же, рядом всегда была Ира.

Не даром, наверное, слова «предательство» и «преданность» очень близки по звучанию. Сложные жизненные ситуации сразу же разделяют окружающих нас людей на преданных и предателей.

… Когда мы договаривались с Ириной встретиться, оговорили, по каким приметам сможем друг друга узнать. Но даже если бы я не знала, во что Ирина будет одета, я бы ее узнала исключительно по походке. Так легко и плавно, ступая с пальцев на пятку, ходят балерины. Естественно, наш разговор начался с воспоминаний.

-- Цирк был на гастролях в Перу, -- рассказала девушка. -- Но вышло так, что два месяца мы просидели без выступлений, а на обратную дорогу не было денег. Все это время кто пил, кто гулял. А мы с подружкой попросили Николая Ивановича позаниматься с нами. Ведь мы только пришли в балет. Опыта никакого. Он с удовольствием с нами возился. Мы шли куда-нибудь на природу и репетировали, отрабатывали движения по нескольку часов. Заодно он рассказывал нам об интересовавших его философских учениях. Вернувшись в Киев, мы не прекратили наших занятий -- Николай Иванович помог подготовить выпускные номера для эстрадно-циркового училища, которое в то время мы с подругой оканчивали.

Николай Иванович всегда мечтал о балете, но вышло так, что стал работать в цирке. Однако он сделал все для того, чтобы его сын теперь танцевал в балете Мариинского театра в Петербурге. А несбывшиеся мечты Николая и Ирины стали основой их искренних и надежных отношений.

-- Может, я хорошо понимала Николая Ивановича потому, что меня «отбраковали» из хореографического училища из-за высокого роста. Поэтому пришлось идти в эстрадно-цирковое, хотя я очень хотела заниматься классическим танцем, работать в театре, -- продолжает Ирина. -- Николай Иванович не вписывался в цирковой коллектив, где любят пошуметь, покутить. Врачи говорят, что толчком к развитию его болезни могли стать частые переезды, большие нагрузки, переживания.

Ирине очень трудно вспоминать о днях болезни Николая Ивановича. Слезы непроизвольно текут по щекам девушки. Она называет его Колей, но когда речь заходит о его мировоззрении, влиянии на ее жизнь, то называет Николаем Ивановичем.

-- Коля занимался со мной, пока мог ходить, -- говорит Ирина. -- Конечно, движения у него уже были не те, пластичность убывала с каждым днем, но он умел рассказать, что нужно делать, старался все показывать.

Девушка все надеялась на чудо -- что недуг отступит, и тогда они вместе смогут поехать в Индию, культурой которой во время болезни очень увлекся Николай Иванович.

-- Коля был недоволен, что я постоянно сижу возле него, -- признается Ирина. -- Он настаивал, чтобы я искала работу, занималась танцами. И я сдалась -- весной уехала на полтора месяца в Москву, работала в балете у Игоря Кио. В это время за Колей присматривал друг. Но чувство вины меня не покидало, мне казалось, что никто, кроме меня, не может ухаживать за ним.

Очень трудно постоянно быть рядом с больным человеком, выполнять все его просьбы днем и ночью. И девушка не скрывает, что иногда срывалась -- тайком от Николая плакала. От того, что не может победить болезнь.

«Хотел бы я, чтобы у меня была такая дочь»

… В тот день все было как обычно. Ирина с братом Николая Ивановича усадили больного поудобнее, накрыв пледом. Брат ушел, Ира легла в соседней комнате. Неожиданно в квартире стало как-то необычно тихо.

-- Я подумала, что Коля уснул. Обрадовалась этому, ведь он уже несколько ночей почти не спал, -- вспоминает Ира. -- Но все-таки пошла к нему -- даже во сне он дышал хрипло, а тут такая тишина. Он выглядел спящим. Я его тихонечко позвала, затем взяла за плечо. И вдруг Колина голова упала на грудь. Я поняла: все… Честно говоря, готовила себя к тому, что этот день настанет, но, оказывается, смерть все равно приходит неожиданно. Я думала: когда Коля умрет, буду плакать, кричать от боли. Но почему-то не могла плакать. Было такое ощущение, что я опустошена. Никаких эмоций.

На следующий день Ирина собрала свои вещи и вернулась к родителям. После похорон она спросила, можно ли забрать книги, рериховские репродукции -- то, чем дорожил Коля. Ей разрешили.

Несколько раз ее спрашивали: «И сколько вам платят за то, что вы так хорошо за ним присматриваете?» Вспоминая эти моменты, девушка меняется в лице. «Я относилась к Николаю Ивановичу, как к отцу, духовному отцу. Когда он был еще здоров и кто-нибудь называл меня его дочерью, он всегда говорил: «Хотел бы я, чтобы у меня была такая дочь!» Эти слова для меня очень дороги. »

Сейчас Ирина готовится к конкурсному отбору в балетную труппу, которая поедет в Индию. Комиссии она показала номера, подготовленные вместе с Николаем Ивановичем.

-- Мне сказали, что они слишком сложные. А ведь мы хотели, чтобы танец имел глубокий смысл, хотя сейчас больше котируются ритм и легкость, -- объясняет Ирина. -- Я постараюсь исполнить мечту моего учителя и поехать в Индию. Ведь недаром происходят такие совпадения -- о поездке я узнала, когда еще не прошло сорок дней со дня его смерти…

Мало кто верит, что женщина и мужчина могут дружить, не подкрепляя свои отношения постелью. Если же мужчина старше своей подруги, то ухмылок и злословия в свой адрес им уж точно не избежать. Честно говоря, я тоже не сомневалась, что только любовь могла дать силы девушке вынести долгие испытания. Оказалось, это было чувство благодарности и преданности, которое воспитали в дочери родители. И им -- низкий поклон за это.


«Facty i kommentarii «. 12-Декабрь-2000. Человек и общество.

302

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров