ПОИСК
Інтерв'ю

EL Кравчук: «В годы, когда работал натурщиком, приходилось позировать и обнаженным»

0:36 15 грудня 2010
Популярный певец отмечает 15-летие своего творчества и борется за право представлять Украину на «Евровидении-2011»

Ровно через 15 лет после начала певческой карьеры в творчестве Андрея Кравчука начался новый виток. К этой дате певец решил выпустить сразу два альбома, в которых представит новые песни и уже полюбившиеся слушателям хиты (»Вiйна», «Наречена», «Голливуд»). С песней «Моя надежда», слова которой написал священник из Берлина, Андрей решил штурмовать конкурс «Евровидение». Он вошел в число 15 финалистов национального отбора и по результатам интернет-голосования на офици-альном сайте телезрителей оказался на четвертом месте.

EL Кравчук не сомневается, что зрители, увидев его выступление со спецэффектами, назовут певца лучшим. Кстати, эту композицию уже полюбили в Германии.

«ФАКТЫ» побеседовали с певцом перед его отъездом в Германию, где он выступает с концертами.

«Андрей Данилко пока дарит мне свои песни»

- Да ты похудел! Это специально к отбору на «Евровидение»?

 — Я не просто худею, а привожу свой организм в порядок. Диетами можно подорвать здоровье, поэтому я решил обратиться к специалистам. Мой друг Андрей Данилко посоветовал хорошую клинику. Я посещаю ее два раза в год. Называю это заведение добровольной тюрьмой, поскольку на закрытой территории нет ни магазинов, ни ресторанов. Там я очищаюсь разными методами. Один из них — озонотерапия. Это помогает справиться с вредными веществами, которые накапливаются в организме. Кроме того, регулярно посещаю спортзал.

- С этим ты перестарался, так тренировался, что аж сознание потерял…

 — Дело не в этом. Организм дал сбой из-за общей усталости. За один день у меня было три перелета. Толком не отдохнув, отправился в спортзал. Делал обычные упражнения и вдруг отключился, ненадолго потеряв сознание. Кто-то «добрый» снял это на мобильный и «слил» фото в интернет. Думаю, со многими трудоголиками подобное случается.

- Как приходил в себя?

 — Вызвали «скорую», меня отвезли в больницу. Поставили капельницу с раствором глюкозы — вот и все. Доктор осмотрел меня и сказал, что все в порядке. Обморок был связан не со здоровьем, а с графиком работы. Нужно правильно его составлять. К сожалению, я этого делать не умею, вкалываю, пока батарейки не сядут. Признаюсь, мне не хватает профессионального продюсера, который направил бы всю творческую энергию в нужное русло. Распыляясь на концертную деятельность, менеджмент и прочее, я теряюсь, многое забываю, опаздываю…

- С продюсерами, мягко говоря, тебе не везло.

 — Скорее, у меня их не было. Хороших. С Женей Рыбчинским громко стартанули, а потом со скандалом расстались. Даже судились. Это принесло некоторым образом известность нам обоим. Сейчас опять дружим и даже живем рядом. Возможно, снова поработаем вместе.

- Чем закончились судебные разбирательства?

 — Каждый остался при своем. У нас не было друг к другу денежных претензий. Спорили из-за авторских прав. Тогда у нас говорил не разум, а амбиции. Мы имущество не закладывали, в долги не влезали. По большому счету и спорить было не из-за чего. К тому же мы сами раздували эту тему, а через год смеялись над тем, как это все подавалось в прессе. У нас был подписан контракт на два года. Срок закончился — подняли скандал.

- С Олегом Черным — бывшим продюсером Тины Кароль — ты сошелся и разошелся по-тихому. На карьере это сказалось?

 — Сотрудничество с Олегом завязалось через композитора Мишу Некрасова. Я хотел записать альбом, а поскольку Некрасов работал с Черным, то все случилось само собой. У нас не было ни контракта, ни конкретных договоренностей. Все держалось на честном слове. Как-то получилось, что мы разошлись. Сейчас я сам по себе. Советуюсь с Семеном Горовым, Данилко помогает. На его студии записываю вокальные треки, песни, которые для меня пишет Андрей. «На облаках» — это полностью его концепция, идея.

- Ты покупаешь у него песни?

 — Пока дарит. Андрей имеет свои авторские права. Еще я начал сотрудничать с российским композитором Олегом Попковым, который работает с Кристиной Орбакайте, Таисией Повалий, Валерией…

- Которого ты якобы отбил у Филиппа Киркорова?

 — Попков сотрудничает со многими артистами. Я решил, что в моих новых песнях должны быть хорошие стихи со смыслом. Полез в интернет их искать и случайно наткнулся на стихотворение «Моя надежда». Слова «Ну почему жесток этот мир?.. В злобе утопаем, порою даже сами не знаем, куда идем и кто же наш кумир» меня сразу зацепили. Я тут же написал автору. Им оказался игумен Даниил, православный монах, секретарь Архиепископа Берлинского Феофана. Я спросил разрешения использовать его стихи в своем творчестве, а он ответил, что ими уже заинтересовался композитор из Санкт-Петербурга Олег Попков. Я как раз искал песню для участия в отборочном туре на «Евровидение». Мы по интернету связались с Олегом и решили сотрудничать. Он написал музыку на слова отца Даниила. Получилась такая вот интернациональная работа. За эту композицию активно голосуют телезрители, сейчас я вошел в пятерку лидеров. Надеюсь, мы победим.

Считаю, что для результативного выступления нужна концепция. Никого не заинтересуешь просто хорошей песней, если она будет оторвана от мировых проблем. Тут уместно процитировать Мадонну: «Если хочешь узнать, что происходит в мире, прочти названия песен, занимающих первые места хит-парадов. И ты поймешь, чем сегодня живут люди». Победительница «Евровидения-2010» Лена из Германии умело это использовала. Европа уже устала от яркого макияжа, накладных ресниц, всего этого гламура. Скромная, ненакрашенная Лена, у которой и номера-то не было, покорила всех своей искренностью и простотой.

«Композицию «Моя надежда» скачали в интернете уже почти 500 тысяч пользователей»

- А ты на что ставишь?

 — На международную команду: украинский певец, немецкий священник и российский композитор. Слова песни на английском языке, а припев — на немецком, ведь конкурс будет проходить в Германии. Хочу подарить надежду уставшей от кризиса и волны забастовок Европе. Сейчас не время петь об этнике, сексе. У меня номер уже готов, но пока не буду полностью раскрывать концепцию. Песню «Моя надежда» в интернете скачали уже почти 500 тысяч пользователей.  

- Ты состоявшийся артист. Как чувствуешь себя перед жюри, в котором есть те, кто не имеет отношения ни к музыке, ни к «Евровидению»?

 — Ответ в твоем же вопросе. Несмотря на свои ощущения, продолжаю заниматься своим делом. Для многих на этом отборе я, как кость в горле. Мой продукт оказался довольно интересным. Через пять часов после того, как песня появилась в сети, пошли заголовки российских агентств: «Берлинский монах пишет для «Евровидения». Меня уже приглашают на выступления в Европу. В декабре запланировано три концерта в Германии. Европейцам пришлось по душе мое творчество. И новая программа, и песни из репертуара Вертинского.

- А чего вдруг ты решил исполнять его песни?

 — Это случилось не вдруг. Я всегда пел репертуар Вертинского на кухонных посиделках у друзей. А инициатором стал Андрей Данилко. Его любимая песня — «В вечерних ресторанах, парижских балаганах… » Андрей посоветовал выйти с этой программой на широкую публику. Когда мое исполнение услышал режиссер Семен Горов, он сразу же загорелся: «Давай поставим программу!» Еще 10 лет назад я познакомился с семьей Вертинского. Его дочь Анастасия, послушав, как я пою «В бананово-лимонном Сингапуре», «Танго магнолия», дала свое согласие на исполнение песен отца. Для меня это очень круто!

- Ты шел к этому 15 лет. С того момента, как впервые вышел на сцену?

 — Все началось гораздо раньше, еще когда учился в 11 классе. Совершенно случайно я попал на репетицию детского джазового оркестра. Там заболел вокалист и меня попросили его временно заменить. Опыт я имел, ведь закончил музыкальную школу по классу фортепиано, пытался петь в хоре. Но его руководитель сказала: «Юноша, у вас голос, как у иерихонской трубы, вас слышно больше, чем весь хор. Лучше идите погуляйте». И вот я гулял до определенного момента. На какое-то время стал солистом джазового оркестра. Тогда же кто-то из ребят познакомил меня с Ирой Билык. Мы подружились, вместе придумывали стихи. Именно она посоветовала мне поступать в музыкальное училище имени Глиэра. Я подал документы, но отнесся к этому как к авантюре. К большому удивлению, меня приняли сразу на второй курс. И вот с этого момента я понял, что действительно хочу быть певцом. Начал искать команду, репетировать. Рядом с общежитием музыкального училища находился концертный зал КПИ. Я познакомился с его директором и договорился, что буду приходить, когда зал будет пустовать. В течение двух лет выходил на сцену, брал в руки микрофон и пел перед пустым залом. Так боролся со страхом, но и сейчас очень волнуюсь перед выходом на сцену.

«Строительство дома дальше фундамента и забора не пошло»

-  Гонорар свой первый помнишь?

 — Такое не забывается. Мой первый концерт состоялся в городе Славутич 1 апреля, в День смеха. Ехал туда и опасался, что это чья-то шутка. Но все оказалось правдой. Нам заплатили около 150 долларов. На эти деньги пошили костюмы — кафтаны из гобеленовой ткани, а Земскова и Ворожбит смастерили белоснежные рубашки. Помню, на примерках чувствовал себя настоящим принцем. Перед концертом прихожу — все рубашки порезаны, по одному рукаву оторвано. Я в шоке: «Девочки, что это?» — «Это мы придумали, так интереснее». Получились довольно смелые костюмы. В них мы и выступали на фестивале «Червона рута».

- Выгодно подать наряд ты научился, работая моделью?

 — Это немного приблизило меня к шоу-бизнесу. Благодаря подиуму познакомился со многими людьми, в том числе дизайнерами Земсковой и Ворожбит.

- Ты еще и натурщиком был?

 — В Доме моделей, что на улице Шота Руставели. Там же тогда работала Снежана Егорова. Иногда моделей арендовали для художественного института. По четыре часа нужно было стоять или сидеть в одной позе, не шевелясь. Платили за это по тем временам неплохо — 50 рублей.

- Обнаженным позировал?

 — Приходилось. Надеюсь, студенты даже не догадываются, кто перед ними был (смеется). Теперь только художник Арсен Савадов иногда просит меня позировать. Но не голым.

- Легко раздевался перед публикой?

 — Относился к этому только как к работе, без всякого сексуального подтекста. А в жизни для меня это довольно проблематично, я человек стеснительный. У меня нет ни одной эротической съемки.

- Три года назад, когда мы встречались у нас в редакции, ты был без машины, начинал строительство дома и искал продюсера. Реализовал свои планы?

 — Машины у меня как не было, так и нет. Пользуюсь такси, иногда друзья свои авто одалживают. С домом пока дальше фундамента и забора дело не пошло. Все деньги, которые планировал вложить в строительство, пустил на запись новых песен и съемку клипов. Для меня это важнее, чем бытовые вопросы. По-прежнему живу в арендованном небольшом домике, недалеко от памятника Родине-матери. Очень нравится это место, но купить здесь жилье для меня нереально. Во всяком случае, сейчас. Говорят, в этом районе 200 тысяч долларов стоит сотка земли. Будучи киевлянином, хочется жить там, где нравится, находясь в гармонии с собой и внешним миром. Это дает мне силы на что-то новое.

1330

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.