Интервью со звездой Беседы с Ларри Кингом

Барбра Стрейзанд: «Я постоянно забываю тексты песен и поэтому 27 лет не выступала на сцене»

16:28 23 декабря 2010   3297
Барбра Стрейзанд
Подготовила Наталия ТЕРЕХ, «ФАКТЫ»

В канун Рождества легендарная актриса и певица дала интервью Ларри Кингу в своем доме в Малибу

Неделю назад в Вашингтоне состоялась запись ежегодного рождественского концерта. По традиции гостями этого шоу стали президент США и первая леди. Они же выбирали исполнителей, которые будут поздравлять нацию с праздником и радовать своим искусством. Барбра Стрейзанд, легендарная актриса и певица, уже несколько раз принимала участие в рождественских концертах из самого сердца Америки. Поделиться своими впечатлениями от встречи с Бараком и Мишель Обама, а также вспомнить другие яркие моменты из ее карьеры 68-летнюю Барбру попросил известный журналист Ларри Кинг. Съемочная группа телеканала Си-эн-эн вела этот выпуск программы «Ларри Кинг в прямом эфире» из дома Стрейзанд в Малибу.

«Я счастлива, что Хиллари Клинтон не стала первой женщиной-президентом в Америке»

- Добрый вечер! Сегодня мы в гостях у единственной в мире певицы, которая является обладательницей премий «Оскар», «Грэмми», «Эмми» и «Тони». Уверяю вас, такой набор есть только у Барбры Стрейзанд! Кстати, она снова номинирована на «Грэмми» за песню «Любовь — вот ответ». Ее диски проданы тиражом более 71 миллиона экземпляров. Фильм с ее участием «Знакомство с Факерами-2» является одним из лидеров предпраздничного проката. А у нее еще нашлось время написать и издать книгу «Моя страсть к дизайну», которая появилась в магазинах в канун Рождества.

 — Спасибо за исчерпывающее представление моей скромной персоны, Ларри!

- Находиться в твоем доме — одно удовольствие! Это больше, чем дом. Это воплощение мечты…

 — Так оно и есть. Я ведь родилась и выросла в маленькой квартирке в Бруклине. Да ты ведь и сам из Бруклина, кому я рассказываю! До 19 лет ни разу не чувствовала, что осталась дома одна. Если не мои близкие, так соседи! А потом мы переехали в собственный небольшой домик. Я была счастлива, но только первые 30 минут. Потом выяснилось, что домик стоит у железной дороги: соседей сменили поезда. И мне ничего не оставалось делать, как мечтать.

- Признайся, тяжело было устроить здесь все так, как хотелось?

 — Ты не поверишь, у меня ушло всего три дня на то, чтобы расставить мебель, повесить люстры, разложить вещи. Дом я выбирала долго, пока не нашла такой, в который влюбилась с первого взгляда. Порой мне кажется, что я сама его строила, так здесь все продумано. Внутренний интерьер — это были лишь штрихи. Почти ничего не пришлось покупать. Меня окружают любимые вещи, к которым я привыкла. Но в новом доме и они заиграли новыми гранями.

- Мне кажется, что талант дизайнера в тебе от рождения.

 — Я в этом уверена.

- А ты не хотела бы заняться этим профессионально?

 — Возможно, я бы так и поступила в молодости, если бы другие мои таланты не проявились раньше! (Смеется. ) А если серьезно, композиция, симметрия, графика приносят мне удовлетворение. Моим глазам, сердцу, душе.

- Тогда почему ты решила написать книгу об этом своем увлечении?

 — Мне нужно было поделиться своими мыслями, своим представлением о стиле. Знаешь, я сделала 57 тысяч фотографий этого дома, когда работала над книгой. Как было здорово! Просматривая их, вспоминала нашу квартиру в Бруклине. Пол, устланный газетами, пластиковые абажуры, дешевые статуэтки, которыми так дорожила мама. И ее окрики: «Здесь не садись!» А сейчас мы с тобой спокойно сидим на диване, обитом, как и вся мягкая мебель в этой гостиной, бургундским бархатом цвета мерло…

- Я слышал какую-то историю с настольными лампами от «Тиффани»…

 — О, однажды я совершила огромную ошибку, Ларри. Знаешь, нужно потратить много сил, времени и, конечно, денег, чтобы собрать вещи, которые тебе нравятся. Это тоже своего рода коллекционирование. Я обошла десятки аукционов, частных распродаж в поисках того, что мне было нужно. «Тиффани» делает лучшие настольные лампы в мире, используя особое цветное стекло и мозаику для изготовления основы светильников. Как-то я устроила аукцион, где были выставлены вещи, выбивавшиеся из общего стиля моего дома — того, что был у меня прежде. И продала одну из ламп от «Тиффани». Лучше бы я передала ее в музей! Когда осознала ошибку, то выкупила лампу обратно. Но мне пришлось заплатить за нее вдвое больше!

- Насколько я понимаю, ты рассказала сейчас вот об этой лампе?

 — Да, ей нашлось место здесь. И я завещала ее одному из музеев.

- По-моему, ты — перфекционист по натуре.

 — Нет. Отвечу тебе словами одной из моих героинь. Это из фильма «Повелитель приливов»: «Мужчина командует, а женщина требует. Мужчина действует силой, женщина — хитростью. Мужчина — перфекционист, женщина — заноза в заднице!» Эти слова написаны мной. Так я думала в 1990 году, когда снимался фильм, и так думаю сейчас. Ничего не изменилось. Женщины по-прежнему не добились равноправия, а потому вынуждены вести себя так. Знаешь, я счастлива, что Хиллари Клинтон не стала первой женщиной-президентом в Америке.

- Почему?

 — Потому что ей пришлось бы поднимать нашу страну из кризиса. И именно Хиллари обвинили бы потом во всех бедах Америки на одном только основании, что она — женщина.

- Думаю, Обаме сейчас не легче. Ведь с таким же успехом его можно обвинить во всех наших бедах, поскольку он — первый темнокожий президент!

 — Возможно, ты прав. Но я все равно снова голосовала бы за Обаму.

 «Мой секрет семейного счастья — в отдельных спальнях»

- Слушай, я сейчас вдруг подумал: вот мы сидим тут в этой чудесной гостиной, два еврея из Бруклина, и обсуждаем президента. При этом мы с ним лично знакомы, не раз беседовали тет-а-тет. Как нам это удалось?

 — Потому что мы два еврея из Бруклина! Мы не меняемся. В нас остались чувство улицы, здоровый прагматизм, умение за себя постоять.

- Но ведь еще несколько минут назад ты ругала Бруклин!

 — Нет, я сетовала на те условия, в которых мы жили, — продолжает Барбра Стрейзанд.  — Но, вспомни, как люди поддерживали друг друга в беде, как радовались успехам соседей! Твоя новость становилась новостью всего квартала. Мы вместе встречали праздники, пели и танцевали прямо на улице. И это осталось в нас. Я много лет делала пожертвования в пользу школы, в которой училась в Бруклине. К сожалению, ее не так давно снесли…

- Барбра, ты актриса, певица, режиссер, писатель, композитор, продюсер, дизайнер, фотограф, общественный деятель…

 — Господи, откуда ты все это взял, Ларри?

- Из твоей официальной биографии!

 — Официальной? Интересно, кто ее писал?!

- Так кто ты на самом деле?

 — Сложный вопрос.

- Хорошо, предположим, тебя остановил полицейский за превышение скорости, потребовал водительские права и попросил представиться. Кем ты себя назовешь?

 — Частным предпринимателем! (Смеется. )

- Ладно, поставлю вопрос иначе. Ты певица, которая играет, или актриса, которая поет?

 — Актриса, которая поет. Я ведь никогда не думала, что стану певицей. Мечтала о классическом театре, Шекспире, Ибсене. Но мне нужно было платить за квартиру, за еду. Я приняла участие в конкурсе талантов и получила работу как певица.

- Неужели до этого никто не говорил, что у тебя чудесный голос?

 — Ничего особенного, считала я. И продолжаю так думать, между прочим. Конечно, в Бруклине соседи порой просили спеть что-нибудь, но этого было недостаточно, чтобы убедить меня заняться пением профессионально.

- Думаю, ты слишком строга к себе. Знаешь, один священник как-то сказал мне, что считает лучшим исполнением «Тихой ночи» (один из самых популярных рождественских гимнов. - Ред. ) именно твое!

 — Вот это неожиданно! Теперь я понимаю, почему на рождественском концерте в Вашингтоне меня попросили петь «Тихую ночь».

- А ты говоришь!

 — Я не лукавлю, Ларри. Действительно, я всегда была не очень высокого мнения о своих вокальных данных. Уверена, что с возрастом они не стали лучше. Поэтому меня очень удивила номинация на «Грэмми» в этом году. Эту премию мне вручали в последний раз

24 года назад. Забавно будет получить ее снова.

- У тебя остался, как говорят певцы, мандраж перед выступлением?

 — Еще какой! Я панически боялась сцены.

- Панически?

 — Да. У меня был период, когда я 27 лет вообще не пела на сцене! А все началось в 1967 году в Нью-Йорке. В Центральном парке устроили бесплатный концерт. Собралось 135 тысяч зрителей. Я вышла на сцену и вдруг поняла, что не помню ни единого слова из трех песен, которые должна исполнить. Это был такой позор! В следующий раз после этого я согласилась петь только в 1993 году на юбилее студии MGM.

- Страх к тому времени прошел?

 — Нет. Просто стали использовать телесуфлеры! А слова песен я по-прежнему забываю. Кстати, телесуфлеры тоже не всегда помогают. Однажды я пела на съезде Демократической партии. И забыла текст песни «Америка прекрасная» (американская патриотическая песня.  — Ред.). Быстро начала искать взглядом телесуфлеры. А их поставили на земле. И люди, поднявшиеся со своих мест под звуки мелодии, закрыли от меня мониторы. Пришлось бегать по сцене туда-сюда, чтобы разглядеть отрывки текста.

- Невероятно! Ты сказала, что прежде всего актриса. Тогда почему так мало снимаешься?

 — Не знаю. Видимо, мне редко делают интересные предложения.

- А комедия «Знакомство с Факерами» — это было интересно?

 — Сначала мне не понравился сценарий. Я отказалась. Потом позвонил Бен Стиллер (исполнитель главной роли в фильме.  — Ред.) и без всяких предисловий выпалил в трубку: «Барбра! Будьте моей матерью!» Это было смешно. Он рассказал, что уже уговорил Дастина Хоффмана на роль моего мужа. И тогда я сдалась. Ведь мы с Дастином в молодости учились в одной актерской школе. Работать с ним было одно удовольствие.

- Тогда или теперь?

 — И тогда, и теперь. Мы очень быстро снова нашли общий язык,  много импровизировали.

- Тебе понравился результат?

 — Я стараюсь не смотреть фильмы, в которых снималась.

- Скажи, как сложились твои отношения с Джеймсом Бролином?

 — Он прекрасный человек. Мы женаты уже 12 лет. А живем вместе 14.

- И в чем секрет семейного счастья?

 — В отдельных спальнях! (Смеется. ) Чем мой муж занимается в своей спальне, я не знаю. И наоборот. А вообще, верно говорят, что противоположности притягиваются.

- У меня осталось время всего на один вопрос. Раскрой, наконец, секрет, куда делась еще одна буква «а» из твоего имени?

 — Мне хотелось быть единственной и неповторимой. В мире миллионы Барбар. Уникальностью даже не пахнет. Я решила поменять имя. Мне предлагали разные варианты, но мне ничего не нравилось. И вдруг меня осенило — убери одну букву и получишь замечательное имя — Барбра. В 18 лет я так и поступила.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— Роза Львовна, а почему вы отказали прошлому жильцу? — Я, конечно, не любопытна, но, если человек постоянно закрывает замочную скважину, это таки подозрительно!