ПОИСК
Історія сучасності

Леонид Кучма: «Единственным человеком, которого в последние годы Ельцин приблизил к себе, была дочь Татьяна»

0:00 24 квітня 2010
Інф. «ФАКТІВ»
Ровно три года назад ушел из жизни первый президент России Борис Ельцин

С уходом Бориса Ельцина закончилась целая эпоха в истории России. Отзывы об этом человеке варьируются от восторженных до резко отрицательных. Но как бы к нему ни относились, это был человек, который изменил ход мировой истории. В хорошую или плохую сторону — покажет время. К примеру, бывший президент США Билл Клинтон считал, что «благодаря Ельцину мир во многом изменился к лучшему». Экс-канцлер Германии Гельмут Коль назвал первого президента России «великим государственным деятелем». Патриарх Московский Алексий II после смерти Бориса Ельцина сказал: «Когда-нибудь история даст почившему беспристрастную оценку».

А сегодня мы попросили это сделать Президента Украины (1994-2005 годы) Леонида Кучму, которого с Борисом Ельциным связывали дружеские отношения.

«Президент России пошутил: «Леонид Данилыч, ты по газу с Черномырдиным говори. Гайдар в этом деле ничего не понимает»

- Леонид Данилович, можете вспомнить, когда и где вы впервые познакомились с Борисом Ельциным?

- Первый раз увидел его в начале 80-х годов в Днепропетровске. Я в то время работал секретарем парткома завода «Южмаш», а Ельцин — первым секретарем Свердловского обкома партии. Между нашими областями установились дружественные и производственные связи, мы обменивались опытом, сотрудничали. Как-то Борис Николаевич прибыл во главе областной делегации, выступил в Днепропетровском оперном театре. Помню, Ельцин был такой молодой… Он поразил меня тогда своим выступлением. В его речи присутствовали, что называется, и смысл, и душа. Обычно первые секретари обкомов начинали доклад со ссылок на решения съездов, пленумов, затем рассказывали о том, «какой у нас великий Генеральный секретарь», а завершали тем, что «вот мы за это время достигли таких-то результатов». В выступлении Ельцина весь этот пафос отсутствовал. Его речь была в хорошем смысле приземленная, человечная. В итоге оратора вознаградили такими аплодисментами, перешедшими в овации, какие нашему первому секретарю никогда и не снились (смеется)!

РЕКЛАМА

- А когда вы стали общаться чаще?

- Когда меня избрали премьер-министром. Помните, состояние нашей экономики в начале 90-х? Нефти нет, газа нет! Предприятия не работают — страна стоит. Денег тоже нет, казна — пустая! И я в 1992 году, сразу же после своего назначения на пост главы правительства, полетел в Москву договариваться о поставках газа. Помню, у трапа самолета журналисты меня спросили: «Леонид Данилович, а если вы не договоритесь с Россией»? Я ответил: «Тогда приеду и напишу заявление об отставке!»

РЕКЛАМА

В общем, прилетел в Москву и сразу в Кремль. Борис Николаевич меня узнал, сказал, смеясь: «Леонид, ну как так? Разве можно делать такие заявления, сомневаться, что не договоришься с Россией? Ты же знаешь, куда и к кому едешь». Мы с ним тогда общались несколько часов. Мне уже надо идти на переговоры с Егором Гайдаром (в то время исполняющий обязанности председателя правительства России.  — Авт. ), а я от Бориса Николаевича не могу выйти. Говорили, вспоминали Днепропетровск, посещение «Южмаша»… Ельцин меня успокоил, пообещал, что никаких проблем на переговорах не будет. Правда, пошутил: «Леонид Данилыч, ты по газу давай с Черномырдиным говори. Гайдар все равно в этом деле ничего не понимает» (смеясь).

- Можно сказать, что вы с Борисом Николаевичем были друзьями?

РЕКЛАМА

- Однозначно, да. Даже семьями дружили.

- А каким человеком был Борис Ельцин вне политики?

- Подчиненным хватало одного его взгляда, чтобы они все поняли. А в жизни Борис Николаевич никогда не повышал голос, никогда я не слышал от него матерного слова. В его лексиконе такие слова, по-моему, вообще отсутствовали. И, не дай Бог, при нем кому-нибудь употребить матерное слово!

- Честно говоря, Ельцин производил впечатление человека, который мог далеко послать…

- Никогда! И если кто-то где-то пытался ввернуть крепкое словцо, он тут же корректно его одергивал. Такая отличительная черта у него была. Кроме того, Борис Николаевич — обаятельный человек, мы с ним могли обсуждать все, даже самые острые для него и России темы.

Например, часто разговаривали об Украине. Кстати, именно эти беседы и натолкнули меня на мысль написать книгу «Украина — не Россия». Я не раз доказывал Борису Николаевичу: «Ваша политическая элита должна понять, что Украина — не Россия. Так исторически сложилось: это цивилизационный разлом, от которого нам долго-долго не удастся еще избавиться». Разъяснял Ельцину некоторые аспекты украинской истории. Например, почему у жителей Западной Украины прохладное, так сказать, отношение к московскому коммунистическому руководству. «Борис Николаевич, а вы знаете, как поступили с местными жителями после того, как освободили Западную Украину? Сколько людей расстреляли? А сколько народа отправили в Сибирь? Грузили целые села в вагоны и увозили в Сибирь». Я спросил у него тогда: «За что любить-то?»

- И как он реагировал на это?

- Воспринимал мои доводы и не пытался доказывать обратное. Борис Николаевич негативно относился к тоталитарной системе. Он не отвергал коммунистических идей, потому что они почти христианские. Но строй, созданный в Советском Союзе, Ельцин не мог терпеть. Он и был практически главным бойцом, уничтожившим КПСС. Как-то сказал мне: «Я вижу свою задачу в том, чтобы эту партию в нынешнем ее виде ликвидировать. Если она не изменится и не станет более европейской, социал-демократической, то она ни России, ни Украине не нужна». В этом плане мы с ним были единомышленниками! Но самое главное — у Ельцина никогда даже мысли не возникало, что надо опять загнать бывшие республики СССР в общее стойло. Никогда! Он абсолютно откровенно заявлял: «Украина, украинцы заслуживают независимости».

«Пельмени из щуки я впервые попробовал на обеде у Ельцина»

- Леонид Данилович, великий человек не нуждается в снисхождении, о нем должны знать все: и плохое, и хорошее. Известно, что Борис Ельцин питал слабость к спиртным напиткам. Насколько серьезной для него была эта проблема? Ведь в своих воспоминаниях он признавал, что иногда срывался. Как это случилось, например, в Германии в 1994 году, когда он дирижировал оркестром.

В книге воспоминаний «Президентский марафон» Борис Николаевич написал об этом так: «Это были тяжелые для меня дни. Со стороны такое поведение могло показаться диким, нелепым. Но я-то знал, чего не знали ни мои помощники, ни журналисты, ни все яростные обличители. Стресс, пережитый в конце 1993 года, во время путча и после него, был настолько сильным, что я до сих пор не понимаю, как организм вышел из него, как справился. Напряжение и усталость искали выхода. Там, в Берлине, когда вся Европа отмечала вывод наших последних войск, я вдруг почувствовал, что не выдерживаю. Давила ответственность, давила вся заряженная ожиданием исторического шага атмосфера события. Неожиданно для себя не выдержал. Сорвался… Я помню, что тяжесть отступила после нескольких рюмок. И тогда, в этом состоянии легкости, можно было и оркестром дирижировать».

- Представьте себе человека, который много лет находился в таком котле событий! — говорит Леонид Данилович.  — Причем позитива практически не было, все время — только негатив. Борьба с Горбачевым, далее — развал Союза. С распадом СССР Ельцину досталась абсолютно неуправляемая страна с развалившейся экономикой, баррель нефти тогда стоил восемь долларов. Российская казна — пуста, а долги надо отдавать практически всему миру. То есть Ельцин все время жил в условиях жесточайшего стресса. И, наверное, рюмка водки стала для него обезболивающим лекарством, снимавшим тяжелейшее напряжение. Выпил рюмку — и стресс на время отступил.

Вы вспомнили о случае в Германии… Но, послушайте, как можно было на таких условиях выводить войска?! Когда ни за что, даром, отдали все, что там создали: всю технику, инфраструктуру… А где разместить в России тысячи военнослужащих, да еще с семьями? Это же ужас! И этот ужас лег, навалился на Ельцина.

- В 1987 году на Пленуме ЦК КПСС Борис Ельцин раскритиковал Михаила Горбачева за то, что на того большое влияние имеет его супруга Раиса Максимовна. А Наина Иосифовна могла повлиять на своего мужа?

- Я и сейчас дружу с Наиной Иосифовной. Мы до сих пор встречаемся. Тонкостей их семейных отношений не может знать никто, но Борис Ельцин никому не позволял влиять на него. Он очень не любил, когда кто-то пытался на него давить. Единственным человеком, которого он приблизил к себе в последние годы, стала дочь, Татьяна Дьяченко. Наверное, потому, что Ельцин хотел иметь доверенное лицо, но не с точки зрения принятия решений, а чтобы получить свежий, непредвзятый взгляд на происходящее. Думаю, он поступил правильно, потому что в ситуации, когда все продается и покупается, это было необходимо. Я сам пережил подобное. Вспоминаю тех, кто находился со мной рядом… И где они сейчас? Многие люди из достаточно близкого окружения просто использовали Президента для личного обогащения. А ведь к каждому не приставишь по милиционеру. Ельцин тоже не был семи пядей во лбу, он же не знал всех нюансов этих рыночных отношений, экономических законов, не мог сам за всем уследить. Ему казалось, что он принял правильное решение, а впоследствии получалось, что за бесценок целый завод, нефтяное или газовое месторождение умыкнули.

Возвращаясь к родным Ельцина… Борис Николаевич очень любил свою семью, дочек. А во внуках до самого последнего дня души не чаял. Знаю, что каждое воскресенье собирал всех на обед (у Бориса Ельцина — две дочери, пять внуков и три правнука.  — Авт. ). И еще они с Наиной Иосифовной очень радушно принимали гостей. Когда мы с Людмилой Николаевной приезжали к ним, чувствовали искреннюю радость по отношению к нам…

- А где он вас принимал?

- На даче в Подмосковье.

- В Ново-Огарево?

- Не знаю. Помню, по Рублевскому шоссе первый поворот направо (смеется).

- Если не секрет, чем вас угощала чета Ельциных?

- Обязательно — пельмени из щуки. Первый раз в жизни я их попробовал на обеде у Ельцина. Изумительно вкусно! Ну и, конечно, дичь.

- Борис Николаевич слыл заядлым охотником…

- Да, в отличие от меня. Я только с Борисом Николаевичем или с Виктором Черномырдиным ездил на охоту. Так вот, на столе обязательно была дичь, и не утка там какая-то, а олень или кабан.

- Пишут, что Борис Николаевич любил коньяки, но врачи запретили, и он перешел на водку…

- Да, в начале 90-х он коньяк пил. А потом угощал, как правило, водкой «Юрий Долгорукий». Я знаю, что в России до сих пор сохранились заводы, выпускающие качественные продукты для Кремля. Они используют сырье, выращенное без химических удобрений. Позже, когда врачи запретили Борису Николаевичу употреблять любые крепкие напитки, он перешел на вина. Любил французские. Их Ельцину передавал Жак Ширак (президент Франции с 1995-го по 2007 год — Авт. ).

«Ельцин анекдоты не любил ни слушать, ни рассказывать»

- Ельцин страдал от многих болезней — подагра, сердце. Он вам никогда на это не жаловался?

- Никогда! Борис Николаевич всегда оставался сильным человеком. Это однозначно. Перед его последней операцией на сердце я приехал к нему. Привез намоленную икону Богородицы. Мне разрешили на секунду повидаться с ним — он держался молодцом.

Я знаю многих мировых лидеров, но среди них очень мало людей, которые так располагают к себе, вызывают уважение и доверие, как это получалось у Бориса Николаевича.

- Незадолго до своей смерти Борис Ельцин ездил в Иорданию и Израиль по святым местам, посетил то место на реке Иордан, где крестился Иисус Христос. Как вы считаете, он был или стал верующим человеком?

- Несколько ранее мы вместе ездили в Израиль. Тоже посетили святые места, службу в храме. Был ли он верующим? Мы об этом не говорили. А вообще, я не знаю человека, который ни во что не верит и все отбрасывает. Надо во что-то верить, потому что без веры человек не может жить. Я думаю, что и Борис Николаевич это понимал.

- Ельцин также известен своими экстраординарными, а отчасти и курьезными поступками. Он был веселым человеком?

- Да, но не со всеми. При этом анекдоты не любил ни слушать, ни рассказывать. А помните, как он ущипнул секретаршу, и это показали по телевизору? Ельцин стра-а-ашно любил жизнь, и этим все сказано!

- Вы с ним были на вы?

- Во время официальных мероприятий — да, исключительно на вы. А в неформальной обстановке говорили друг другу ты.

- Борису Николаевичу еще приписывают такую черту характера, как эксцентричность. А чем он вас удивил?

- Да вот, взял и снял Черномырдина с должности премьера. А потом жалел (улыбается).

- Первого президента России упрекали также в чрезмерном властолюбии, тем не менее именно он решился на практически невероятный для любого из глав стран СНГ поступок: ДОБРОВОЛЬНО ОТКАЗАЛСЯ ОТ ВЛАСТИ. Мало того, попросил прощения у своих сограждан. Вам он рассказывал, как дался ему этот шаг?

- Борис Николаевич даже семье практически до самого последнего момента ничего не говорил. Просто сообщил: «Я еду в Кремль, чтобы выступить по телевидению». Его дочь Татьяна, конечно же, знала о планах отца, но больше никто. Борис Николаевич в какой-то момент понял, что у него не осталось сил работать с утра и до поздней ночи. К тому же он просто еще хотел пожить для себя, для семьи. Хотя в первые дни после отставки ему было трудно переключиться на другой образ жизни.

А вы знаете, что Ельцин практически не смотрел телевизор? Только спортивные программы, особенно о теннисе, который очень любил! Напрочь отказался от чтения газет и просмотра новостей. Я его понимаю, потому что знаю по себе: насмотришься, начитаешься, а потом надолго будешь выбит из колеи.

- Леонид Данилович, когда вы последний раз виделись с Борисом Николаевичем?

- В начале 2007 года, за несколько месяцев до его смерти. А потом созванивались. Договаривались, что в мае обязательно поедем вместе в Крым, который он очень любил. Ельцин уже на второй день пребывания в больнице даже собирался домой. Говорил: «Я не могу в больнице… » А 23 апреля ночью вдруг звонок: его не стало…

1050

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів