ПОИСК
Життєві історії

«Я чувствовала, что мою дочь готовят к отправке за границу. Мы боялись, что на неё просто наденут пояс шахида»

8:46 4 лютого 2011
Інф. «ФАКТІВ»
Начав изучать арабский язык в городском культурном центре, 19-летняя студентка из Сум стала жертвой ваххабитов

Трагедия, случившаяся 24 января в московском аэропорту «Домодедово», потрясла весь мир. От взрыва бомбы, которую привел в действие 20-летний смертник с Северного Кавказа, погибли 36 человек. Более сотни людей получили ранения. Сегодня в России со страниц многочисленных изданий говорится о том, что даже в самой Москве количество всевозможных баз для подготовки террористов столь велико, что их уже не обязательно везти с Кавказа. «В Москве есть целая инфраструктура для подготовки смертников», — заявил в интервью изданию «Накануне. ru» исполнительный секретарь Межрелигиозного совета России Роман Силантьев.

К сожалению, с угрозой терроризма в современном мире может столкнуться каждый из нас.

«Мама, я приняла ислам»

 — Я не могла себе и представить, что у нас в Сумах есть ваххабиты, а уж тем более что наша дочь окажется в их организации, — горько вздыхая, говорит моя собеседница Наталья — элегантная блондинка 38 лет.  — Алена была обычной студенткой Сумского аграрного университета, любила красиво и ярко одеваться, следила за собой. Закончив первый курс, дочь узнала, что у студентов их вуза в дальнейшем есть возможность официально выехать на работу в восточную страну. Алена решила на летних каникулах, чтобы не тратить время, изучить язык. По объявлению в газете нашла курсы арабского и турецкого языков. И уже после первого занятия с дочерью стало что-то происходить.

- Она начала себя странно вести?

РЕКЛАМА

 — Едва придя домой после курсов, Алена все свои модные вещи отдала мне. Короткие платья, юбки… Я пыталась узнать, что происходит, но дочь ответила: «Просто я так захотела». Потом она перестала краситься, начала носить платок и закрываться в своей комнате. Бывая вместе с нами, сидела отрешенная, как говорится, на своей волне.

Еще я заметила, что Алена буквально не выпускает из рук сумку, которую раньше дома бросала где придется. Однажды мне удалось заглянуть туда, сумка была набита книгами. Я открыла одну, а там: «Когда взорвался брат, то сестра, сидя над кусочками его мяса, сказала: «Как хорошо, что он уже у Аллаха». У меня был шок. Все эти книги я порвала, и мы с дочерью серьезно поругались…

РЕКЛАМА

Тем временем закончились каникулы, Алене нужно было возвращаться в университет. Помню, наступило утро 2 сентября. Мой муж, собираясь на работу, спросил: «Наташа, ты это видела?» Я открыла дверь в комнату и остолбенела. Перед зеркалом с ножницами в руках стояла Алена. Она остриглась налысо, неровно обкорнав свои длинные красивые волосы. Объяснила, что сделала это лишь для того, чтобы ходить в платке. Честно говоря, я тогда подумала, что дочь сошла с ума. У меня началась истерика. Алена тоже заплакала, но при этом оделась в мои старые длинные юбки, накинула платок и ушла. А я поехала в психдиспансер к знакомому врачу…

Алена раньше стояла на учете у психиатра с диагнозом анорексия. Дочь никогда не была полной, но в 13 лет почему-то решила, что ей нужно похудеть. К 17 годам она довела себя до того, что в выпускном платье с двумя подъюбниками весила всего 36 килограммов и 200 граммов. И это при том, что скелет человека весит 35 килограммов! Так получилось, что в период полового созревания ее организм практически ничего не получал вместе с пищей. Это было страшное время. Алена постоянно мерзла, теряла сознание на улице, а ночью спала с открытыми глазами, потому что на лице не хватало кожи. Ела только «кембриджское питание» из баночек — специальную биодобавку, которую обычно назначают при лечебном голодании. В общем-то, она и в университет пошла учиться на биотехнолога лишь для того, чтобы побольше узнать о питании… С помощью докторов нам все-таки удалось вылечить анорексию. Правда, один из психотерапевтов меня предупредил: «Смотрите, чтобы теперь ваша дочь не попала в какую-нибудь секту». Как в воду глядел…

РЕКЛАМА

Я пыталась быть в курсе Алениных дел, всегда интересовалась, с кем она дружит, где проводит время. Но, как видите, не уследила. Дочка стала мне совсем чужой. Как-то ушла из дому на двое суток. Причем не говорила, где она, у кого ночует. Нашу домашнюю девочку словно подменили. Однажды она заявила: «Мама, я не знала, как тебе сказать, но я приняла ислам».

«Новоявленный муж дочери так ударил ее о стену, что у Алены катастрофически упало зрение»

Алена и днем и ночью совершала намаз, пугая младшего брата протяжными криками на непонятном языке. Девушка перестала садиться за стол вместе с родными, потому что нельзя трогать посуду после «неверных», запрещала праздновать свой день рождения, ни разу не сходила на могилу бабушки, для которой была светом в окошке. Потом Наталья узнала, что дочь, принимая ислам, отреклась от родителей… А вскоре Алена снова ушла из дому.

 — С сентября по апрель дочь жила неизвестно где, — продолжает Наталья.  — Я ничего не знала о ее жизни и начала за ней следить. Старалась передавать деньги, продукты, потому что знала, что Алена, хоть и получала стипендию, сразу же оставалась без нее. Она ночевала на каких-то квартирах у знакомых студенток, у жен арабов.

Правда, в январе, после похорон бабушки, моему мужу удалось заманить Алену домой. И тогда она выдала очередную новость. Оказалось, дочь… вышла замуж. Нам она объяснила, что ее супруг — богатый студент из Саудовской Аравии, который приехал в Сумы, чтобы учиться на врача. Потом уже я узнала, что тот парень из Сирии, сам он был 14-м ребенком в очень бедной семье, а на моей дочке просто заработал деньги.

- Она ему что-то платила?

 — Нет, она расплатилась с ним по-другому: своей девственностью и тем, что приняла ислам. Просто выяснилось, что человеку, который приводит в их организацию умную и красивую девственницу, ежемесячно выплачивают по 100 долларов. Пожизненно! Эти люди приезжают в нашу страну и зарабатывают на такой вербовке очень неплохие деньги. Кстати, мы так и не смогли встретиться с мужем Алены, хоть несколько раз приглашали его в гости. Он просто не приходил — и все. При этом постоянно ее контролировал, бесконечно звонил на мобильный телефон, так что домой она забегала украдкой, буквально на несколько минут.

Потом Алена, вместе с еще одной девочкой, Ирой, которая тоже приняла ислам, целый месяц скитались по Украине. Они уезжали то в Донецк, то в Луганск. К тому моменту я уже знала, к кому попала моя дочь и кто ее «наставники». Сотрудник спецслужб, за помощью к которому мы обратились, рассказал нам, что под вывеской культурного центра в Сумах зарегистрирована исламская организация ваххабитов. За несколько месяцев пребывания в ней моя дочь полностью изменилась, стала, словно зомби. Я очень боялась, что на нее просто наденут пояс шахида. Когда слышала про теракты, сразу звонила ей, только чтобы узнать, жива ли она.

Однажды дочь прибежала к нам грязная, вонючая, в чужой мужской одежде, в мужских ботинках. Она плакала и повторяла: «Я очень хочу домой». Ее сильно избил муж. Он так ударил ее головой о стену, что у дочки катастрофически упало зрение. А потом просто выставил за дверь, сказав: «Ты все время учишься, а мне нужна женщина в доме». У них так — берут девушку якобы в жены, а потом, попользовавшись, просто выставляют вон…

Сейчас Алена снова ушла от нас. Живет на квартире со своей подружкой. К ваххабитам, правда, не вернулась. Нашла в Сумах другую мечеть. Я ходила посмотреть, с кем сейчас общается моя дочь. Увидела, что там хорошие люди, они сами искали встречи со мной, обещали, что теперь с Аленой все будет хорошо и что они не дадут ее в обиду ваххабитам. Но я чувствую, что ее снова готовят к замужеству…

«Ваххабитская литература воздействует на подсознание и зомбирует человека»

Алена согласилась встретиться с журналистом «ФАКТОВ» и поделиться своим опытом для того, чтобы предостеречь от ошибки других украинских девушек. Наша беседа, при которой присутствовал представитель Духовного управления мусульман Украины в Сумской области имам Хатиб Хасан, состоялась в мечети. Алена была в хиджабе — традиционном исламском женском платке. Когда разговор заходил о личном, согласно шариату, становилась немногословной.

 — Меня давно привлекал ислам, я хотела как можно больше узнать об этой религии, — опустив глаза, рассказывает Алена.  — Когда мне исполнилось 19 лет, решила, что приму мусульманство. Потом познакомилась с одним человеком. Я тогда еще не знала, что он причастен к той организации. Тот человек назвал адрес и сказал, что там мне дадут интересующую меня литературу и прочтут лекцию.

Я как губка впитывала все об исламе. Прослушав одну лекцию, стала мусульманкой. К сожалению, я читала не ту литературу и набиралась не тех знаний. Если у меня возникали вопросы, то мне никто ничего не мог объяснить, просто говорили: «Иди посмотри в интернете»… А потом одна девушка пригласила меня в эту мечеть, и с того момента я хожу только сюда.

Здесь я многое узнала, теперь мои мама и папа успокоились. Мне хотелось бы предостеречь девушек, которые, повстречавшись с иностранцами, сами того не заметив, могут оказаться у ваххабитов.

- От чего предостеречь?

 — Ваххабиты, как только видят девушку, сразу хотят ее выдать замуж за кого-то из своих «братьев». Но у них очень извращенное понятие о браке. Я слышала, что многие мужья и не собирались забирать жен с собой на родину. Девушки выходили замуж, надеялись, а их просто обманывали.

- Тебя тоже выдали замуж?

 — Да, и очень быстро. Студент, который называл себя имамом, показал мне одного «брата», с которым мы раза три-четыре встретились при свидетелях. Потом «имам» прочитал специальные молитвы, и у меня появился муж.

- Как он к тебе относился?

 — Ну, — нехотя говорит девушка, нервно перебирая края платка, — он меня бил. Мне вообще потом сказали, что у него был какой-то психический диагноз. А еще я слышала, что ваххабит пожизненно получает 100 долларов в месяц, если приведет человека, который примет у них ислам.

 — Я ознакомился с литературой, издаваемой ваххабитами, — добавляет представитель Духовного управления мусульман Украины в Сумской области имам Хатиб Хасан.  — И могу сказать, что это течение имеет опасный характер. Они распространяют литературу, составленную людьми, владеющими навыками нейролингвистического программирования. Читая такие книги, человек получает прямое воздействие на подсознание. И не замечает, как эта книга его зомбирует. Мы всеми силами стараемся противостоять таким организациям.

 — Проблема распространения ваххабитского учения давно актуальна для всей планеты, — рассказал «ФАКТАМ» руководитель Украинского движения против нелегальной иммиграции Ярослав Дунаев.  — Кризис нравственных ценностей коснулся и мусульманского мира. Молодежь, которая не может найти ориентиры в традиционном обществе, идет к ваххабитам. А эта экстремистская организация нацелена на максимальное распространение по всему миру.

Украинское законодательство в религиозной сфере отличается предельной толерантностью. Так, у нас необязательно ставить в известность органы власти о создании религиозной общины. Можно зарегистрироваться в статусе общественной организации, например, в качестве центра «культурно-просветительской работы».

Сейчас никто не знает точно, сколько ваххабитских общин находится на территории Украины. У них серьезная финансовая поддержка из Саудовской Аравии, где ваххабизм является официальной религией. В нашу страну под видом студентов завозят людей, у которых в 20 лет за плечами по две войны. А вузы даже не согласовывают со спецслужбами вопросы визы для таких «студентов» — соответствующий законопроект подан, но до сих пор не одобрен. Украина сейчас похожа на больной организм, в котором пока незаметно распространяются метастазы. И мы должны четко понимать, чем нам всем это грозит.

2570

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів