ПОИСК
Життєві історії

22-летняя Таня Воронина, которую отвергнутый поклонник облил серной кислотой, готова… поехать к нему в тюрьму

16:38 4 лютого 2011
Інф. «ФАКТІВ»
Чтобы восстановить сожженные лицо, грудь и руки, героине «ФАКТОВ» пришлось перенести 16(!) пластических операций. В минувший вторник Таня с отличием защитила диплом и объявила родным, что собирается… усыновить ребенка. «ФАКТЫ» побывали в гостях у девушки, четыре года назад пережившей страшную трагедию.

Таня не успела закрыть лицо. Словно в замедленной съемке видела, как льется на нее какая-то жидкость из бутылки, которую держал в руках Стас (имя изменено). Рассмотрела глаза человека, который еще недавно ее любил. В них сквозила беспощадность.

Боли не было. Она еще даже успела его спросить, стало ли ему от этого легче. И вдруг почувствовала, как в лицо, шею и грудь будто вонзили сотни иголок. Не разбирая дороги, побежала домой… «Эта картина мне снится уже почти пять лет», — признается Таня, пряча шею в воротник свитера. Она по-прежнему стесняется своего вида. Зря. Пластические хирурги убрали ужасные последствия ожогов. Очень старались убрать. Ведь хлынув на лицо, кислота потекла на шею и грудь, прочертив страшный след аж до самой талии. (Впервые «ФАКТЫ» рассказали об этой истории в ноябре 2006 года).

Стас раскладывал тряпочки у себя на руках и поливал их разбавленной серной кислотой, представляя, что это… руки любимой

Мама Тани дрожащими руками снимала с дочки свернувшиеся от кислоты лохмотья одежды: «Кто тебя так?!» «Стас», — прошептала дочка.

 — Я тогда не поверила, — говорит Наталья Александровна, мама Тани.  — Стас же ее боготворил. Умный интеллигентный парень. Мои дочки-двойняшки Аня и Таня познакомились с ним два года назад, когда им было шестнадцать. Он нам показался приличным молодым человеком. Стал бывать у нас дома. Даже помогал по хозяйству. Я радовалась. И друг хороший для девочек, и дурному не учит, и дочки на глазах…

РЕКЛАМА

И тут Стас влюбился в одну из двойняшек, Татьяну. Та ничего не обещала. Но и не гнала прочь. Первый флирт, томление чувств, два невинных поцелуя в щечку. Всего-то. И все же он надеялся. А она твердила: «Между нами ничего быть не может». Парень развернулся и уехал работать на стройку в Одесскую область. Продолжал Татьяне звонить. И она иногда ему звонила. Однажды телефон Стаса взял его напарник Дима. «Вы девушка Стаса? — догадался он.  — Сейчас он подойдет». «А я с ним не встречаюсь и… никогда не встречалась! — удивилась Татьяна.  — Стас просто выдает желаемое за действительное».

Они поговорили и… почувствовали друг к другу симпатию. Дима бросил стройку, и, ничего не сказав Стасу, переехал в село Даниловка Васильковского района Киевской области, поближе к Тане. Устроился на работу, снял квартиру и с головой погрузился в новое чувство. И тут в село примчался оскорбленный Стас. Он избил соперника, после чего тот попал в больницу. Пытался вразумить и Татьяну.

РЕКЛАМА

Сначала предложил девушке заняться любовью. «За деньги и мобильный телефон». Таню такое «романтичное» предложение не впечатлило. «Стас, у тебя случайно крыша не поехала?» — насмешливо спросила она. Решив, что все мужские аргументы исчерпаны и любимую он таки потерял, поклонник подстерег ее у дома и плеснул в лицо серной кислотой…

Когда девушку увезли в больницу, он позвонил. «Я не хотел сильно, — бессвязно объяснял свой поступок.  — Хотел, чтобы только чуть-чуть обожгло!» Даже рассказал, как раскладывал тряпочки на своих руках и поливал разбавленной кислотой, представляя, что это… руки любимой. Таня, лежавшая в тот момент с пришитыми к щекам(!) веками (ей сделали операцию на глазах), была как в бреду. Что с ней? Что с лицом? Почему он так поступил?!

РЕКЛАМА

Но, повинуясь извечному женскому инстинкту, прошептала в трубку: «Мне плохо, Стасик. Болит у меня все… »

Опасаясь милиции, в больницу Станислав не приходил. Но звонил Татьяне постоянно. Объяснял, как представляет ее страдания. Рассказывал, что сам пытался ходить с закрытыми глазами, воображая, что и ему выжгло глаза. В один из моментов мама Тани выхватила у дочки трубку.

 — Я стала ему кричать: «Как ты мог?» — рассказывает Наталья Александровна.  — А он оправдывался: «Простите меня, ради Бога!» Помню, сказала в сердцах: «Бог простит, а я никогда! Еще раз позвонишь, прокляну тебя и поставлю свечку в церкви за упокой!»

Преступника объявили в розыск. Всплыли подробности его биографии, которые он тщательно скрывал от сестер-двойняшек. Оказывается, 28-летний мужчина был вдовцом. Жил в соседнем райцентре и вместе с тещей воспитывал… четверых детей — одну приемную и троих своих дочерей. А в Даниловку приезжал ухаживать за девушками-двойняшками.

«Ты сама во всем виновата! Надо было быть со мной»

Через полтора месяца Таня вернулась домой. С ужасом посмотрела в зеркало.

 — Мама, — печально сказала она.  — Все, что у меня осталось, это волосы и руки. Все остальное — кошмар. Что делать, мамочка? У меня нет лица. У меня нет парня. (Бывший напарник Стаса Дима сначала навещал девушку в больнице, а потом объяснил, что вынести это не в состоянии, и уехал.  — Авт. ). Ничего нет… Я жить больше не хочу.

Девушка рвала свои старые фотографии, била зеркала и рыдала по ночам. Ее обидчик продолжал напоминать о себе. Казалось, мужчина даже был в каком-то упоении от случившегося. Строптивая жертва наказана. И сейчас полностью в его руках. Кому она теперь нужна с таким лицом? Только ему.

Стас бросал в Танин почтовый ящик свои фотографии и фотографии своих детей. В порыве чувств однажды зачем-то швырнул в ее окно… помидор. Постоянно звонил. То объяснялся в любви, то нападал: «Ты сама во всем виновата. Надо было быть со мной!.. » А однажды сказал: «Выиграю в лотерею миллион, увезу тебя в другую страну, куплю домик, сделаю пластические операции, чтобы ты была такой красивой, как раньше, и нарожаю с тобой детей. Дочки у меня есть. Будем рожать сына… »

Домик. Дети. Правильные мужские слова, которые «цепляют» каждую женщину, сводили Таню с ума.

 — Я не находила себе места, — признается она.  — Терзалась.

 — А я видела, как дочка замирает, услышав голос этого изверга, — вспоминает Наталья Александровна.  — И думала: «Боже! У ребенка рассудок помутился, раз она готова влюбиться в того, кто ее искалечил. Или уже влюбилась?»

Станислава, которому удавалось долго скрываться, опознали по фотографии, напечатанной в одной из газет. Все время, пока его искали, он спокойно работал на одной из киевских строек… Когда Стаса задерживали, он успел позвонить Татьяне. «Ну что, теперь ты довольна?» — театрально воскликнул он.

О Тане написали «ФАКТЫ». Читатели, потрясенные ее судьбой, стали присылать письма и эсэмэски со словами поддержки. Звали в гости. Высылали деньги. Ведь девушке предстояли десятки операций. Ей надо было отделить подбородок, сросшийся с шеей, восстановить сожженные нос и рот, уменьшить шрам на теле от подбородка до талии, который оставила серная кислота.

На судебное заседание Таня пришла с трудом. Увидев Стаса, потеряла сознание. Когда ее откачали и продолжили рассмотрение дела, сидела уже, не поднимая головы. Он тоже боялся с ней встретиться взглядом.

Подсудимому дали десять лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии. (Была доказана его вина в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения и совершенной ранее краже). Мужчина свою вину не признал. Правда, на камеру (за процессом следили украинские и российские телеканалы) сказал: «Я ее люблю. И, если бы не эти решетки, хоть сейчас женился бы на Тане».

Журналисты терзали потерпевшую вопросами. Любит ли она его? Жаль ли ей своего мучителя? Не собирается ли ехать к нему в тюрьму?

Он тоже успел ей позвонить из СИЗО: «Писать в тюрьму будешь?» «Конечно, нет», — ответила Таня.

«Если я получу от тебя пусть даже одно слово ненависти, мне будет приятно», — писал Стас

Осужденный подал апелляцию в Верховный суд (позже приговор оставили без изменения) и, надеясь, что его снова привезут на заседание для ознакомления с делом, попытался назначить свидание Татьяне и прислал ей письмо.

«Здравствуй, Таня. Я не могу не писать. Во-первых, ты мне очень часто снишься. Во-вторых, есть одна вещь, она такая одухотворенная, я тебе о ней часто говорил… Я тебе говорил, что я тебя люблю, а ты отвечала: «Бывает… » Понятно, что тебе легче, что я сейчас сижу. Но 10 лет — это как бы чересчур.

Приходи в суд. Может, мы сможем поговорить. Не бойся. Там я буду в клетке. И тебя не съем. Я очень сильно хочу тебя увидеть. Мне нужно тебе многое сказать. Можешь, если захочешь, написать в таком стиле: «Да пошел ты!.. » И если я получу от тебя пусть даже одно слово ненависти, мне будет очень приятно… »

Таня не ответила. Но вот уже четыре года Стас связывается с ней снова и снова, умоляя о встрече в колонии. Она же и слышать ничего не хочет.

 — Я бы, может, и… поехала, — признается моя собеседница.  — Не из женской жалости. Из человеческой. Но боюсь, что он неправильно меня поймет. Придумает еще себе, что я его люблю, выйдет из тюрьмы и снова станет меня преследовать.

Подружки интересуются: «Неужели ты не хочешь поехать к нему и высказать все, что накипело и наболело? Да хоть бы просто посмотреть в его глаза». Я им отвечаю: «Ничего нового я в этих глазах не увижу. Ведь он все время врет. Если приезжают журналисты, заявляет, что он этого не делал, что его «подставили». Когда я спрашиваю, зачем он так говорит, оправдывается: «Должен же я как-то выкручиваться!»

Я ему говорю: «Ты просишь меня общаться с тобой. А как же с тобой общаться, если ты даже не хочешь признать свою вину?» Отвечает: «Перед тобой готов признать». Когда он так сказал, я задала ему самый главный вопрос, который меня мучил: «Зачем ты тогда со мной так поступил?» Он ответил: «Я и сам не понимаю. Если бы вернуть время назад, никогда не сделал бы такое… »

Таня не знает, кто они теперь друг другу. Бывшие друзья? Враги? Преступник и жертва, примирившиеся со случившимся? Фатально одинокие, истосковавшиеся по общению люди, сидящие каждый за своей решеткой? Он — за тюремной. Она — «за решеткой» искалеченной внешности…

Казалось, пережив столько страданий, Таня должна призывать на голову Стаса самые страшные небесные кары. Но ненависти в ее сердце нет. Не было даже тогда, когда на вопрос журналистов «Как же ей теперь жить?», заключенный ответил: «На каждый товар найдется свой покупатель».

- Таня, так ты… простила его? — спрашиваю я.

 — Наверное, еще нет. Но и злости той, и обиды уже нет. Скорее жалость. Понимаю, что там он практически ни с кем не общается.

- Скажи, а где тот парень из Николаевской области, Олег? (Олег, узнав из нашей газеты о Тане, приезжал к ней на свидание. «ФАКТЫ» об этом писали.  — Авт. ). Вы не вместе?

 — Уже давно. Мне казалось, мы хорошо понимаем друг друга. Но его родители запретили ему со мной встречаться. Он их послушал. У Олега были проблемы со слухом, и он стеснялся знакомиться. Тогда мама с папой нашли ему невесту, и он женился.

- Чувствуешь себя одинокой?

 — У меня много друзей. Как только обо мне выходит статья или телепередача, в «Контакте», где у меня страница, сразу всплывает информация: «Вас хотят добавить в друзья 120 человек… » Но любимого человека у меня нет.

Мы беседуем с Таней у нее дома в селе Даниловка Киевской области. (В последний раз «ФАКТЫ» писали о Тане два года назад. ) У девушки хорошее настроение: накануне она получила диплом бакалавра по специальности «таможенный контроль».

Таня работает оператором в агентстве недвижимости, в Национальном транспортном университете учится заочно. Диплом с отличием для нее настоящая победа. Ведь было столько препятствий! У девушки после ожогов стало падать зрение, и она боялась, что не сможет учиться. Чего только стоило преодолеть страх выходить на люди. Долгое время она ходила, опустив глаза. А ведь надо было общаться с однокурсниками, сдавать экзамены, зачеты. И Таня нашла в себе силы продолжить учебу. В группе ее даже хотели выбрать старостой. Правда, она отказалась.

В квартире шумно. Танина сестра-двойняшка Аня вышла замуж и родила сына. Артемка бегает тут же, с любопытством поглядывая на гостью-журналистку. Молодая семья живет вместе с Таней и ее родителями в тесной двухкомнатной квартире. Сейчас Аня с мужем строят дом.

- Прости, но тебе, наверное, трудно наблюдать за чужим счастьем? - спрашиваю у Татьяны.

 — Это счастье не чужое. Оно — мое тоже. Мы же двойняшки. Чувствуем многие вещи одинаково. Она радуется — и я тоже счастлива. Анюта ходила беременной — и мне тоже казалось, что у меня токсикоз. Когда начались схватки, она позвонила мне из роддома, и я почувствовала боль в животе, даже температура поднялась от переживаний.

Когда родился Артемка, я с ним носилась, как с родным. И вставала по ночам, и качала, и гуляла. Ане ведь надо было помочь. И первое слово, которое Тема произнес, было не «мама» или «папа», а «Тата» — Таня! (Смеется. ) Он у нас богатырь — в свои год и семь месяцев весит 15 килограммов. Ну и его папа Коля немаленький — под два метра ростом.

- Это правда, что ты решила усыновить ребенка? Мне об этом Аня по секрету сказала.

 — Мне очень хочется кому-то помочь, утешить, сделать счастливым. Ведь эти дети никому не нужны. Однажды я увидела сюжет по телевизору об усыновленных мальчиках. Загорелась. Стала заходить на сайт «Сиротству — нет». Там выставлены фотографии многих ребятишек из детских домов. Нашла мальчика трех лет, Илюшу. У него на фото такие грустные глаза, у меня аж сердце сжалось… «Аня, — говорю сестре.  — Он же там сидит такой несчастный, одинокий. Мамку ждет!» Целую ночь не спала.

Мне кажется, внешне Илюша очень похож на Артемку, сына Ани. Уже начала собирать документы. Боюсь, чтобы малыша никто не забрал. А пока не соберешь документов, тебе его не покажут.

- Замечательно. Но у тебя ведь могут быть и свои дети… Какого мужчину ты хотела бы видеть рядом с собой?

-  Я иногда говорю: «Со мной может ужиться только тот человек, который меня очень любит. Или тот, у которого много комплексов… » (Смеется). Мне не нужен бесхарактерный человек. Это самое главное. Важно, чтобы он не пил. Я сама спиртного вообще не употребляю. Это должен быть мужчина, который никогда не поднимет руку на женщину. Хорошо, если у него будут дети.

- Стас до сих пор признается тебе в любви. Известны случаи, когда жертва выходила замуж за своего мучителя. Да он и сам говорил, что прочитал в одной газете о парне, который облил девушку кислотой, после чего они поженились.

 — Это исключено. Конечно, в последнее время я немножко потухла, будто батарейки сели. Но замуж за Стаса?! Ни за что…

P. S. Таня открыта для общения. Ее мобильный телефон: (093) 996-54-55. Мы будем и дальше рассказывать о жизни и достижениях нашей героини.

11815

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів