История современности Это нужно не мертвым

Президент Еврейского совета Украины собирает материалы о людях, спасавших евреев во время войны

17:38 4 февраля 2011   3379
Илья Левитас
Елена ШЕРЕМЕТА, «ФАКТЫ»

Илья Левитас надеется, что в Киеве все же появится музей Бабьего Яра

В Международный день памяти жертв Холокоста — трагедии, в результате которой в 1933-1945 годах от рук фашистских палачей погибли шесть миллионов евреев, — многие граждане, пожелавшие отдать им дань уважения, возлагали цветы к памятникам или шли в музеи, посвященные катастрофе еврейского народа. Музеи, подобные знаменитому иерусалимскому Яд Вашем, есть во многих городах мира, начиная от Нью-Йорка и заканчивая Осакой.

«В Украине, где в результате Холокоста погибло более одного миллиона семисот тысяч евреев, где произошла трагедия в Бабьем Яру, такого музея до сих пор нет. Но мы полны решимости исправить эту ошибку», — заявил ФАКТАМ» президент Еврейского совета Украины, глава фонда «Память Бабьего Яра» Илья Левитас. И рассказал о погибших и выживших в годы войны евреях, судьбы которых он хотел бы увековечить не только на музейных стендах, но и в книге, для которой сейчас собирает документальный материал.

«Через 50 лет после войны женщина-остарбайтер вышла замуж за сына своего немецкого хозяина»

- Илья Михайлович, недавно, в Международный день памяти жертв Холокоста, мир чтил память евреев, погибших от рук фашистов. Но у Украины есть еще одна скорбная дата…

 — День памяти жертв Холокоста приурочен к дате освобождения узников концлагеря Аушвиц (Освенцим) в Польше — 27 января 1945 года, всего за несколько месяцев до окончания Второй мировой войны. Как известно, фашисты превратили Освенцим в своеобразный центр уничтожения евреев в Европе.

Кстати, ворота концлагеря открывал уроженец Запорожья майор Анатолий Шапиро. В 2006 году ему посмертно было присвоено звание Героя Украины.

В музее истории героизма еврейского народа Яд Вашем в Иерусалиме хранятся документальные свидетельства истребления шести миллионов евреев в годы войны. Из них почти один миллион семьсот тысяч — более четверти уничтоженных евреев! — жители Украины. Осенью нынешнего года исполнится 70 лет трагедии, произошедшей в Киеве. Уже созданы государственный и столичный оргкомитеты по подготовке мероприятий, связанных с этой печальной датой.

- Как вы полагаете, почему у нас до сих пор нет музея, аналогичного Яд Вашем?

 — Мы много лет добивались его создания. Ведь разделы, касающиеся трагедии Бабьего Яра, есть не только в Яд Вашем, но и в музее Холокоста в Вашингтоне, в Филадельфии, даже в Японии, в Осаке. Но, скажу вам честно, в том, что в Киеве нет подобного центра, виноваты мы сами. Еще 10 лет назад руководители некоторых еврейских организаций выступили против строительства музея, которое соглашался профинансировать американский комитет «Джойнт». Начались размолвки, и в результате инвесторы отказались от проекта.

Сейчас мы опять вернулись к этому вопросу. Недавно о создании музея объявил руководитель Всеукраинского еврейского конгресса Вадим Рабинович. Состоялся конкурс на лучший проект. Но, не дожидаясь начала строительства, мы обратились к государству и к столичным властям с просьбой передать под музей памяти жертв Бабьего Яра здание на улице Мельникова, 44 в Киеве. Это бывшая контора еврейского кладбища, которая сейчас находится в собственности профсоюзов. Я считаю, что если уж разрушенное еврейское кладбище не вернешь, то надо хотя бы вернуть дом еврейской общине, которая передаст его заповеднику «Бабий Яр».

- Правда ли, что столичный телецентр построен на месте еврейских захоронений?..

 — Да, телецентр стоит прямо на бывших могилах. В конце 50-х годов это было крупнейшее еврейское кладбище в Европе, больше, чем аналогичные кладбища в Праге и Варшаве. Однако в 1959-м его снесли. Тогда уничтожали еврейские кладбища не только в Киеве, но и в Одессе, в других городах. Правда, в Киеве власти дали возможность вывезти останки… Например, бабушка моей жены и ее отец были похоронены на этом кладбище. Мы перезахоронили их останки на Байковом, там есть целый участок, где стоят старинные еврейские символические памятники — деревья с обрубленными ветвями.

- Илья Михайлович, знаю, что вы собираете материалы о немцах, которые спасали евреев во время войны. Неужели были и такие немцы?

 — Лет 15 назад я был на родине Гитлера, в австрийском городке Браунау, на встрече остарбайтеров, работавших там в годы войны. Городок находится буквально в двадцати метрах от границы с Германией. Тогда меня очень поразили рассказы остарбайтеров о том, насколько гуманно относились к ним немцы. Одна женщина, угнанная на работы в 16 лет, вспоминала, как ее оберегали, старались не нагружать физически. Хозяин-немец, лишившийся руки во время Первой мировой, старался делать все сам, чтобы не эксплуатировать, по сути, еще ребенка. Более того, сестра этой женщины, которая тоже оказалась в Браунау, через 50 лет после войны вышла замуж за сына своего немецкого хозяина! Они жили в разных странах, у них были семьи, дети, но оба овдовели, дети выросли. Встретившись, они узнали друг друга и… поженились, хотя обоим было уже под семьдесят. Но самое интересное, что по городу пара, как молодожены, ходила, держась за руки…

Было много уникальных случаев. Подошла ко мне в Австрии пожилая немецкая пара, такие божьи одуванчики. Спрашивают: «Вы из Киева? Можно мы к вам прикоснемся?» Они взяли меня за руку и заплакали. Оказалось, у них сын погиб под Киевом. Вот вам и враги… Там же, в Австрии, пожилой немец обратился ко мне с просьбой найти его отца. Сказал: «Вы меня извините, но, умирая, мама мне рассказала, что мой отец — бывший советский офицер, который стоял у них на квартире». Назвал фамилию, имя, отчество. Сообщил, что он был родом из Днепропетровска. Мы нашли семью его отца, которого на тот момент уже не было в живых, все-таки 50 лет прошло. Зато остались его дети от другого брака, и у немца появились сводные братья.

Словом, я заинтересовался темой «другие немцы», стал собирать информацию. Мой тесть-фронтовик рассказал такую историю. Пока он воевал, его родные оставались в оккупированном Могилеве-Подольском. Среди прочих у них квартировал и немецкий офицер, врач. К родителям тестя он относился лояльно, приносил продукты, ел вместе с ними, хотя это и запрещалось. Более того, немецкий офицер предупредил своих хозяев о том, что в город должны войти эсэсовцы, сказал, что надо бежать, и предложил помочь переправить их через Днестр в Румынию, где к евреям относились более гуманно. Когда же две подводы, на которых ехали 13 человек с пожитками, остановили полицаи с криками: «А, жиды! Тикаете? Сейчас мы вас расстреляем!», немецкий офицер подъехал на велосипеде, забрал у полицаев винтовки, этими же винтовками огрел их, а затем лично проводил евреев на паром. Тесть вспоминал эту историю со слезами на глазах.

Недавно директор еврейской школы в Харькове Григорий Шойхет рассказал мне историю своей мамы. В годы войны она пряталась в сельском сарае на подворье своей подруги. А в доме поселились два молодых немца-связиста. Хозяева заметили, что они постоянно оставляли еду на столе, хотя предыдущие квартиранты съедали все до крошки. Естественно, все остатки хозяева доедали… Когда ситуация на фронте изменилась, немцы собрали вещи и сказали: «Мы отступаем, вот вам продукты, а вот этот рюкзачок с едой передайте той еврейской девочке, которую вы прячете в сарае». То есть они все знали, но не выдали…

«Я знаю несколько случаев, когда родители-евреи отдавали своих детей в Германию и Австрию и таким образом сохранили им жизнь»

 — Или вот еще случай, — продолжает Илья Михайлович.  — В семье моих родственников квартировал немец из Австрии. Уезжая в отпуск на родину, он предложил забрать с собой их 13-летнего ребенка. Убеждал, мол, Германия выиграет войну, и еврейский мальчик точно здесь не выживет, а в Австрии его мама воспитает ребенка как собственного сына. И родители, и мальчик отказались. Это был Семен Гройсман, ему сейчас 83 года, он живет в Израиле. Но я знаю несколько случаев, когда родители-евреи отдавали своих детей в Германию и Австрию и таким образом сохранили им жизнь.

Я хочу собрать воедино подобные истории и, возможно, издать книгу. Ведь в годы войны население оккупированных территорий страшно ненавидело немцев, причем люди говорили именно «немцы», а не «фашисты». Но ведь были и «другие немцы»…

- Насколько мне известно, «другими» были не только немцы. Читала, что король Дании в знак протеста против уничтожения евреев прикрепил желтую звезду на рукав, за что и поплатился жизнью…

 — Я вас разочарую: не носил он никакой звезды, это один из красивых псевдоисторических мифов. Но датский король действительно не выдавал своих евреев фашистам, он даже дал им возможность эвакуироваться в Швецию. Гораздо интересней, на мой взгляд, такой факт: во время уничтожения людей в Бабьем Яру два немецких офицера Хефнер и Ганнибал отказались участвовать в расстрелах. И фашисты за это их никак не наказали. Считаю, что это уникальный случай! Более того, Хефнер дослужился до генеральского звания.

… А знаете, почему именно в Киеве многим прятавшимся евреям удалось выжить? Потому что некоторые украинцы их спасали! Если же немцы прочесывали квартиры в поисках «жидов» вместе с полицаями, отличавшимися особой жестокостью, то, конечно, могли найти еврея. У нас есть документ о том, что полицаю, сообщившему адрес прятавшегося еврея, фашисты вручили килограмм подсолнечного масла и килограмм муки. Но подобные случаи были, как правило, единичными…

- Ваша организация до сих пор разыскивают праведников мира — людей, спасавших евреев в годы войны. Скажите, много таких в Украине и получают ли эти, уже пожилые люди, какую-то материальную помощь?

 — Да, получают от американского фонда христиан-спасителей, от еврейских благотворительных центров. А недавно по распоряжению главы Киевской горгосадминистрации Александра Попова им выплатили по 300 гривен. Но разве дело в деньгах? Праведники — уникальные, святые люди, рискуя жизнью своих близких (фашисты часто расстреливали всю семью тех, кто прятал евреев), они спасали других, порой незнакомых им людей. Поэтому мы добиваемся, чтобы государство признало праведников мира участниками войны. На всю страну их осталось, дай Бог, чтобы человек 500.

К слову, Украина — единственная в мире страна, установившая звание «Праведник Украины» и «Праведник Бабьего Яра». На днях, на открытии выставки «Бабий Яр», посвященной Холокосту, в Израильском культурном центре присутствовали четыре праведника. Это уже пожилые люди 85 лет. Была там и Галина Данилко из Ровенской области. В годы войны ее родные спрятали евреев, но полицаи обнаружили и расстреляли всех — и украинскую семью, и еврейскую. И таких случаев только в одной области 29. Галину Данилко немцы отпустили, чтобы она рассказала всем, что будет с теми, кто спасает «жидов».

- Я слышала, что многие семьи и в Западной Украине спасали евреев, хотя считается, что в этом регионе сильны антисемитские настроения…

 — Это правда. Мы еще лет 10 назад присвоили звание праведника Украины Андрею Шептицкому. Он, конечно, был противоречивой личностью. По ряду документальных свидетельств, даже радостно встречал фашистов, но в то же время спасал евреев. Свою 14-летнюю домработницу Шептицкий просил проводить евреев в другое село, где не было немцев. Позже, вспоминая об этом, монахиня, мать Хризанция, говорила: «Я не знала тогда, что это евреи, но я знала, что их надо спасти!» А когда я был в Нью-Йорке, то в центре еврейско-украинской дружбы имени Тараса Шевченко на Бродвее ко мне подошел мужчина и рассказал, как он, будучи 17-летним юношей, работал водителем у Андрея Шептицкого и развозил по его поручению еврейских детей по монастырям, чтобы спрятать. Когда он рассказал об этом дома, мать испугалась: «Боже мой! Это же еврейские дети! Тебя немцы схватят и расстреляют. Не делай этого больше!» Шептицкий же сказал ему: «Да, грех не послушаться матери. Но если ты не отвезешь этих детей, то я прокляну тебя и весь твой род до седьмого колена». Юноша не посмел ослушаться и совершил еще четыре ходки по монастырям и селам, что и спасло жизнь еврейских детей.

- Илья Михайлович, правда ли, что современные немцы раскаиваются за поступки своих отцов и дедов?

 — В прошлом году в Киев для участия в Марше жизни приезжала группа из 200 немцев. Они посетили Бабий Яр, чтобы покаяться. Да, люди, не причастные к военным преступлениям, родившиеся через 30-40 лет после войны, испытывают чувство вины. Не могу забыть историю немецкой девушки, которая здесь практически все время плакала. Она рассказала, что после смерти дедушки случайно нашла на чердаке документы, свидетельствующие, что в 1941 году он принимал участие в расстрелах в Киеве. Для нее это был шок. Вся в слезах, она часто повторяла: «Это ведь мой дедушка, у которого я сидела на коленях, который меня обнимал, целовал!»

Помню также, когда из Германии в Киев приезжала еще одна группа потомков тех, чьи родственники непосредственно убивали евреев. Как они раскаивались за содеянное их предками! Некоторые шли к памятнику Меноры в Бабьем Яру на коленях. А затем до четырех часов утра слушали мой рассказ о том, как уничтожали евреев в Киеве. Один молодой парень во время моего рассказа плакал, не переставая…

*Киевских евреев (на фото), пришедших по приказу нацистов с документами и ценными вещами к 8 утра 29 сентября 1941 года на улицу Мельникова, заводили по 30—40 человек в «пропускной пункт», отбирали у них вещи и заставляли раздеваться…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 2 м/с  C-В
Давление: 752 мм

Разговор двух девочек в детском саду: — А у меня папа новый! — А как его зовут? — Дядя Миша. — Петренко? — Да. — А-а! Этот хороший! Он у нас в прошлом году папой был.