История современности Чтобы помнили

Внук Исаака Бабеля Андрей Малаев-Бабель: «Дед помогал нашей семье даже после смерти»

15:42 28 июля 2011   3839
Андрей Малаев-Бабель
Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ» (Москва)

Потомок автора «Конармии» и «Одесских рассказов», американский режиссер и актер привез в Москву спектакль «Бабель: как это делалось в Одессе»

Судьба Исаака Бабеля — одна из самых трагических страниц в советской литературе. В мае 1939 года он был арестован на даче в Переделкино по обвинению в антисоветской деятельности. А в 1940 году 45-летнего Исаака Бабеля расстреляли. Около пятнадцати лет жена писателя ждала супруга из лагерей, не подозревая, что его уже давно нет в живых.

Истина открылась лишь в 1954 году. Писателя реабилитировали посмертно. Еще спустя два года его имя вернули в советскую литературу, а через год был издан сборник «Избранное» с предисловием Ильи Эренбурга, который назвал Бабеля одним из выдающихся писателей XX века.

О своем знаменитом деде «ФАКТАМ» рассказал внук Исаака Эммануиловича, американский актер и режиссер Андрей Малаев-Бабель. В Москве он сыграл в благотворительном моноспектакле «Бабель: как это делалось в Одессе», показанном в рамках информационной кампании «КРАСНАЯ ЛЕНТОЧКА», направленной на борьбу с ВИЧ/СПИДом в России и странах СНГ.

«Марина Влади вспоминала, как Высоцкий восхищался творчеством Бабеля»

 — Нынешним летом я посетил места, связанные с жизнью и творчеством моего деда, — говорит Андрей Малаев-Бабель. — Москва, Одесса, Броды, Берестечко, Козин, Париж… Снимаем документальный фильм «В поисках Бабеля». После смерти моей бабушки — вдовы Бабеля Антонины Николаевны Пирожковой, которая умерла в сентябре прошлого года, у меня появилась потребность осмыслить судьбу деда. Название фильма не случайно. Бабель был загадочной личностью. С его жизнью связано множество мистификаций, которые он не только не опровергал, но порою сам инсценировал. Документы пропали — их забрали при аресте. В биографии Бабеля очень много «белых» пятен.

— Как вас встретили на родине Бабеля в Одессе?

 — Одесситы меня потрясли. В их глазах прочитывались одновременно любовь к писателю, восхищение им и… недоверие: они не верили, что перед ними внук того самого Бабеля! В сентябре на родине деда планируют открыть памятник. Я побывал в одесской квартире, где дед писал «Одесские рассказы». И постоял у окон дома, где некоторое время он жил у тетушки — зубного врача.

В Одессе намного больше сохранилось всего, что связано с моим дедом, нежели в Москве. Московский дом в Николо-Воробинском переулке, где жили бабушка и дед, снесли в 1960-х. Дача в Переделкино сгорела в 1980-х. Я посетил бывшую тюрьму Сухановку, где пытали деда. Сейчас на ее месте Свято-Екатерининский монастырь. Посидел в монашеской келье, которая когда-то была малюсенькой камерой. Возможно, именно в ней находился мой дед. На кладбище, где захоронены останки тысяч расстрелянных, а потом сожженных репрессированных, я постоял на месте, где находились эти страшные печи… Также я побывал в местах, где разворачивались действия, описанные в «Конармии»: в Бродах, Берестечке, Козине… Посетил и Париж. Побродил по местам, которые любил Бабель. Кроме того, с парижскими актерами в качестве режиссера поработал над пьесой Бабеля «Мария». Марина Влади читала письмо Марии. Она вспоминала, как творчеством Бабеля восхищался Высоцкий.

— Ваша бабушка Антонина Пирожкова, вдова Бабеля, уехала в Америку в 1996 году. Ей было в то время за 80…

 — Она отправилась вслед за мной — любимым внуком. Ведь я, закончив Щукинское училище и проработав восемь лет в Москве в театре камерных форм, по культурному обмену в начале 1990-х годов переехал в США. И три года уговаривал бабушку и маму последовать за мной. Удалось убедить. Бабушка покидала Москву в таком состоянии, которое не оставляло нам надежды, что больше года или двух будем иметь счастье общаться с ней. Прожила она 101 год!

*В 1940 году писателя расстреляли, и лишь в 1954-м реабилитировали посмертно. Еще через два года имя Бабеля вернули в советскую литературу

— Что в вашем доме сегодня напоминает о знаменитом деде?

 — Фотографии, немного рукописей и писем. Личные вещи, которые чудом уцелели после ареста, Антонина Николаевна передала в Одесский литературный музей. Кое-какую мебель при переезде в Америку оставили у родственников. Главное же наследие Бабеля — его творчество. Книги деда переведены практически на все языки мира. Их читают в Китае, Корее, США, во всех странах Европы.

«Когда Горького не стало, дед сказал: «Теперь мне жить не дадут»

— Известно, что Исааку Бабелю покровительствовал Горький. Как вы считаете: если бы Алексей Максимович не умер в 1936 году, возможно, и вашего деда не расстреляли бы?

 — Когда Горького не стало, Бабель сказал: «Теперь мне жить не дадут». Авторитет Алексея Максимовича был огромен. И если бы он продолжал жить, наверное, смог бы деда защитить. Хотя кто знает, удалось бы? Горького Бабель уважал как учителя и обожал как человека. Одно время жил у него в доме в Горках и помогал Горькому в редактуре.

— Из-за чего Исаак Эммануилович попал в немилость к властям?

 — Уничтожили Бабеля за то, что он писал.

— Известно, что Буденный был в ярости от того, как Бабель изобразил в «Конармии» жизнь и быт красноармейцев. Сталин же якобы считал, что автор просто не понимает вещей, о которых пишет…

 — Или слишком хорошо понимает? Его трудно было подчинить. Он предпочитал молчать, нежели писать то, что «надо». Молчать — не значило не писать. Работал постоянно, ежедневно. Писал «в стол». Когда за ним пришли, забрали 15 папок рукописей…

— Бабель был лично знаком со Сталиным?

 — Нет. Это одна из мистификаций, которую, по всей вероятности, сам дед и создал. А еще пустил слух, что работал в петроградском ЧК. Когда начинаешь сопоставлять даты, выясняешь, что он работал в ЧК до того, как оно было… организовано. Зачем придумывал все это? Потому что был писателем! Кроме того, это была некая форма самозащиты. Не забывайте, в какое время он жил! Как-то Бруно Ясенский, польский писатель, опубликовал интервью с Бабелем в одной из антисоветских газет. Когда Бабелю предъявили его как улику, он возмутился: «Фальшивка! Вы знаете вообще, с кем разговариваете? Я человек с незапятнанной репутацией — я работал в ЧК!».

— Одно время Бабель был ведь обласкан советской властью? Имел все атрибуты успешного писателя: хорошую квартиру, дачу в Переделкино, автомобиль «Форд»…

 — Все не так! Не отдельную квартиру, а пару комнат с общими помещениями. «Форд» давали ему для выполнения репортерских заданий — он же писал для газет. Дачу арендовал у Литфонда. Никакого богатства не имел. Когда деда арестовали, оказалось, что он должен всем издательствам, так как всюду получал авансы. После ареста к бабушке постоянно приходили описывать мебель за его долги. Так что привилегированное положение и богатство — еще один миф о Бабеле…

— В 1935 году Сталин отправил Бабеля и Пастернака на антифашистский конгресс «Культура в борьбе за мир»…

 — Не из личных симпатий, разумеется, а благодаря нажиму французской элиты. Бабель был одним из самых издаваемых писателей за рубежом. Когда французы не увидели в составе советской делегации его и Бориса Пастернака, тут же заявили, что покинут форум, если этих людей не будет. Их и прислали. Мировая известность Бабеля, собственно, и стала причиной, по которой столько лет скрывали факт его расстрела. Убить смогли, а признаться перед миром смелости не хватило.

Смерть деда скрывали даже от семьи. Периодически к бабушке подсылали людей, которые рассказывали, что они сидели с Бабелем на одних нарах, потом — как он умер от порока сердца на лавочке в лагере, где его содержали отменно, давали возможность писать. Мол, он там дружил с начальником лагеря… На Западе некоторые советские писатели в эти годы говорили, что Бабель жив-здоров, что с ним все в порядке, а его произведения издаются в СССР огромными тиражами…

— Бабель дружил с Сергеем Эйзейштейном, Юрием Олешей, Леонидом Утесовым… Как они повели себя, когда вашего деда арестовали?

 — Продолжали общаться с бабушкой, но довольно осторожно. 

«Бабушка была гениальным инженером. Думаю, этим объясняется, почему ей сохранили жизнь»

— Ваша бабушка многие годы работала главным конструктором Метропроекта.

 — Бабушка принимала участие в проектировании станций метро «Киевская», «Арбатская», «Площадь Революции», «Маяковская»… Она была гениальным инженером. Не существовало такой профессиональной задачи, которую она бы не могла решить. Думаю, этим объясняется, почему ей сохранили жизнь… Когда деда арестовали, на ее руках осталась двухлетняя дочь — моя мама. После гибели деда бабушка замуж больше не выходила. Как писала в воспоминаниях, Бабель познакомил ее с большим количеством выдающихся мужчин, но ни один не мог с ним сравниться. Мысль о втором замужестве даже не возникала. Бабель был всегда с ней, думала о нем ежедневно, если не ежечасно.

— У Бабеля это ведь был уже не первый брак. Росла дочь во Франции, в гражданском браке родился сын… Вы общаетесь с вашими родственниками?

 — К сожалению, никого в живых уже практически не осталось. Моя бабушка очень любила сына дедушки от Тамары Кашириной Михаила Иванова. Он был выдающимся художником. Так же относилась к дочери от первого брака Наташе Бабель. Наташа платила ей взаимностью. Моя мама Лидия тоже дружила с сестрой.

— Первый брак распался из-за того, что Бабель не желал эмигрировать с семьей во Францию?

 — Ему казалось, что он не выживет там финансово. В Париже, по его словам, хорошо гулять, а работать он мог только здесь.

— Но Исаак Эммануилович ведь свободно владел французским языком!

 — Он хорошо говорил на восьми языках. Дело было в другом. Во Франции он не находил той страсти души, тех тем, которые его волновали…

— У Бабеля было столько возможностей уехать. Некоторое время он жил во Франции, в Бельгии, в Германии. В конце концов, выезжал на разные международные форумы...

 — Думаю, в какой-то степени дед был фаталистом.

— В его жизни случались мистические истории?

 — Ребенком он чудом выжил во время еврейского погрома. В юности же его сняли с поезда (это описано в рассказе «Дорога»), хотели расстрелять. Но вдруг человек, который завел его за вагон, чтобы прикончить, увидел, что никто не смотрит. И… отпустил. К слову, мистика случалась в нашей семье и после его смерти. Дед часто помогал нам. Не раз мы получали его гонорары из зарубежных издательств. И что интересно, помощь приходила именно в тот момент, когда была очень нужна.

— Дедушка ваш любил чай с антоновскими яблоками и изюмом…

 — Да. К слову, как и он, я очень люблю яичницу с помидорами. Когда у нас в семье ее готовят, постоянно вспоминается Бабель.

— Читала, что писатель мечтал вернуться в Одессу.

 — Об этом он упоминал даже в своих воспоминаниях о Багрицком: «Пора бросить чужие города. Мы будем жирными стариками. Будем сидеть на одесском бульваре и долгим взглядом провожать идущих мимо женщин». Да, дед мечтал вернуться в Одессу. И почти присмотрел себе участочек. Там ничего не было построено, и, наверное, никогда бы не было построено, потому что денег не имел.

Но его мечта сбывается! Бабель возвращается в Одессу памятником, бабелевскими торжествами, которые прошли в июле в связи с литературным фестивалем, моим моноспектаклем, который я недавно сыграл на его родине…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

В сельском магазине: — У вас есть сыр «Рокфор»? — А что это такое? — Это такой сыр с плесенью. — Сыра нет, но есть колбаса «Рокфор», беляши «Рокфор» и селедка «Рокфор».