БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
История современности Это наша с тобой биография

Валентина Шевченко: «Во время посещения киевского Дворца пионеров я уговорила супругу президента США попробовать вареники с вишнями, которые лепили дети»

6:30 18 мая 2012 947
Валентина Шевченко
Ирина ЛИСНИЧЕНКО, «ФАКТЫ»

К 50-летию Великого Октября, которое отмечалось в 1967-м, правительство УССР подарило детям столицы Дворец пионеров и школьников, возведенный силами практически всех комсомольских организаций Киева. Тогда, в конце 60-х прошлого столетия, Валентина Шевченко была секретарем ЦК комсомола Украины и курировала пионерию и школьников. Воспоминаниями о пионерско комсомольском этапе своей насыщенной биографии Валентина Семеновна с удовольствием поделилась с читателями «ФАКТОВ».

 — Валентина Семеновна, в столичном Дворце пионеров и школьников часто организовывали встречи детей с известными советскими деятелями. Насколько я знаю, гостей приводили именно вы.

 — Более 50 лет назад в СССР, пожалуй, самыми популярными были космонавты, — рассказывает председатель Всеукраинской общественной организации «Конгресс деловых женщин Украины» Валентина Шевченко. — Юрий Гагарин, Валентина Терешкова, Павел Попович, Георгий Береговой, Герман Титов регулярно посещали киевский завод «Арсенал», на котором производилась оптика для космических целей. Естественно, все они поддерживали связь и с ЦК комсомола Украины. Поэтому в любой их приезд я как секретарь ЦК ЛКСМУ быстренько везла космонавтов на встречи с детьми.

*Валентина Шевченко: «Пионерский галстук мне повязали в голодном и трудном 1947-м. Тогда мы все мечтали стать пионерами». Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Встречались ребята и с зарубежными гостями. В 1972 году Киев с визитом посетил президент США Ричард Никсон. Для его супруги мы подготовили женскую программу, включавшую и посещение Дворца пионеров. Именно там первая леди США попробовала вареники, слепленные юными кулинарами.

Помню, накануне визита охранники высокопоставленной гостьи предупредили меня (тогда я уже была заместителем министра образования УССР): «Только не кормите первую леди непроверенными продуктами!» Но когда мы зашли в комнату, где работали юные кулинары, Тельма Никсон пришла в восторг от их белоснежных поварских колпаков и фартушков. Поинтересовалась: «Что вы готовите?» Ей ответили: «Вареники. Это наше национальное блюдо». Я предложила: «Госпожа Никсон, попробуйте!» Первая леди Америки замялась. Тогда я взяла вареник с вишнями и начала есть. «Приглашаю вас, — говорю. — Все очень качественно и вкусно!» И супруга президента с удовольствием съела парочку вареников. Потом погладила детей по головкам, поблагодарила и сказала, что это очень важная подготовка девочек к семейной жизни. Я думала, охранник меня убьет!

Частыми гостями во Дворце пионеров были прославленные командиры партизанских соединений — Федоров, Ковпак, Медведев… Как правило, их приглашали на торжественные церемонии приема школьников в пионеры.

— А как вас принимали в пионеры, помните?

 — Пионерский красный галстук мне повязали в 1947-м. Это был голодный и очень трудный послевоенный год. Тетрадей не было, писали на том, что имелось под рукой: на газетах, обрывках бумаги. Случалось, зимой в холодном классе чернила замерзали прямо в чернильницах. А мы все мечтали стать пионерами: считали, что сразу станем взрослее!

Как сейчас помню: галстуки на торжественной школьной линейке нам повязывали лучшие рабочие шахты. Белых блуз в моем родном Кривом Роге, кажется, вообще не было, да и белые передники появились позже. Мы стояли в обычной одежде. Но зато как гордились своими новыми красными галстуками!

Я училась в средней школе № 31 шахтного поселка имени Кирова. Шахта — это отдельное государство, директор шахты — бог, царь и гармошка, как говорится. Он решал все вопросы. В нашем поселке работали две школы — русская и украинская, два детских садика — русский и украинский. Я ходила в русскую школу, потому что мечтала получить высшее образование в Москве или Ленинграде. Училась хорошо…

— А иначе вас бы и не приняли в пионеры. Ведь красный галстук повязывали только отличникам и хорошистам, выполнявшим общественные поручения.

 — Да, я активно занималась внеклассной работой, потом меня избрали председателем совета дружины. Учитель нередко поручал мне: «Такого-то надо подтянуть по математике, такого-то — по языку». Успевающие ученики обязательно помогали отстающим. Я, например, любила украинский язык, поэтому подтягивала одноклассников по этому предмету. Да и вообще была очень активной ученицей, со всеми общалась, дружила, многих защищала. Открыто говорила учителям: «В этом случае вы несправедливо поступили». Могла пойти к директору и заявить: «Этого ученика вы наказали ни за что».

Когда училась в 8-м классе, меня избрали секретарем комсомольской организации школы, а в 10-м я стала членом горкома комсомола.

— Валентина Семеновна, знаю, что ваша карьера начиналась с должности пионервожатой. Это был сознательный выбор, или свою роль сыграл случай?

 — Скорее, второе. В 1954 году я не прошла по конкурсу на стационар географического факультета в Киевский университет имени Шевченко. Но меня зачислили на заочное отделение, предупредив: до 15 сентября обязательно прислать справку о том, что работаю. Вернувшись в Кривой Рог, я пошла в горком комсомола и попросила о работе. «В школу пионервожатой пойдешь?» — спросили. «С удовольствием!» И я приступила к работе, которая стала для меня первой школой общественной деятельности и воспитания ответственности: если тебе дано поручение, ты должен обязательно его выполнить. Это было воспитание дружбы, взаимопомощи и поддержки.

*Секретарь ЦК ЛКСМУ Валентина Шевченко (справа) с пионерами во время «звездного рейса» отрядов — победителей соревнования за вымпел Валентины Терешковой. Киев. 1967 год. Фото из альбома Валентины Шевченко

Помнится, как во время одной из компаний по сбору металлолома ученики притащили… вагонетку, которой вывозят железную руду из шахты на металлургический комбинат. Я не видела, когда школьники сдавали эту вагонетку: видимо, поздним вечером. А утром ко мне пришел заместитель директора шахты: «Это ваши дети увезли нашу вагонетку?» Мне, как пионервожатой, пришлось объяснять школьникам, что собирать надо непригодный металл, а не работающие механизмы. Но ребятам очень хотелось, чтобы вес металлолома был как можно больше. Все мечтали победить, поскольку отряд-победитель обязательно награждался поездкой в Киев. Это было очень престижно.

В мою бытность секретарем ЦК ЛКСМУ областная пионерская организация Николаевской области бросила клич: «Даешь металлолом для постройки судна «Пионер Украины». Победители этого соревнования были приглашены в Николаев, на судостроительный завод, где проводился спуск пионерского корабля на воду.

Дети Львовщины собирали металлолом для выпуска автобусов. Из «пионерского» металла изготовили целую колонну ЛАЗов. Школьники Киева передавали собранный металл заводу «Арсенал», и там из него производили машинное оборудование. На Харьковском тракторном заводе по такой же схеме выпускали трактора для освоения целины…

— Помню, наша пионервожатая особо опекала отстающих. А вам приходилось работать с трудными детьми?

 — Естественно. Вы же понимаете, мы росли и учились в рабочем поселке, а пацаны там были боевые. Особенно трудно приходилось с пяти- и шестиклассниками. Смотрю: мальчишки побежали за ров, находившийся за школой. Не на урок же! Уже на подходе к засаде слышу крик: «Атас, вожатая!» А я им кричу: «Не убегайте. Я вас трогать не буду. Давайте поговорим!» Мы сели, и я признаюсь: «Знаете, ребята, у меня страшный беспорядок в пионерской комнате. Все равно вы на уроки не пошли — давайте наводить порядок. Обещаю: директору вас не сдам».

Пока прогульщики выполняли мои поручения, я пошла к директору и рассказываю ему, что, мол, такие-то ученики работают в пионерской комнате. «Да они же вынесут из вашей комнаты все горны и барабаны!» — восклицает директор. Я его успокоила, что всем ребятам дам поручения и все будет хорошо… Вскоре эти хулиганистые мальчишки стали в пионерской комнате настоящими командирами.

Или другой случай. Как-то договорилась о культпоходе в кинотеатр — кажется, на фильм «Тимур и его команда», купила 500 билетов. После просмотра мне сказали, что 15 школьников прошли в зал без билетов. Я тут же за них заплатила. Тогда билет стоил 10 копеек.

На обратном пути всей гурьбой возвращаемся в поселок, обсуждаем фильм, и один паренек хвастается: «А мы с Мыколою прошли бесплатно». «Не только вы с Мыколою, — уточняю, — а еще 13. За всех вас я заплатила свои деньги. Кстати, у меня зарплата 45 рублей. Мы четыре раза в месяц ходим в кино. Посчитайте, на сколько уменьшится моя зарплата, если я каждый раз буду за вас платить…»

И что вы думаете? Прихожу на следующий день в пионерскую комнату, а у меня на столе лежат деньги.

…Вспомнила еще эпизод из своей пионерской жизни. Учительница поручила мне, ученице 4-го класса, зайти к родителям моего хулиганистого одноклассника Данильченко и передать, чтобы кто-то из них явился в школу. И вот после занятий мы большой группой, как всегда, идем домой. Путь проходит мимо шахты, на которой добывали железную руду. После выработки там остались глубокие шурфы. И рядом с одним из них Данильченко мне говорит: «Не пойдешь к моим родителям!» — «Пойду!» Толкает меня: «Не пойдешь!» Говорю, что пойду в любом случае. Он вдруг хватает мой портфель и бросает в шурф. А там же глубина — немереная! Достать портфель невозможно…

Я все-таки зашла к родителям Данильченко, рассказала о случившемся. На следующий день они пришли в школу. Из-за инцидента с моим портфелем их сына вызвали на педсовет и чуть не исключили из школы. Но все обошлось. Я призналась, что тоже виновата, поскольку настаивала, скажем так, недипломатично.

Прошло много лет. И однажды ко мне, уже председателю Президиума Верховного Совета УССР, приезжают на прием директор нашей шахты и председатель профсоюзного комитета рудника Данильченко (тот самый!) в сопровождении заместителя Госплана УССР Дзыся. Просят меня земляки помочь реконструировать на руднике Дворец культуры. Дескать, шахта хорошо работает, деньги есть, но нет стройматериалов, которые в те годы выдавались строго по лимиту.

Я обещаю помощь, но при одном условии. Мужчины соглашаются выполнить любое. «Пусть Данильченко, — говорю, — вернет мой портфель, сброшенный в 1947 году в шурф». Председатель рудкома покраснел как рак, аж пот на лбу выступил. «Неужели вы помните?» — спрашивает. «Как же не помнить! — отвечаю. — Была одна «Читанка» на весь класс, и той не стало».

— Да и портфель в послевоенные годы денег стоил.

 — Какой там портфель, о чем вы говорите?! Отец сшил мне торбу из брезентовой ткани. Другим ученикам вообще из одеял шили. А «Читанка» тогда стоила 200 рублей! Этот учебник был только у меня. В 1939 году родители получили от шахты участок земли в 18 соток, построились. Моя мама работала в детских яслях. А отец трудился на шахте 33 года — сначала бурильщиком, затем механиком. В свободное время очень любил возиться в саду. Сразу после войны мы жили очень бедно, и мама мне предложила: «Продашь вишню, яблоки из нашего сада — и на заработанные деньги деньги купишь себе книги». Я так и поступила. Моей «Читанкой» пользовался весь класс.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров