Шоу-бизнес Из первых уст

Юджин Мамут: «Шварценеггер тряс мне руку, хлопал по плечу и твердил, что я — «папа Хищника»

10:00 18 мая 2012   2886
фильм Хищник
Галина КОЖЕДУБОВА, «ФАКТЫ» (Харьков)

На IV Международном фестивале короткометражного кино «Харьковская сирень» почетным гостем был голливудский мастер спецэффектов, бывший харьковчанин Евгений Мамут, получивший «Оскар» за фильм «Хищник»

Евгений Мамут эмигрировал из Харькова в США в 1978 году. Тогда Евгению, ставшему в эмиграции Юджином, казалось, что он покинул Родину навсегда. В середине 80-х, здесь, в Харькове, его имя — «предателя и врага народа» — даже вырезали из титров при демонстрации любительских кинофильмов. Он же в это время уже трудился на американской киностудии. За три десятилетия работы в Америке Юджин Мамут придумал спецэффекты для фильмов «Грязные танцы», «Матрица», «Куда приводят мечты» и многих других. Но больше всего он гордится кинокартиной «Хищник» с Арнольдом Шварценеггером в главной роли.

Юджин Мамут посетил Харьков в качестве почетного гостя международного кинофестиваля, проходившего с 10 по 13 мая. В перерывах между выступлениями, мастер-классами и посещениями торжественных мероприятий Евгений любезно согласился побеседовать с журналистом «ФАКТОВ». Обладатель «Оскара» рассказал о своей жизни в Америке, именитых соседях и любимом детище — музее анимации и спецэффектов «Animagic».

«В Америке у меня ни разу не спросили диплом. Там всегда надо показывать, что ты умеешь делать»

* Юджин Мамут

— Вы эмигрировали в США в возрасте 37 лет. Трудно было привыкать к новой стране?

 — Если переехать на другую улицу, то и тогда нужно время, чтобы привыкнуть. Но в Америке через три месяца после переезда я уже работал.

— Вы поехали к родственникам?

 — Да, мои родители с сестрой перебрались туда годом раньше. Потом у нас произошло воссоединение семьи. Правда, я очень не хотел уезжать из Украины. Думал, что не смогу прожить без украинских песен и украинских газет. Поэтому сопротивлялся как мог. Помню, нам здесь рассказывали, что в Америке происходят постоянные забастовки. Моя сестра была уже там, и я ее спросил: «Как с забастовками?» Она ответила: «Здесь бастуют только те, кто много зарабатывает. Кто зарабатывает мало — те не бастуют». Это меня успокоило, и я решился.

— А английский язык знали?

 — Да, конечно. Учил его в детском саду, в школе, потом в техникуме и в институте. Но когда приехал в Нью-Йорк, то оказалось, что совсем не могу на нем говорить.

— Почему?

 — Наверное, так учили, — улыбается собеседник. — Кроме того, американский язык оказался далеко не английским. Но потихоньку, с помощью рисунков, я выучился. К тому же я технарь, а технические термины одинаковы в разных языках. Я понял, что Нью-Йорк — самое лучшее место для эмиграции. Сами американцы называют этот город «сковородкой, на которой смешиваются все национальности». В мегаполисе все говорят неправильно, но это не имеет никакого значения. Там ведь практически нет местных жителей, кроме индейцев. Так что с языком больших трудностей не было.

— А с устройством на работу?

 — Через три месяца я уже работал на киностудии. Хотя, когда приехал в Америку, даже не думал, что буду там трудиться. По образованию я инженер-электрик, но к тому времени уже имел навыки в производстве фильмов. (В СССР Евгений Мамут занимался созданием фильмов на любительской киностудии при Дворце студентов ХПИ. Там, почти сорок лет назад, он впервые снял компьютерную анимацию. На киностудии ХПИ Мамут сделал первый стереомультфильм в формате 3D, который в 1973 году показали в Киеве. — Авт.)    

 — Так вот, я разослал 200 резюме по заводам и 200 — по киностудиям, — продолжает Евгений Мамут. — В Америку я попал в самое начало эры компьютерных «спешиэл эффектс». Все, что делалось на экране до этого, не было компьютерным, даже знаменитые «Звездные войны»: обычные макеты, двойная экспозиция, маски. Пришел я на одну студию, показал свои фильмы, рассказал, кто я и что могу. Директор меня выслушал и говорит: «Нет, ты для нас слишком крутой». И долго потом я в ответ слышал: «Мы вам перезвоним». Совсем уже было отчаялся, когда неожиданно мне предложили работать «чистильщиком» пленки. Дело в том, что пленочный негатив перед печатью промывают специальным раствором. Очень едким. И три месяца я очищал пленку. А потом спрашиваю: можно покрутить эту ручку? Можно. Через какое-то время мне сказали: хорошо, значит, будешь оператором.

— И даже не потребовали диплом?

 — Там у меня его ни разу не спрашивали. Всегда надо показывать, что ты умеешь делать. На работе я каждый день говорил хозяину: давайте поступим иначе, пойдем на эксперимент, есть одна идея. Как-то я узнал, что такое «сканер эффект». Сегодня это позавчерашний день, но в ту пору, еще до компьютерной анимации, это было удивительно. Впервые его использовали в «Космической одиссее-2001» Кубрика. Хотя более явно эффект запомнился зрителю в «Звездных войнах» Лукаса. Помните, космический корабль преодолевает световой барьер, и звезды превращаются в размазанные полосы? Когда я узнал, как это делается, то пришел в полный восторг. Представьте сканер или, грубо говоря, ксерокс: узкая полоска света движется по изображению, копируя его. И если сканировать и одновременно двигать картинку, то она размажется, растянется, сожмется или вырастет. То же самое происходит и на пленке. Естественно, мы часто применяли этот «сканер эффект» в рекламах. Но мне хотелось чего-то посложнее. И однажды мы сняли в рекламе машину «Рено»: вот она едет, поворачивает и вдруг… растягивается на повороте.

— Как происходила работа над «Хищником», за который вы получили «Оскар»?

 — Все началось с того, что к нам на студию обратилась кинокомпания «20-й век Фокс» с неясной никому идеей: сделать героя, который «когда движется — виден, а когда не движется — нет». Самое «расплывчатое» предложение поступило от меня. И его приняли. В принципе получился тот же «эластик эффект», но только сделанный по форме человека. Грубо говоря, как будто смотришь в лесу на фигуру в зеленом камуфляже через граненый стакан. Охотники меня сразу поймут. Представили? Если фигура замерла, то не видна на фоне листвы, а если двинулась — становятся заметны грани стакана или, как в нашем случае, вогнутой линзы.

— С исполнителем главной роли Арнольдом Шварценеггером вы познакомились во время работы над фильмом?

 — Нет, гораздо позже, на вечеринке по поводу «Хищника-2». Когда нас представили, меня поразило, что Шварценеггер не такой огромный, как кажется в кино. Он тряс мне руку, хлопал по плечу и твердил, что я — «папа Хищника».

— Евгений, вы придумываете то, чего никогда еще не было. Поделитесь, как вам удается «находить дорогу в неизвестное»?

 — Путем экспериментов. И еще я понял: количество всегда переходит в качество. Как атомная цепная реакция. Когда я делаю одну маску, две, три — это одно. Когда число масок доходит до ста — появляются совершенно новые эффекты.

«Мы учим людей в возрасте от 5 до 95 лет делать собственные спецэффекты и мультики»

— Чем вы занимаетесь сейчас?

 — Мы с женой Ириной, тоже бывшей харьковчанкой, живем в горах, в курортном местечке Леннокс, штат Массачусетс. У нас всегда много курортников, летом работают театры, зимой все катаются на лыжах. В 2002 году мы открыли там музей «Animagic». Для всех посетителей мы проводим бесплатные экскурсии. А потом предлагаем: хотите за два часа сделать собственный мультфильм, который сможете разместить в интернете? Все, конечно же, соглашаются. Вы не представляете радость человека, который впервые увидел, как оживает созданный им персонаж.

Мы учим людей в возрасте от 5 до 95 лет делать собственные спецэффекты и мультики. У нас есть один мужчина, из Бостона. Он судья, ему уже за 80. С каким удовольствием он делал свой мультик! А одна флейтистка захотела, чтобы ее персонаж играл на флейте. Когда она увидела это на экране, чуть не упала в обморок от счастья. Рядом сидели тинейджеры, так они катались от хохота. Такое удовольствие мы получаем.

— У вас очень интересный сосед — известный кинорежиссер и создатель захватывающих спецэффектов Дуглас Трамбел. Он работал над «Космической одиссеей-2001», фильмом «Близкие контакты». Вы дружите?

 — Да. Сейчас у него большая ферма. На ней живут куры, ослы, другие животные. Он называет ее «кинофермой». Кроме этого, он оборудовал очень солидную обсерваторию. Зимой и летом, днем и ночью он наблюдает за небом — в поисках следов внеземных цивилизаций. А потом снимает фильмы.

— Кем вы себя ощущаете — американцем или все же украинцем, харьковчанином?

 — Дома у меня говорят на русском языке, мыслю я тоже по-русски. Так что я ощущаю себя русским.

— Находясь в Украине, что бы вы назвали ее самой большой проблемой?

 — Самое обидное для Украины — это то, что у людей здесь недостойная зарплата. Будь она больше, не было бы взяток. Я считаю, что взятки унижают и того человека, который дает, и того, кто берет.

Я слышал, что у вас, когда полицейский останавливает на дороге, нужно давать деньги. В Америке такого нет. Например, когда в этот раз я спешил в аэропорт, то превысил скорость. Меня остановил полицейский. Но у меня даже мысли не появилось, что ему нужно дать взятку. Я объяснил, что опаздываю на самолет и поэтому быстро еду. Он все понял, записал мне незначительное нарушение — якобы неработающую правую фару, и сказал, чтобы я отчитался о том, что все исправил, но уже после возвращения.

— А образование в США сильно отличается от нашего?

 — Я считаю, что здесь оно все же лучше. Помню, когда моя дочь училась там в третьем классе, то получила «5». Я спросил ее, за что. Она ответила: «Учитель задал мне вопрос, чем я пользуюсь, когда кушаю: ложкой, ботинком или мячиком». Она выбрала правильный ответ и получила «отлично». Когда я вычислил однажды площадь треугольника, то есть сделал то, что у нас школьники проходят в 8-м классе, то вокруг меня все бегали и кричали: «Ты гений!»

Мне очень понравилась моя сегодняшняя встреча со студентами Харьковского политехнического института. Очень умная молодежь, образованная. Я хочу, чтобы они поняли: если стремишься открыть бизнес, не обязательно долго учиться. Нужно показать всем, что ты умеешь делать. Сделать, например, фильм и разместить в интернете. Люди увидят, и тебя заметят. Мы сейчас работаем именно так: многих наших сотрудников никогда не видели в глаза. Они живут, например, на Филиппинах или в Австралии, делают свою часть работы, присылают нам и получают за это деньги.

— О чем больше всего скучали в Америке?

 — Первое время мне очень не хватало нашего… хлеба. Может, помните, был такой черный круглый хлеб по 14 копеек. Я его там очень долго искал. Но сейчас его нет уже и в Украине. Многие продукты здесь изменились и, к сожалению, не в лучшую сторону. Помидоры у вас стали хуже — такие же, как у нас в Америке. Это уже совсем не те помидоры, которые можно было есть ведрами. Хотя мы с женой очень неприхотливы в еде. Если захочется кушать — берем что-нибудь, и все. Варить — значит терять время. За это время можно что-то нарисовать или придумать что-нибудь интересное.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

- Почему закрыли казино? - Так они людей обирали до нитки. - Тогда почему налоговую до сих пор не закрыли?

Киев
-5

Ветер: 1 м/с  С-З
Давление: 747 мм