Происшествия Громкое дело

Олег Жуковский: «Когда меня освободили из-под стражи, зал суда взорвался аплодисментами»

7:45 15 ноября 2012   3092
решение суда

В Николаеве вышел на свободу 48-летний бизнесмен, который, защищая свою семью и предприятие, застрелил местного криминального авторитета и его телохранителя

Это уголовное дело в Николаеве обсуждают до сих пор. На этот раз появился новый повод — бизнесмена Олега Жуковского, который убил двоих человек, досрочно выпустили на свободу.

Жуковский застрелил известного в Николаеве предпринимателя Григория Абишалова (имя и фамилия изменены). Однако, когда журналисты рассказали о драматических событиях, предшествовавших этому убийству, жители Николаева встали на защиту Жуковского.

«Муж сидел в своем кабинете, когда вооруженные люди вдруг начали бить окна и залезать внутрь здания»

Проблемы в семье Олега Жуковского начались еще в 2007 году, когда его предприятием — небольшой фирмой стройматериалов «Гидромаш» — решил завладеть бизнесмен Григорий Абишалов. Хочет ли Олег за здорово живешь отдавать свое предприятие, Абишалова не интересовало. Как рассказывала супруга Жуковского Елена, однажды Абишалов со своими людьми пришел к ним в офис: «Собирайте вещи и убирайтесь. Эта территория — наша».

— Муж попытался выяснить, в чем дело, но Абишалов покрыл его матом: «Что ты тут возбухаешь? Сказали же, собирай манатки — и на выход!» — вспоминала супруга Жуковского Елена. — Абишалов показал договор купли- продажи, где было написано, что помещение... купил он. Но как он мог приобрести эту территорию, если несколько лет назад ее у местного завода «Нектар» выкупил Олег? Разобравшись в ситуации, юрист покачал головой: «Это рейдерский захват. Стандартная схема».

Оказалось, что Николаевский хозяйственный суд действительно передал землю Абишалову. Суд признавал, что договор о покупке мужем части территории завода «Нектар» законный. Якобы (уже после того, как Олег купил землю!) бывший владелец оставил ее в залог банку. Ссылаясь на то, что этот момент не совсем понятен, суд передал землю Абишалову. Но если «Нектар» и обманул банк, оформив в залог территорию, которая ему не принадлежит, при чем здесь Олег, купивший эту землю еще несколько лет назад? Он-то приобрел ее на законных основаниях. Муж подал иск в суд.

Одесский апелляционный хозяйственный суд сразу отменил решение Николаевского хозяйственного суда. Договор Жуковского с «Нектаром» признали законным. Но люди Абишалова на этом не остановились и опять начали судиться. Тем временем Олег Жуковский выяснил, что Абишалов — известный в городе рейдер, по вине которого уже несколько предпринимателей лишились всего имущества. Как выяснилось, практически все здания на улице к тому времени перешли Абишалову. Неохваченным остался только небольшой участок Жуковского.

Забрать землю у Жуковских законным путем Абишалову не удалось — Олег выиграл все суды. Но рейдерские атаки не прекращались. На Жуковского начали давить морально.

— Абишалов угрожал, что так или иначе с нами расправится, — рассказывала Елена Жуковская. — Звонил даже по ночам: «Ну что? Может, хватит уже трепыхаться? Или ты не понял, что лучше уйти по-хорошему?» Я тогда еще не понимала, с какими серьезными людьми мы имеем дело. Олег старался меня не волновать. Когда вечером звонил телефон, он уходил в другую комнату. Возвращался бледный как мел и отмахивался: мол, все нормально, не волнуйся. Сам же еле держал себя в руках. «Мы знаем, когда твоя дочь возвращается с тренировки, — запугивал Абишалов. — Ей ведь по дороге может и пьяная компания встретиться...» Или: «Вчера видел, как ты ехал на машине. Сейчас так часто случаются аварии...»

Тем временем на предприятии начались проверки. Сначала муж не связывал их с атаками Абишалова. До тех пор, пока в отношении моего Олега не... возбудили уголовное дело по факту неуплаты налогов. Абсурдность ситуации заключалась в том, что муж исправно платил налоги и имел тому официальное подтверждение. Он решил оспорить в суде постановление о возбуждении уголовного дела. Но следователь налоговой милиции, не дождавшись решения суда, пришла на предприятие и заявила, что передает товар Жуковского на хранение... фирме Абишалова!

Затем на наше предприятие пришла толпа кавказцев во главе с Абишаловым. Они начали уничтожать наш товар. Следователь все делала по команде Абишалова. Чтобы хоть как-то контролировать ситуацию, Олег ночевал на работе. Люди Абишалова всю ночь толпились возле офиса, сбили вывеску на крыше, взломали окна и двери... Олег чуть ли не каждый час звонил в милицию, умолял приехать. «Мы понимаем, что вы законный хозяин территории, — отвечали ему правоохранители. — Но вы с Абишаловым сейчас, как молот и наковальня. Между вами никто не будет встревать. А вдруг Абишалов победит? Поймите правильно, нам здесь еще работать...»

На следующий день рейдеры не пустили наших сотрудников на работу. А вечером начался штурм. Олег был у себя в кабинете, когда вооруженные люди, находившиеся во дворе, вдруг начали бить окна и один за другим залезать внутрь здания. Услышав звон разбитого стекла и дикий топот, я начала звонить в милицию. Раздались выстрелы. В следующую секунду в кабинет забежали кавказцы в черной одежде и начали стрелять. Прячась под столом, я прижимала к себе телефонную трубку и кричала. Внезапно прогремело еще два выстрела, и стало тихо. А потом люди в черном начали убегать.

Посмотреть, что произошло, я решилась, только когда все стихло. Вылезаю из-под стола, а на полу... два тела в луже крови. Одно из них — Абишалова. Рядом лежал его телохранитель. «Олег! — закричала я на весь офис. — Олег, где ты?» Тишина. В офисе все разрушено, вокруг ни души. Только два трупа на полу. Я выбежала на улицу... Во дворе тоже никого не было. У ворот увидела Олега. Он шел мне навстречу. Муж, посмотрев на меня как-то отстраненно, произнес: «Беги». «Куда?» — с ужасом спросила я. «Домой», — ответил Олег. «А ты?» — спрашиваю. «Беги», — словно не услышав вопроса, повторил Олег. И я... побежала.

На следующий день Олега Жуковского задержали по подозрению в убийстве Абишалова и его охранника. Свою вину он признал.

«В ту ночь я шесть раз звонил в милицию, но никто не приехал»

— Мужа арестовали, — рассказывала Елена. — Экспертиза показала, что в момент убийства он находился в состоянии аффекта, то есть не отдавал отчет своим действиям. Злополучное уголовное дело по факту неуплаты налогов, благодаря которому Абишалов попал на предприятие, вскоре закрыли из-за отсутствия состава преступления. С Жуковского сняли несправедливые обвинения. Но он к тому времени уже был в СИЗО.

После того как о случившемся рассказали СМИ, жители Николаева горой встали за Олега Жуковского. В поддержку задержанного проходили митинги, на билбордах города появились лозунги «Свободу Жуковскому!». После первой публикации «ФАКТОВ» на редакцию обрушился шквал писем и звонков. «Жуковский защищал свою семью и свой бизнес, — говорили люди. — Эта история еще раз доказывает, что значит жить в стране, где все решают деньги. Жуковский попытался с этим бороться. И сполна поплатился».

Корреспондент «ФАКТОВ» присутствовала почти на всех судебных заседаниях по этому громкому делу. Каждый раз зал был переполнен — кроме родных и друзей Жуковского и Абишалова, на суде захотели присутствовать даже незнакомые люди, узнавшие об этой истории из СМИ.

— В течение той ночи я шесть раз звонил в Ленинский РОВД, в областное управление МВД и в СБУ, — рассказывал на суде Олег Жуковский. — Но мне говорили, что «общественный порядок не нарушен». Я и до этого много раз просил помощи у милиции, СБУ, прокуратуры. Звонил им по нескольку раз в день, умолял хотя бы выслушать. Никто не реагировал. Что еще надо было сделать человеку, чтобы его защитили в этой стране?!

В конце Жуковский еще раз попросил прощения у родных погибших, сказав, что искренне сожалеет о случившемся. Адвокат Олега попросил суд оправдать подзащитного, поскольку его действия не что иное, как самооборона. Адвокаты семьи Абишалова требовали для Жуковского 14 лет лишения свободы, утверждая, что «он был материально обеспечен и, решая конфликт, мог пойти другим путем: например, договориться с Абишаловым и взять спорную территорию у него в аренду».

В декабре прошлого года коллегия судей Ленинского районного суда Николаева под председательством судьи Михаила Семерея вынесла приговор. Олегу Жуковскому дали два года лишения свободы «за превышение меры самообороны». Одиннадцать месяцев из положенных ему двух лет он к тому времени уже отсидел. Адвокаты Абишалова, недовольные приговором, сказали, что обязательно будут подавать апелляцию.

— Они сдержали слово, — говорит Елена Жуковская. — Апелляционный суд проходил в феврале нынешнего года. Думаю, не нужно говорить о том, что мы сильно волновались. Не успели прийти в себя после первого суда, как начался второй. Я старалась держаться, но скрыть волнения не получалось ни при детях, ни во время встреч с мужем. Олег, как всегда, был спокоен. «Не волнуйся ты так, — пытался меня подбодрить. — Посмотри, я же спокоен». Судебное заседание стало для нас очередным испытанием. Не хочется даже вспоминать все то, что говорили адвокаты семьи Абишалова. Те несколько часов, которые длился суд, казалось, не закончатся никогда.

«Много раз обдумывал произошедшее и понял: все равно не смог бы поступить иначе»

Изучив материалы дела и обстоятельства, предшествующие убийству, Апелляционный суд Николаевской области оставил в силе приговор райсуда. Адвокаты Абишаловых тут же подали кассационную жалобу.

— Муж тем временем отбывал наказание в тюрьме, — продолжает Елена. — Он должен был выйти на свободу 18 декабря. Мы с детьми жили этой датой. Но вслух даже не решались об этом говорить — боялись. Вдруг Высший специализированный суд ужесточит наказание? Еще одного такого удара я, наверное, не выдержала бы. Олег уверял меня, что хорошо себя чувствует, что даже конвоиры, зная его ситуацию, относятся к нему уважительно. Все понимали, почему Олег оказался за решеткой, и по-человечески ему сочувствовали. Я была уверена, что раньше декабря мужа на свободе не увижу. И тут новость: начальник колонии принял решение освободить Олега досрочно! Пусть на какой-то месяц раньше, но для нас и это было большим подарком.

Навсегда запомню день, когда Олег должен был выходить из тюрьмы. Я перед этим всю ночь не спала. И хотя раньше одиннадцати утра он не вышел бы, мы с детьми пришли встречать его на рассвете. Когда я увидела мужа, сердце дрогнуло. «Вот он, мой Олег, — подумала. — То же родное лицо, тот же серьезный и в то же время теплый взгляд... Как же долго я этого ждала!» В следующую секунду муж обнял меня и прижал к себе.

— Этот момент я тоже всегда буду помнить, — говорит Олег, с которым мы связались по телефону. Голос мужчины немного дрожит. — Я тогда еще до конца не осознал, что на свободе, но понял одно: рядом со мной мои близкие. Больше ничего и не надо было. Не помню, сколько времени мы с женой и детьми простояли обнявшись. Потом подошли журналисты, которые пришли меня поздравить. Спасибо всем большое. Я ощущал поддержку людей даже в тюрьме. Мысли о том, что меня многие поддерживают и ждут, наверное, помогли мне не сломаться. И, конечно, уверенность в своей правоте. Я много раз обдумывал произошедшее. Вспоминая события того страшного дня, пытался представить, как должен был поступить. И понял: все равно сделал бы то, что сделал. Я защищал самое дорогое, что у меня есть, — свою семью. А когда услышал крик жены «Убивают!», рефлекторно схватил ружье и побежал на помощь...

— Как вы себя чувствуете? — интересуюсь.

— Жизнь в тюрьме, конечно, не сахар, здоровья не прибавляет. Но я не хочу жаловаться. Сейчас активно вникаю в дела фирмы, которой последние два года руководили жена и сын. Одновременно делаю работу по дому. Столько всего накопилось! Пришел в родную квартиру и сразу заметил: там нужно гвоздь забить, там полочку починить. Никогда не делал домашнюю работу с таким рвением. А тут захотелось — это отвлекало от мыслей о тюрьме, о предстоящем заседании суда.

*Олег Жуковский с женой Еленой. «Я был уверен в своей правоте, — говорит Олег, — и это помогло мне не сломаться в тюрьме» (фото автора)

— Муж абсолютно не изменился: все тот же Олег, — говорит Елена. — Только похудел, на лбу появились глубокие морщины, он поседел. Я и сама за это время поседела. В Высший специализированный суд поехал только наш адвокат, мы с Олегом остались дома. Весь день были как на иголках. И тут звонок. «Накрывайте на стол, — сообщил адвокат. — Мы выиграли!» Когда судья объявил, что приговор остается в силе, зал взорвался аплодисментами... А Олег наконец дал волю эмоциям и расплакался. В тот момент я до конца поняла, что творилось у него в душе все это время.

P. S. Тем временем в Днепропетровске также создан прецедент, позволяющий говорить о торжестве справедливости. Здесь отменили несправедливый приговор в отношении бывшего депутата райсовета, расстрелявшего молодого мужчину во дворе его дома. А Высший совет юстиции проголосовал за лишение статуса судей тех, кто, по сути, оправдал убийцу. Подробности читайте в «ФАКТАХ» завтра.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Одесса. Привоз. Беседуют два приятеля: — Моня, а вот ты в армии служил? — Нет, Лева, не служил… Не взяли меня. — А шо так? По болезни? — Та не! Найти не смогли.