ПОИСК
Події

Черниговский апелляционный суд подтвердил приговор банде, убивавшей пенсионеров ради их жилья

6:00 24 квітня 2013
Главарь преступной группировки, бывший правоохранитель, проведет за решеткой десять лет, а два его подельника — на полгода больше

Началась эта история прошлой зимой. Пожилая женщина, торгующая на черниговском базаре рыбой, разговорилась со своим знакомым Михаилом Деревянченко. Стала жаловаться, что ее 28-летнего сына Олега уволили из правоохранительных органов и теперь он не может найти работу. «Да и с жильем у Олега плохо: снимает квартиру, содержит девушку, перебивается случайными заработками. Не мог бы ты, Мишенька, помочь моему сыну квартирку раздобыть?» — женщина многозначительно замолчала. Она знала, что 55-летний Михаил Деревянченко неоднократно судим за грабежи и мошенничество, и понимала, что недвижимость он ее сыну не подарит. «Заботливая» мамочка просила бандита взять ее сына в дело. И рецидивист понял ее с полуслова...

— Михаил Деревянченко встретился с Олегом Коцарем, и между ними возникло полное взаимопонимание, — рассказывает «ФАКТАМ» начальник управления по борьбе с организованной преступностью Черниговского областного управления милиции Александр Сылкин. — Олег сам предложил новому товарищу подыскивать квартиры, в которых живут одинокие пенсионеры, и «выбивать» у них дарственные. Или любыми другими путями отнимать у стариков имущество. Деревянченко с радостью согласился, только попросил Коцаря найти еще одного подельника, ведь вдвоем потянуть такой опасный «бизнес» будет непросто. Олег сразу вспомнил о своем знакомом, 26-летнем Григории Литовченко, у которого, несмотря на молодой возраст, огромный криминальный опыт и не одна ходка за плечами. Первую судимость Григорий отбывал еще в колонии для несовершеннолетних, потом привлекался к уголовной ответственности и за грабежи, и за наркотики, и за незаконный сбыт оружия. В общем, Литовченко идеально устраивал Коцаря и Деревянченко, да и сам был рад поправить свое материальное положение. Ведь на тот момент прошло всего два месяца, как он освободился из мест лишения свободы.

Первой жертвой организованной преступной группировки стала семья, с которой был знаком Михаил Деревянченко. Снова, как и в случае с матерью Олега Коцаря, поводом стал случайный разговор. Подруга Михаила жаловалась, что ее бывший муж Игорь Фокин после развода отказался переписывать квартиру на их ребенка, живет в свое удовольствие, нигде не работает. Деревянченко слушал жалобы женщины вполуха, но когда речь зашла о недвижимости, у него в голове мигом созрел план.

— Пенсионера Игоря Фокина бандиты подстерегли вечером у входа в его квартиру, — продолжает рассказ Александр Сылкин. — До этого Литовченко и Деревянченко уже успели подделать ключи к дверям и ждали хозяина в его же квартире. Они затащили пожилого человека внутрь, связали и стали обыскивать. Выкрали у него паспорт, паспорт его умершей матери, свидетельство о ее смерти, документ на квартиру, доставшуюся Фокину по наследству. Утром подельники, к которым присоединился и Коцарь, стали требовать у пенсионера переписать на них недвижимость. Фокин отказался, и его избили. После чего насильно напоили алкоголем, смотали руки и ноги скотчем, на голову надели маску и оставили, как они сказали, «хорошенько подумать».

— Пытки продолжались три дня, в течение которых меня держали пленником в моем же доме, — рассказывал впоследствии милиционерам Игорь Фокин. — Как только я приходил в себя, бандиты, угрожая расправой, снова требовали отдать им квартиру. Я понимал, что в этом случае останусь на улице, поэтому не соглашался. Тогда меня снова били, заливали алкоголь в рот, а потом делали клизму с водкой, чтобы я снова впал в беспамятство. Как только приходил в себя, они кричали, что убьют меня, и снова травили алкоголем. Казалось, этому не будет конца. На четвертый день я сломался, согласился на все их условия и даже сказал, где лежат ключи от моей дачи.

Изверги непременно обобрали бы пенсионера до нитки, если бы не оказалось, что Игорь Фокин после смерти своей матери еще не успел вступить в права наследства и до конца оформить на себя недвижимость. Бандиты стали заниматься решением юридических вопросов, чтобы Фокин наконец стал полноправным хозяином квартиры и смог «подарить» ее им. Видя, что пенсионер уже достаточно запуган, его не стали больше связывать и пытать. Вымогатели даже разрешили пленнику выйти на улицу, не подозревая, что он обратится в милицию. Буквально через несколько дней троица взяла в оборот новую жертву — россиянина Владимира Бобрыша.

— Бобрыш приехал из Москвы в Чернигов, чтобы продать квартиру покойной матери, — рассказывает Александр Сылкин. — Деревянченко узнал об этом от своих знакомых и втерся в доверие к пожилому мужчине. Приходил к нему, вел задушевные беседы, угощал спиртным. Однажды, придя в гости к москвичу, бандит оставил двери его квартиры открытыми. Коцарь и Литовченко уже были наготове. Ворвались, стали требовать у пенсионера, чтобы тот переписал жилье на них. Когда Бобрыш возмущенно крикнул, чтобы проходимцы убирались прочь, его избили, связали и залили в рот чудовищную дозу алкоголя, смешанного со снотворным. Потом украли у него все личные документы, право собственности на квартиру, мобильные телефоны, деньги. После чего на машине Коцаря увезли связанного по рукам и ногам россиянина на дачу Фокина. Там бросили в погреб, забаррикадировали входные двери и, посоветовав хорошенько подумать, уехали.

На следующий день преступники вернулись, еще раз избили пленника, который продолжал отказываться отдать вымогателям квартиру своей матери, и снова заперли в холодном подвале. Через три дня окоченевший от февральских морозов и умирающий от голода пенсионер согласился выполнить условия бандитов. Но те, желая проучить непокорную жертву, оставили несчастного в подвале еще на три дня. Когда же 18 февраля они вернулись, чтобы забрать пенсионера и переоформить его квартиру на себя, Владимир Бобрыш был уже мертв. Согласно заключению судмедэкспертизы у него были тяжелейшая политравма грудной клетки, множественные переломы ребер, закрытая черепно-мозговая травма с кровоизлиянием в мозг, множественные гематомы, синяки, ссадины и кровоподтеки. Учитывая, что на протяжении шести дней мужчина практически ничего не ел и жил в обледеневшем подвале, шансов выжить у него не было.

Увидев мертвого Бобрыша, преступники не на шутку испугались. Ведь одно дело — заниматься вымогательством, другое — убить человека. Чтобы замести следы, подельники разделали труп топором и пилой, закопали части тела в ближайшей лесопосадке, а голову увезли с собой в Чернигов, где выбросили в общественный туалет на троллейбусной остановке. Эту голову обнаружил случайный прохожий, зашедший в туалет. В ужасе он выскочил оттуда и сообщил о страшной находке в милицию.

— К тому времени у нас уже было заявление Фокина о пытках и вымогательстве со стороны преступной группировки, — говорит Александр Сылкин. — В результате оперативных мероприятий мы задержали злоумышленников и выявили, что у них в разработке было еще несколько квартир одиноких пенсионеров. На хозяев недвижимости у злоумышленников был один и тот же план: сначала заставить стариков переписать имущество на них, потом — убить. К счастью, нам удалось обезвредить извергов и заставить их ответить за свои дела по закону.

Деснянский районный суд Чернигова приговорил Олега Коцаря к десяти, а рецидивистов Михаила Деревянченко и Григория Литовченко — к десяти с половиной годам лишения свободы с конфискацией имущества. Осужденные пытались оспорить приговор, но состоявшийся на днях Апелляционный суд Черниговской области оставил его без изменений. Кстати, девушка Олега Коцаря, ради финансового благополучия которой он, по его словам, и совершал все эти гнусные преступления, вышла за него замуж прямо в следственном изоляторе.

P.S. Имена и фамилии преступников изменены, так как приговор еще не вступил в законную силу.

3073

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.