ПОИСК
Культура та мистецтво

Вдова Николая Еременко-старшего: «Последний раз муж вышел на сцену за три дня до смерти. Еще никогда Коля так не отдавался роли»

6:45 20 червня 2013
Сегодня народному артисту СССР исполнилось бы 90 лет

Николай Еременко-старший считался одним из самых красивых актеров советского кино. Его талант в кинематографе открыл Сергей Герасимов, сняв Николая Николаевича в главной роли в фильме «Люди и звери». Еременко-старший сыграл около 80 киноролей, но своей самой большой любовью все же называл театральную сцену. Он прослужил в знаменитом белорусском Театре имени Янки Купалы 40 лет. Его партнершей по сцене часто была супруга, актриса Галина Орлова. Их сын Николай Еременко-младший, как две капли воды похожий на своего известного родителя, стал кинозвездой. Он пережил отца всего на одиннадцать месяцев. Галина Александровна говорит, связь между ними была так сильна, что жить друг без друга они не смогли...

— А ведь мой Коленька мог сидеть сейчас рядом со мной, — рассказывает народная артистка Белоруссии Галина Орлова. — Сегодня я зажгу в доме свечки, сяду с чашкой чая и буду вспоминать своих дорогих мужчин — мужа и сына. Ведь сыночек мой ушел из жизни ровно через одиннадцать месяцев после смерти отца (Еременко-старший умер в 2000 году. — Авт.). Вот такая судьба мне выпала. А 30 июня уже поеду к Коленьке на кладбище — он ушел из жизни через десять дней после того, как отпраздновал свой последний день рождения.

— Николай Николаевич снится вам?

— Иногда. Если приходит ко мне во сне, то в основном вместе с сыном. Сядут так поодаль от меня, смотрят ласково-ласково и ничего не говорят. Но я-то чувствую, что у них все хорошо. Знаете, между моими двумя Коленьками всегда существовала невидимая связь. Им совершенно не надо было все время что-то рассказывать друг другу, делиться новостями, они будто были связаны незримой нитью. Последние годы жизни Николай Николаевич практически не работал, и у него началась страшная депрессия. Порой ему не хотелось даже выходить на улицу, мог целый день просидеть у телевизора. Вот тогда-то Коленька и решил снять как режиссер картину «Сын за отца», где главные роли сыграли оба Еременко. Муж сначала отказывался, мол, неизвестно, как воспримут его появление на экране, но потом таки согласился. А после выхода картины и ее успеха был счастлив, словно вновь возродившись к жизни.

*Николай Еременко-старший, его жена актриса Галина Орлова и их сын Николай, ставший кинозвездой, были поистине счастливой семьей

— Еременко-старший был строг с сыном?

— Коленька никогда не доставлял нам особых хлопот. Рос славным, веселым мальчуганом, как и многие его сверстники. Помню, когда сын только родился, стал вопрос, как назвать мальчика. Мы с мужем перебрали множество имен, но никак не могли остановиться на каком-то одном. Тогда Еременко сказал мне: «Вот полюбила Николая, будет у тебя еще один Коленька». Так и появился Еременко-младший. У нас никогда не было большого богатства и никого это особо не огорчало. Мы оба актеры, и Коля вырос в буквальном смысле за кулисами театра. Шутили с мужем, что занимались воспитанием ребенка в антрактах. Но, знаете, мы оба в свою очередь тоже не были особо обласканы родителями. Мы же из поколения детей войны.

— Вашему супругу довелось даже повоевать.

— Коля родился в Новосибирске. Вспоминал, что его дом был рядом с голубятней знаменитого летчика Александра Покрышкина. Он был на десять лет старше, Николай считал Покрышкина настоящим кумиром. Когда началась война, мужу исполнилось 15 лет. Но ему так хотелось на фронт, что исправил свои документы, прибавив себе три года. Попросился добровольцем, и его направили в школу младших лейтенантов на несколько месяцев. Ребят, которые выходили из нее, называли инкубаторскими лейтенантами.

В 1942 году Коля попал на Калининский фронт, в тот самый «калининский мешок», когда 32 наши дивизии оказались в плену у фашистов. Три года муж провел в концлагере на каменоломнях. До конца жизни на его теле остались глубокие шрамы после этого концлагеря. Коля был молодой, горячий, с гонором и, понятно, его часто за это наказывали. Когда узников освободили американцы, Коля сразу попал в руки КГБ. В Вышнем Волочке был лагерь для бывших пленных, где ребят проверяли похлеще, чем в гестапо. И снова его били. Коля вспоминал, что лишь успевал выплевывать из окровавленного рта зубы. Но в конце концов его освободили и восстановили в звании.

— Как же Николай Николаевич оказался в Белоруссии?

— Все три года, пока Коля находился в лагере, его мать считала, что сын погиб на войне. Получив повестку о том, что сын пропал без вести, решила уехать из Новосибирска в родной Витебск. Освободившись из плена, муж сразу послал запрос, чтобы узнать, где находится его мать. Это была очень драматическая история. Коля приехал в Витебск. Понимал, весть о том, что он жив, может сразить мать. Несколько дней он ходил около ее дома, боясь показаться матери на глаза. Вспоминал, что подобного волнения не испытывал никогда в жизни. Наконец решился. Мама выходила из дому, и он подошел к ней. Это был настоящий шок. Мать не произнесла ни слова, лишь протянула к нему руки и стала его ощупывать. Потом молча повела в дом, усадила на стул и стала накрывать на стол. При этом не проронила ни звука. И только когда в дом набились соседи, выпили по сто граммов водки, и Коля стал говорить без умолку, на какой-то фразе мама его перебила и произнесла: «Как был пацаном, так и остался» и упала в обморок.

— Родители Николая Еременко ведь не имели никакого отношения к искусству?

— Папа был военнослужащим, а мама работала в прокуратуре. Николай вспоминал, что ему с детства очень нравилось выступать. Сначала в детском саду, потом на вечерах в школе. Вернувшись с фронта, стал заниматься в театральной студии одного из клубов Витебска. Однажды в городе устраивали театральный смотр. Одним из членов жюри был выдающийся артист, знаменитый Игорь Ильинский. Увидев Николая на сцене, он подошел к нему и сказал: «Парень, у тебя прекрасные психофизические данные, становись профессиональным актером». Тогда Еременко и поступил в театральную студию при Театре имени Якуба Коласа, где мы и познакомились.

— Он долго за вами ухаживал?

— Несколько лет мы встречались. Не обратить внимания на Николая было невозможно. Он появился в нашей студии, и сразу все стали считать его самым красивым молодым актером. Еременко был высокий, плечистый, с копной вьющихся черных волос и пронзительным взглядом. Теперь мне кажется, что влюбилась в него в один миг. Но, знаете, наши отношения всегда были очень сдержанными. Он не признавался мне каждый день в любви, но я понимала, что дороже ни у него, ни у меня, кроме нас двоих и Коленьки, никого не было. Мы ведь долго жили в очень скромных условиях. Даже свадьбу не за что было справить. Пошли в районный загс Витебска и тихо расписались. Ни о каком свадебном платье для меня и речи не было. Я надела свой единственный костюмчик из цветастой ткани и босоножки, которые для блеска натерла зубным порошком. А у Николая первый солидный костюм появился только после того, как он стал ведущим актером театра. Первое время нам пришлось снимать угол в большой коммунальной квартире. Там стояли наша кровать и небольшой стол. Еле втиснули туда детскую кроватку для новорожденного Коленьки. Но при этом все равно были совершенно счастливы.

— Рассказывают, что Николай Николаевич неплохо готовил.

— У нас никогда не стоял вопрос, кто станет к плите. У кого было время, тот и готовил обед. В чем был у Коли непревзойденный талант повара, так это в лепке сибирских пельменей. Муж ходил на базар, сам выбирал мясо — свинину и говядину, потом готовил фарш. Лепил пельмени только вручную и не любил, чтобы ему кто-то помогал. А еще обожал рыбачить. В те годы, когда у нас не было денег даже на то, чтобы купить покушать, Коля брал удочку и отправлялся на одно из озер в Витебске. Домой возвращался непременно со щукой. Это были самые вкусные обеды в нашей жизни. Купив машину, Николай стал отправляться на озера уже с полным снаряжением. Муж был заядлым автомобилистом. Первой машиной был «Москвич», потом «Жигули» и последней — «Волга». Николай любил ее за то, что была крепкая и вместительная. Говорил: «Для рыбалки лучшей машины не придумаешь».

— В кино Николай Еременко начал сниматься достаточно поздно, когда ему исполнилось почти 40 лет.

— Это произошло после нашего переезда в Минск, когда нас двоих пригласили работать в Театр имени Янки Купалы. Николай всегда считал, что его крестным отцом в кино был Сергей Герасимов. Режиссер пригласил его сниматься в картину «Люди и звери», дав главную роль. Тогда муж практически полгода жил в Москве. Считал образ лейтенанта Алексея Павлова своей лучшей ролью. Герасимов впервые увидел Николая в Минске, придя к нам на спектакль. Это была пьеса «Побег из ночи», Еременко играл советского летчика. Сразу после спектакля Сергей Аполлинариевич пришел за кулисы, поздравил Николая с успешной ролью и сказал: «Такие герои сделали нашу победу». И сразу же пригласил мужа в Москву на пробы в картину «Люди и звери». С легкой руки Герасимова Коля стал часто сниматься. Сыграл в советском сериале «Вечный зов», работа над которым длилась долгих десять лет. Николай Николаевич мотался между Башкирией, где шли съемки, и Белоруссией. Было сложно, но для него никогда не стоял вопрос выбора: театр или кино. Однозначно сцена была его домом.

*В фильме Сергея Герасимова «Люди и звери» Николай Еременко-старший сыграл лейтенанта Алексея Павлова. В роли Анны Андреевны — знаменитая актриса Тамара Макарова. 1962 год

— Помните последнюю роль, в которой Николай Еременко выходил на сцену?

— Это была пьеса Бернарда Шоу «Милый лжец». Мы играли в этом спектакле вдвоем — за три дня до смерти Коли. Зал был переполнен, Николай играл блистательно. Помню, ко мне в антракте подошли друзья и признались, что никогда не видели, чтобы Николай так отдавался роли. Мне кажется, он ощущал приближение смерти и прощался со своей любимой сценой, со зрителями, со мной. Знал, что уходит. Но поняла я это уже после того, как моего Николая не стало. Знаете, мы долгие годы жили с ощущением того, что муж может умереть в любую минуту. У Николая уже было два инфаркта, после второго врачи сказали, что смерть может прийти к нему неожиданно. Он умер 13 лет назад. Мы только отметили его 77-летие. Большого празднования не устраивали, Николай не любил шумных компаний. 27 июня, после спектакля «Милый лжец», вернулись домой, и муж признался, что чувствует сильную усталость. На следующий день вроде все было хорошо. А 30 июня Коленьки не стало...

5942

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів