БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
История современности Подвиг разведчика

«В устроенной Святогоровым западне ликвидировали почти весь состав люблинского гестапо»

6:30 22 июня 2013 5209
Александр Святогоров

Ровно пять лет назад, 22 июня 2008 года, ушел из жизни легендарный разведчик Александр Святогоров, в свое время ставший одним из прототипов главного героя фильма «Щит и меч»

Имя Александра Святогорова долгое время знали немногие. Издержки профессии. Только сравнительно недавно стало известно о его делах: в годы войны он уничтожил немецкого военного коменданта Харькова генерала Георга фон Брауна, всю верхушку Люблинского гестапо в Польше, похитил помощника шефа абвера адмирала Канариса, охотился за президентом Словакии — марионеткой Гитлера Тисо и гауляйтером Украины Эрихом Кохом. Святогорова обвиняли в убийстве лидера украинских националистов Степана Бандеры. Александр Пантелеймонович был консультантом фильмов «Подвиг разведчика», «Сатурн» почти не виден«, сериала «Семнадцать мгновений весны» и стал одним из прототипов героя культовой картины «Щит и меч». Исполнитель главной роли в этом фильме Станислав Любшин рассказывал «ФАКТАМ»: кинолента так впечатлила одного ленинградского паренька, что он решил стать разведчиком. Звали паренька Владимир Путин.

Некоторые подробности жизни Александра Святогорова, которому в этом году исполнилось бы 100 лет, «ФАКТАМ» рассказал его сын Леонид Святогоров — старший научный сотрудник Института кибернетики Академии наук Украины, где, кстати, долгие годы после увольнения из органов и его отец работал заместителем директора по вопросам бе­зопасности.

— Александр Святогоров, выходец из простой рабочей семьи, после школы окончил техникум и в 30-е годы работал на комбинате «Запорожсталь», — рассказывает сын разведчика Леонид Святогоров. — Время было непростое. Иностранные спецслужбы вели активную подрывную деятельность против Советского Союза. Кое-кому из сверхбдительных товарищей враги мерещились и там, где быть их не могло. Однажды НКВД арестовало рабочего с «Запорожстали», простого сельского мужика. Следователи избили его так, что он согласился с обвинением, якобы работает на японскую разведку. Наверное, надеялся, что так его быстрее расстреляют и муки кончатся.

Но тут на допрос в качестве свидетеля вызвали папу. А он наотрез отказался клеветать на невиновного. И этого дядьку отпустили. Святогорова, наверное, взяли на заметку: мужик не трус, такие в органах нужны. Вскоре пригласили на службу в НКВД. Хотя могли обвинить в пособничестве врагам народа. К счастью, там работали не только негодяи, но и нормальные люди. В начале войны сотрудники госбезопасности ловили вражеских диверсантов и парашютистов, готовили к подрыву промышленное оборудование, которое было невозможно эвакуировать. Папа рассказывал об одном жутком моменте. Из Запорожья выехали на восток все предприятия и организации. Ушли войска. А городскому управлению НКВД приказа эвакуироваться не поступило! За отход без приказа — расстрел. И чекисты (их там осталось около сотни человек, две винтовки на всех, остальное оружие — револьверы) заложили окна мешками с песком и приготовились принять последний бой. К счастью, фашисты почему-то не спешили входить в город. В Запорожье вернулись наши. Оборона города продолжалась.

Кроме диверсантов, чекисты нередко ловили мародеров. Однажды задержали заведующего сберкассой, который забрал на работе мешки с деньгами и хотел скрыться.

В Харькове отец и его коллеги создавали диверсионно-разведывательные группы, которые забрасывались во вражеский тыл, минировали важнейшие здания, предприятия, мосты. Одним из таких объектов был особняк, прозванный в народе «Домом Хрущева». Когда Харьков был столицей Украины, в этом красивом добротном здании жил руководитель республики Никита Хрущев. После ухода из города Красной армии особняк наверняка должен был облюбовать какой-нибудь высокопоставленный фашистский начальник. Вошедшие в Харьков немцы понимали, что этот дом красные могут заминировать. Саперы внимательно обследовали его и нашли в подвале в куче угля мину. Они обезвредили ее, и в доме поселился военный комендант Харькова генерал Георг фон Браун — двоюродный брат знаменитого конструктора ракет ФАУ-1 и ФАУ-2 Вернера фон Брауна, будущего основоположника ракетно-космической отрасли США. Но через некоторое время город содрогнулся от страшного взрыва. На месте дома зияла огромная воронка. Впоследствии она наполнилась водой и в этом озере купались дети.

Оказывается, немецкие саперы нашли только так называемую блесну. А на глубине трех метров была закопана вторая мина — 500-килограммовая фугасная авиабомба. Агенты Святогорова изучили график работы и отдыха фон Брауна. В нужный момент сообщили отцу. Тот — находившемуся в Воронеже создателю мины, известному специалисту минно-подрывного дела полковнику Илье Старинову, которого называли советским радиодиверсантом номер один. Старинов привел в действие радиопередатчик, который послал в Харьков сигнал. Сработавшая по его команде мина погубила фашистского генерала и около двух десятков старших офицеров.

— Как Александр Пантелеймонович относился к первому послевоенному фильму «Подвиг разведчика»?

— После войны папа привез из Словакии киноаппарат и раздобыл эту киноленту. Мы дома вешали на стенку простыню и крутили фильмы. К нам приходили друзья, соседи. «Подвиг разведчика» я смотрел раз пятнадцать. Лишь спустя годы папа рассказал, что некоторые эпизоды, блестяще сыгранные артистом Павлом Кадочниковым, — это эпизоды его боевой биографии, рассказанные автору сценария. В частности, в основе сцен, связанных с похищением фашистского генерала Кюна, лежат организованные Святогоровым операции по похищению на территории Польши помощника руководителя германской разведки адмирала Канариса — опытного разведчика Вальтера Файленгауэра, а затем на территории Словакии — полковника Курта Гартмана.

Отец, работавший под псевдонимом майор Зорич, собирался выкрасть в Братиславе самого Тисо — президента Словакии, марионетку Гитлера. Но, как с юмором вспоминал папа, перестарались. Создали для подстраховки две группы захвата. И они… помешали друг другу. Тисо, почуяв опасность, удрал в Германию. Между прочим, первое покушение на Тисо советская разведка совершила еще осенью 1941 года в Киеве, взорвав Успенский собор, который словацкий диктатор намеревался посетить. Но он почему-то приехал на два часа раньше, и это его спасло. После войны фашистского пособника, депортировавшего для уничтожения 70 тысяч словацких евреев и совершившего другие преступления, поймали, судили и повесили.

А Святогоров и его товарищи по интернациональному партизанскому отряду «Заграничные» доставили фашистам в Словакии столько неприятностей, что за голову отца комендант города Злате Моравце пообещал полмиллиона крон. Целое состояние!

— После войны папа работал в Чехословакии вице-консулом Генконсульства СССР в Братиславе, — продолжает Леонид Александрович. — Как-то понадобилось добыть секретные шифры одной из иностранных разведок. И вот папин агент — красивая словацкая девушка — пригласила в особняк своих родителей, якобы уехавших на несколько дней в другой город, секретаря дипломатической миссии одного из западных государств и провела с ним бурную ночь. Все это фиксировалось скрытой кинокамерой. И потом, как с улыбкой рассказывал отец, не без удовольствия просматривалось советскими разведчиками. Женщина напоила западного дипломата коньяком, довела до полного изнеможения. Когда любовник уснул, тихонько вытащила из кармана его одежды связку ключей и отдала нашим агентам. Те быстренько проникли в помещение миссии (ее охранник был человеком чехословацкой контрразведки), извлекли, сфотографировали и вернули на место книжечки с шифрами и кодами, затем отдали ключи любовнице. И когда дипломат проснулся, ключи уже находились в кармане пиджака, а счастливая женщина несла ему в постель дымящийся кофе. Он, бедняга, думал, что дама без ума от него. Чешская разведка больше двух лет пользовалась украденными шифрами и завладела некоторыми секретами западных спецслужб.

— Против женских чар мог устоять разве что советский разведчик Йоганн Вайс — главный герой фильма «Щит и меч»…

— Разумеется! — смеется собеседник. — Помню, в 1940 году — мне тогда было шесть лет — папа пришел домой в военной форме. На правом рукаве я увидел нашивку с эмблемой в виде щита и меча. Не знаю, кто предложил такое название картины. Но отец считал его очень удачным. Ему понравилась игра молодого Станислава Любшина. Они встречались в Киеве. Папа очень тепло отзывался об артисте.

*Игра артиста Станислава Любшина, исполнившего роль советского разведчика в кинофильме «Щит и меч», очень понравилась Александру Святогорову

В основу фильма была положена реальная история. В 1943–1944 годах на освобожденной территории Украины наша контрразведка поймала нескольких заброшенных лазутчиков, которые сознались, что прошли подготовку в германской разведшколе под Люблином. Для ее ликвидации в конце июля сорок четвертого в действовавший на территории Люблинского воеводства партизанский отряд были заброшены руководитель разведывательно-диверсионной группы майор Александр Святогоров и его помощник капитан Анатолий Коваленко. Они готовили наших разведчиков: сочиняли им легенды, снабжали документами, внедряли во вражеские службы. Обнаружив однажды утечку информации, из-за чего начались неприятности, Святогоров разоблачил засланного в отряд агента гестапо Ивана Макарука. Но не расстрелял, как часто делали с предателями. Пообщавшись, понял, что человек заблуждался. И перевербовал его. Тот поставлял фашистам хорошо составленную отцом дезинформацию. А нашим — бесценные сведения о противнике.

Во вражескую разведшколу удалось внедрить наших людей. Через некоторое время они сообщили массу нужной информации и раздобыли уникальную групповую фотографию курсантов и преподавателей разведшколы, где в центре снимка восседал шеф люблинского гестапо штурмбанфюрер Аккардт. Это фото впоследствии помогло опознать многих засланных в Союз агентов.

Самому отцу внедряться не разрешили — он был руководителем операции. Но папа несколько раз в немецкой форме появлялся в Люблине. А когда в разведшколу в очередной раз прибыл Аккардт, Святогоров и его товарищи провели боевую операцию: напали всем отрядом на школу, почти всех курсантов и преподавателей перестреляли, захватили документацию и нескольких инструкторов, помещения взорвали. Шефу гестапо тогда удалось унести ноги.

В свою очередь, за майором Зоричем охотилось гестапо. Особенно теперь, после разгрома разведшколы, он был для Аккардта чем-то вроде красной тряпки, которой дразнят быка.

И вот в один прекрасный день к Аккардту пришел его агент — перевербованный Иван Макарук— и сообщил, что, поскольку основные силы партизанского отряда отправляются на задание, есть возможность захватить лесную базу и штаб отряда вместе с майором Зоричем. Гестаповец клюнул на эту дезинформацию. Колонна грузовиков с эсэсовцами прибыла в партизанский лагерь. И попала под ураганный огонь. В устроенной Зоричем западне был ликвидирован почти весь состав люблинского гестапо во главе со штурмбанфюрером Аккардтом. Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер был в бешенстве.

— В вашем рассказе упоминалась абверовская операция «Сатурн», одного из организаторов которой захватил ваш отец. Она имеет отношение к кинотрилогии о разведчиках — «Сатурн» почти не виден», «Путь в «Сатурн», «Конец «Сатурна»?

— Самое непосредственное. Папа был консультантом создателей этого фильма. Он рассказал им, как работала — все та же люблинская — школа абвера, как в нее внедрялись наши агенты, каким проверкам их подвергали. Не раз к отцу обращался за консультациями и автор сценария сериала «Семнадцать мгновений весны» Юлиан Семенов. Но официальным консультантом этого фильма папа не был. К тому времени во вкус этого дела вошли генералы из разведуправления.

— Святогоров служил в одной разведывательной структуре с Николаем Кузнецовым. Они не встречались?

— Не довелось. В Польше одной из главнейших задач отца было продолжить дело, начатое Николаем Кузнецовым в Ровно, — разыскать и ликвидировать гауляйтера Восточной Пруссии и рейхскомиссара Украины Эриха Коха. Как известно, весной 1943 года Кузнецов, он же обер-лейтенант Пауль Зиберт, явился в кабинет к гауляйтеру Коху и был готов пожертвовать своей жизнью, чтобы застрелить этого важного фашиста. Но вдруг Кох намекнул, что фюрер готовит летнее наступление под Курском, и планы советского разведчика срочно поменялись: надо было сообщить эту важнейшую информацию нашим… Тогда, как видим, жизнь Коху спасла его болтливость. Когда наши освободили Киев и Эрих Кох перебрался в Восточную Пруссию, охота на него не прекращалась. Уже в 1944-м отец заслал в замок Вавель под Краковом, в резиденцию гауляйтера Польши Ганса Франка, где ждали Коха, своего разведчика — польского ксендза. Вскоре он стал там своим человеком. Дал нашим подробнейшую схему замка, комнат, в которых должен был расположиться Кох. К сожалению, не обошлось без предательства одного из агентов. Его наши потом ликвидировали. Но операцию пришлось срочно сворачивать, чтобы не потерять людей.

— В конце войны Коха поймали, — продолжает Леонид Святогоров. — На суде он симулировал сумасшествие — знал, что умалишенных не казнят. Его приговорили к пожизненному заключению, и он умер в польской тюрьме в 1959 году в возрасте 62 лет якобы своей смертью.

— После войны Александр Святогоров принимал участие в подготовке покушения на другую известную историческую личность — бывшего председателя Временного правительства России, свергнутого осенью 1917 года большевиками, Александра Керенского…

— Где-то году в 1951-м Керенский приехал в Мюнхен и хотел объединить все антисоветские эмигрантские партии и организации в единый так называемый Антибольшевистский блок народов — АБН. Но объединения не получилось — они все перессорились. Миссия Керенского провалилась. Он сам оказался никому не нужным. Вопрос о его ликвидации отпал.

— Некоторые издания называют Святогорова чуть ли не руководителем операций по убийству известных деятелей украинского националистического движения Льва Ребета и Степана Бандеры. Писали, что агент КГБ Святогоров в середине 50-х годов открыл в Мюнхене украинский ресторан, куда часто наведывались члены ОУН-УПА, и якобы под его непосредственным контролем действовал сотрудник КГБ Богдан Сташинский — будущий убийца Ребета и Бандеры.

— С украинскими националистами отношения у отца складывались довольно интересно. Еще в 1944 году в Польше в партизанский отряд, в котором базировалась разведгруппа отца, стали проситься бойцы дивизии СС «Галичина», разгромленной советскими войсками под Бродами. Отец отобрал из них несколько наиболее пригодных ребят, и они успешно работали, продолжая выдавать себя за воинов этой дивизии. Святогоров, кстати, тоже иногда ездил в Люблин в форме унтер-офицера дивизии СС «Галичина».

А в 1950-е годы с националистами отец почти не работал. Это была прерогатива контрразведки. Хотя однажды он получил задание завербовать жившего в Германии известного украинского писателя Ивана Багряного, у которого в Украине остались жена и сын. Наши органы им всячески помогали, надеясь, что писатель будет работать на нас. Сотрудники КГБ взяли у родных Багряного письмо и передали ему через давнего друга писателя — нашего агента по кличке Доля, приехавшего из Украины. Доля встретился с Багряным, уговаривал, чтобы тот согласился помогать СССР. А за это Советский Союз брался вылечить его от туберкулеза, хорошо обеспечить семью. «Дмитре, — ответил Багряный, — я ж тут голова Української народної ради… Ти їдь у Союз (видавати я тебе не буду) i передай, що їхню пропозицiю я прийняти не можу!»

Была еще одна попытка завербовать Багряного, но из этой затеи так ничего и не вышло. Папа уважал принципиальных людей.

А насчет убийства Бандеры — отец к этому убийству вообще не причастен. Непосредственный исполнитель Сташинский не был его агентом. Иначе после побега Сташинского на Запад папа сел бы в тюрьму за то, что допустил такое ЧП с подчиненным. Когда Сташинский исчез, работа всей советской резидентуры в Германии была подвергнута существенной перетряске. Многих наших разведчиков, в том числе и отца, отозвали в Союз.

Папа говорил, что к тому времени органами безопасности начали руководить непрофессионалы вроде Шелепина и Семичастного — выдвиженцы из комсомола, которым было все равно чем командовать — цементным заводом или спецслужбой. Они ничего не смыслили даже в азах разведки и контрразведки. Из-за непрофессионализма политиков в конце концов рухнула и великая страна…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров