БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Особый случай

На Житомирщине соцработники отобрали у бабушки-опекуна внучку из-за того, что вместе с ними проживает... сын женщины с синдромом Дауна

7:00 26 июня 2013
бабушка-опекун
Ленина БЫЧКОВСКАЯ, «ФАКТЫ» (Житомир)

Этой странной историей уже заинтересовались правоохранительные органы

— Внучка Лизонька полностью на моем попечении с пятимесячного возраста, — говорит Галина Лукьянчук из райцентра Барановка Житомирской области. — Ее мать, мою родную дочь, которая не ухаживала за малышкой, часто оставляла ее одну, лишили родительских прав. С нами живет и мой 27-летний сын Виктор, родившийся с синдромом Дауна. Муж, узнав о его диагнозе, тут же нас бросил. Когда Витя был маленький, мне неоднократно предлагали от него отказаться. Предрекали, что он не сможет ни ходить, ни разговаривать. А он все умеет! Сынок хоть и взрослый, но тихий и добрый, как котенок. Никогда не проявлял агрессии. Он убирает в доме, присматривает за хозяйством. Сложной работы я, конечно, ему не поручаю, и все-таки он большой мне помощник. С Лизой у Виктора прекрасные отношения: вместе играют в песочнице, учат азбуку.

*По словам бабушки, малышка очень дружит с Виктором, но иногда командует им, словно младшим братом, и даже забирает игрушки (фото из семейного альбома)

Месяц назад социальные работники вдруг «заметили» присутствие в доме Виктора. Опекуну объяснили, что ее сын может угрожать маленькой девочке. Скрепя сердце, женщина отвезла Витю в село к деду и родному дяде. Однако это не повлияло на решение социальных служб. 10 июня маленькую Лизу отправили в один из житомирских приютов.

«Люди с синдромом Дауна улыбчивы, добродушны и абсолютно лишены агрессии»

Галина Павловна утверждает, что проблемы начались примерно год назад. До того времени у соцслужб претензий к бабушке-опекуну не было.

— Во время очередного визита в наш дом кто-то из социальных работников заметил, что малышка спит на старом диване, — рассказывает Галина Лукьянчук. — Я тут же купила Лизе за три тысячи гривен новую кровать. Но практически сразу после этого поступило новое замечание: у девочки нет личного комода. Я не стала спорить и в тот же день приобрела за тысячу гривен красивый комод. Потом мне велели купить новый журнальный столик для ребенка, потому что прежний старенький. Я сделала и это. Затем соцработникам не понравилось, как в шкафу... сложены детские вещи. Мне объяснили, что все нужно разложить по определенным местам. Например, колготкам выделить одну полку, платьицам другую, кофточкам третью... Мне казалось, надо мной открыто издеваются, однако я смиренно все выполняла.

На этом не закончилось. Вы, наверное, будете смеяться, но мне заявили, что в моем доме... неуютно: шторы немодные, люстра неприглядная. Я купила новую тюль, заказала ламбрекены, сменила люстру. Затем мне пришлось поменять... оконные рамы, ванну и даже батареи парового отопления. Дом у меня огромный: четыре комнаты, кухня, да еще просторная веранда. Пришлось потрудиться, но чего не сделаешь ради удобства любимой внучки.

К обстановке в доме чиновники вроде бы перестали придираться. К счастью, к питанию ребенка у проверяющих никогда претензий не возникало. Может быть, потому, что они видели во дворе корову, свиней, уток, кур.

Галина Павловна уверяет: никогда не прекословила социальным работникам. Тем не менее ее проблемы почему-то только обострялись. Впереди семью ожидало самое худшее.

— Во время очередной проверки работники службы по делам детей вдруг обратили внимание на Виктора, — продолжает женщина. — Мне сказали, что, наконец, я «попала по-крупному» и теперь точно лишусь опекунства. Показалось, что соцработники этому были даже рады. От неожиданности я растерялась.

Галине Павловне объяснили, что при совместном проживании ее сын может нанести вред девочке. Хотя последние четыре года семья спокойно обитала под одной крышей. Якобы именно для того, чтобы предупредить беду, работники органов опеки решили разделить маленькую Лизу и взрослого инвалида.

Специалистов, изучающих синдром Дауна, такая ситуация возмутила. Они считают, что людей с подобной генетической патологией надо учить, воспитывать, а не изолировать от семьи.

— Люди с синдромом Дауна улыбчивы, добродушны и абсолютно лишены агрессии, — уверяет директор по развитию всеукраинской благотворительной организации «Даун синдром» Татьяна Михайленко. — Их еще называют «солнечными», потому что они делают окружающих добрее и терпимее.

Видимо, эти аргументы не показались убедительными для соцработников, потому что они поставили вопрос «ребром».

— Для того чтобы маленькая внучка осталась со мной, мне пришлось сделать непростой выбор, — продолжает Галина Лукьянчук. — Я попросила у сына прощения и отвезла его в село к своему отцу и младшему брату. Сразу после этого отправилась в управление по делам детей и сообщила, что проблема решена: Виктор больше не будет видеться с племянницей.

Однако там избрали принципиальную позицию, заявив, что у районной социальной службы имеются к бабушке и другие претензии. На Галину Лукьянчук подали в суд, а малышку Лизу отвезли в приют.

— В доме антисанитария, недостаточное количество продуктов питания, — говорит руководитель службы по делам детей Барановской райгосадминистрации Галина Норинчак. — Мы указывали женщине на проблемы.

Люди, знающие семью, недоумевают от таких претензий. К примеру, обвинения в адрес Галины Лукьянчук напрочь опровергают работники детсада. Там заявили, что Лиза всегда приходила в группу чистая, сытая и всем довольная.

— О ком-нибудь другом можно еще что-то дурное сказать, а здесь не придерешься! — не скрывает эмоций одна из воспитательниц.

«Я думаю, что здорового развитого ребенка забрали из семьи, чтобы отдать богатым бездетным супругам»

Соседи также на стороне бабушки-опекуна.

— Это благополучная семья, — уверяет соседка Галины Павловны Надежда Залищак. — Девочка ни в чем не нуждается. Галя покупает внучке все, на что та укажет пальцем. Да вы сами посмотрите, малышка веселая и обожает свою бабушку. У Лизы собственная комната, обставленная новой мебелью, множество игрушек. Если честно, то нам не понятно, для каких целей эту семью хотят очернить.

Но если бы только очернить, ведь семью разъединили! И от этого теперь страдают все, прежде всего ребенок. Пока чиновники решают судьбу Лизы, девочка живет в страхе навсегда остаться в приюте. Она уверена, что таким образом наказана за то, что плохо относилась к любимой бабушке.

— Вiдвезiть мене до бабусi, — умоляет четырехлетняя Лиза. — Я її так люблю! Обiцяю, що завжди-завжди її слухатимусь i бiльше не розкидатиму своїх iграшок.

Девочка просит передать привет Виктору, коровке, котику, курочкам. Вот уже две недели бабушка регулярно ездит к внучке в гости, возит сладости и игрушки. Обе очень тяжело переживают разлуку.

— Малышка исхудала, стала плохо кушать, не спит ночами, — волнуется Галина Павловна. — Если раньше Лиза постоянно веселилась, пела песенки, то теперь все время грустная. Внучка плачет, уговаривает забрать ее. Льет слезы и мой сын, просит, чтобы его вернули домой, скучает о нас. Сын не понимает, почему его разлучили с матерью и племянницей. По телефону передает Лизе приветы. Я рыдаю, но ничего поделать не могу. Как мне пережить весь этот ужас?!

По словам женщины, сотрудники детского учреждения также недоумевают, почему девочка находится у них.

— По секрету мне сказали, что в приют, как правило, помещают детей из неблагополучных семей, — рассказывает Галина Павловна. — Я же уверена: больной сын и антисанитария лишь повод у чиновников, чтобы любыми путями забрать малышку из семьи. Просто развитого здорового ребенка хотят отдать богатым бездетным супругам. Ведь Лиза знает на память несколько десятков стихотворений, может рассказать множество сказок. Я постоянно с ней занимаюсь.

В службе по делам детей отрицают все обвинения бабушки и уверяют, что желают ребенку только добра. Чиновники постановили, что до решения суда девочка должна оставаться в приюте.

Этой странной историей уже заинтересовались правоохранительные органы.

— По инициативе службы по делам детей Барановской районной государственной администрации через суд начата официальная процедура лишения Галины Лукьянчук права опеки над четырехлетней внучкой, которую поместили в детское учреждение, — подтвердили «ФАКТАМ» в пресс-службе житомирской областной прокуратуры. — Мы истребовали все необходимые документы из органов опеки, центральной районной больницы и других учреждений, чтобы изучить вопрос о законности изъятия несовершеннолетнего ребенка из семьи и помещения его в приют.

Фото в заголовке автора

9513

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров