ПОИСК
Історія сучасності

Чудо в Сретенской церкви: на потускневших и обветшалых иконах вдруг появлялась позолота, а лики светлели

6:45 18 липня 2013
Інф. «ФАКТІВ»
Ровно 90 лет назад в Киеве произошло чудесное обновление церковных куполов и образов

В старину Киев славился чудесами. Верующим людям хорошо известно, что чудо наделено своей собственной внутренней энергией, особой убедительностью и существует вне пределов разума. Чудеса подтверждаются, а не доказываются. Это в полной мере относится и к событию 90-летней давности — чудесному обновлению в Киеве 19 июля 1923 года куполов Сретенской церкви (ныне, увы, не существующей) на Львовской площади.

«Со временем позолота поблекла, потрескалась и местами исчезла. Ее пришлось покрыть масляной краской»

Киевское чудо обновления произошло одновременно с харьковским (там 19 июля 1923 года в иконостасе Воскресенской церкви обновились один из крестов и несколько икон) и наделало много шума. Киевские власти никакого «естественного объяснения» необыкновенному явлению подыскать не смогли. Официальная версия гласила: бабы выдумали! Так об этом и пишется в фельетоне Михаила Булгакова «Тайны мадридского двора», опубликованном в том же 1923 году. «Хорошо вам, черти! Живете в Киеве! — восклицает один из персонажей. — Там у вас древности всякие, святыни, монастыри, театры и кабаре... Правда, что у вас эти самые... купола обновляются?» — «Врут, — басом ответил Петухов, — ходил я смотреть на Сенной базар. Купол как купол. Это бабы выдумали».

Но даже теперь, спустя 90 лет, киевское чудо 1923 года остается загадкой для скептиков и предметом благочестивых раздумий для почитателей киевской святыни. Быть может, мы действительно имеем дело с уникальным проявлением благодати небес?

В 1960-х годах мне приходилось слышать о сретенском чуде от нескольких очевидцев. Одни говорили, что купола Сретенской церкви на Львовской площади обновились в одну ночь, а как это случилось, никто не видел. Другие утверждали, что чудо происходило у всех на глазах. Началось оно ночью, но длилось и днем, и поэтому горожане могли видеть, как старая краска исподволь таяла и исчезала, а под ней начинала проступать позолота, превращаясь в сплошное сияние.

*Так выглядела церковь Сретения на Львовской площади в Киеве. Гравюра 1880-х годов

В подпольных «Дневниках» историка литературы Сергея Ефремова также пишется, что чудо совершалось медленно: «Возле Скорбященской церкви днем и ночью стояла толпа и смотрела на купол, что «на глазах обновлялся».

Каменную Сретенскую церковь (на месте старой деревянной) заложила осенью 1853 года известная благотворительница баронесса Штейнгель. Во время Крымской войны строительство остановилось. Освящение состоялось лишь 21 октября 1861 года. Храм достраивался в трудные «послесевастопольские времена». Средств на его завершение не хватало. Купол на каменном здании поставили деревянный.

В 1880-х годах церковь перестроили. Проект составил архитектор Николаев, приверженец византийского стиля. Так появилась невысокая, перегруженная декором колокольня и тяжелый каменный барабан под центральным куполом. Сначала его позолотили, но сделали это не очень качественно, со временем позолота поблекла, потрескалась и местами исчезла. Ее пришлось покрыть масляной краской.

Но закраска позолоты не только не испортила впечатление от внешнего вида церкви, а, наоборот, придала ей привлекательность. Кто-то подал счастливую мысль покрыть купол краской в один цвет со всем сооружением (что делалось довольно редко), после чего строение стало настоящим украшением Львовской площади. Горожане приходили сюда по вечерам, когда стены и купол церкви как бы растворялись в сумерках, а над городскими крышами поднимался в небо золотой крест.

Таких крестов-видений в Киеве было два: освещенный электрическими лампочками крест в бронзовой руке князя Владимира и этот — в небе над Львовской площадью. В старинном киевском путеводителе зрелище описывается так: «Красив купол этой церкви, большой, в виде полушария (византийской формы). Выкрашен он, как и вся церковь, в матовый белый цвет, благодаря чему в лунные ночи очертания его скрадываются, и только сияет укрепленный на верхушке золотой крест».

Купола церкви и колокольни перекрашивались несколько раз, и в 1923 году мало кто из киевлян знал, что под толстым слоем масляной краски сохранилась первичная позолота. Можно представить, как поразились они, когда 19 июля купол на колокольне Сретенской церкви будто просиял изнутри молодой, свежей позолотой.

«Этот купол, — писал осенью 1923 года киевлянин в эмигрантской газете „Новое время“, — я знал прекрасно. Он всегда поражал меня своей потускневшей позолотой, местами совсем сошедшей. Весь он был какого-то мутно-песочного неопределенного цвета. Блеску в нем не было никакого. И вдруг он теперь не только покрылся совершенно новой, блестящей позолотой, но даже светился каким-то таинственным светом».

Поражала сама будничность чуда: с каждым часом на глазах у всех серая краска исчезала, а царственный блеск усиливался. Чудо происходило поэтапно. Сначала обновился купол на колокольне, потом очередь дошла до образов святых, расположенных ниже, в нишах. «На глазах всех собравшихся происходило чудесное знамение Божие: одна за другой постепенно таинственно обновлялись иконы святых Серафима, Елены, Константина и Феодосия Черниговского, писанные на барабане колокольни. Все с замиранием сердца следили за тем, как появлялась позолота, светлели лики и выступали краски на потускнелых и обветшалых иконах. Теперь они стоят как новые, как только что написанные».

В это же время начали обновляться иконы и внутри церкви.

«Никогда в жизни, — писал очевидец, — я не забуду чудесного обновления образа святого Николая Чудотворца, которое происходило на моих глазах. Надо заметить, что с первого же момента, когда выяснилось обновление, „наши власти“ поспешили послать в церковь комиссию для выяснения обстоятельств дела. Комиссия прибыла в церковь в два часа дня и приступила к осмотру обновленной плащаницы. Было, конечно, решено, что все это обман, что попросту вместо старой плащаницы повесили новую. Но в это время одна из женщин воскликнула: „Смотрите, на этой иконе появилось светлое пятно“. И действительно, все находившиеся тогда в храме обратили свой взор на совершенно темную икону, висевшую на стене. На ней было светлое сияние в виде пятна, которое стало разрастаться все более и более. Не прошло и получаса, как перед потрясенным народом просиял лик Святителя и чудотворца Николая. После этого комиссия моментально ушла из храма и больше туда не показывалась.

Когда я пришел в церковь, обновилась уже вся средняя часть образа святого Николая, но кругом была совершенная чернота. И вот на моих глазах и на глазах бывших тогда в церкви свет, исходивший от лика Святителя Николая, проникал все дальше и дальше, поглощая и растворяя темноту и черноту, которая покрывала еще не обновившуюся часть иконы, и, наконец, выступило во всей своей красоте все изображение Святителя Николая».

На следующий день — 20 июля 1923 года — очередь дошла до второго, основного, купола церкви и образов, расположенных под ним. Их обновление длилось три дня.

Вместе со Сретенской церковью начала обновляться соседняя Георгиевская (на Золотоворотской улице) и церковь Рождества Христова возле фуникулера на Подоле. В число таинственных обновлений 1923 года попала также огромная картина 1768 года с изображением чуда Николая Мокрого (святого Николая), которая неведомо когда была прибита на стене проезда под колокольней Софийского собора. Ее видел там еще историк Николай Закревский, о чем и упомянул в своем «Описании Киева» в 1868 году. По легенде, когда на середине Днепра перевернулась лодка, в которой находились отец и мать с маленьким ребенком, святой Николай вернул родителям утонувшее дитя живым и невредимым, отчего и получил прозвище Николай Мокрый. В начале ХХ столетия любители киевской старины, полагая, что старинное полотно заслуживает лучшего места хранения, предлагали перенести его в Церковно-археологический музей при Духовной академии. Почему-то этого не сделали. Под действием дождей, пыли и снега картина потускнела, и «на ней, кроме двух-трех темных фигур, ничего нельзя было разобрать».

«Теперь, после таинственного обновления, — писал корреспондент „Нового времени“, — древняя икона представляет собой картину дивной красоты. Перед сияющим в золоте образом святого Николая лежит ребенок, вытащенный из воды, и стоят родители, священник и монахи-старики, а вдали виднеется Днепр, нарисованный с величайшим искусством».

Посмотреть на киевские чудеса приезжали издалека.

В недавно изданной книге «Блаженные Санкт-Петербурга» приводится рассказ одной богомолки, которая в 1923 году ездила вместе с юродивым Владимиром в Киев посмотреть на «обновления». Глянув на Сретенскую церковь, петербургский блаженный якобы сразу увидел, кто творит эти чудеса, но имени чудотворца не назвал.

«Приходили, — пишет богомолка, — толпы людей посмотреть на блестящий позолоченный купол Сретенской церкви, бывший до этого тусклым от времени. Мы с иноком Владимиром тоже были там и обходили вокруг храма. Внезапно он остановился и, показывая вверх, говорит: „Вот он ходит с кистью и украшает храм“. Конечно, видение было открыто лишь ему, мы ничего не видели, но купол сиял новой позолотой, и все смотрели с изумлением».

«Отец Виталий был отстранен от службы в Сретенской церкви и бесследно исчез в системе ГУЛАГа»

Что это было? По чьей воле совершалось великое чудо? Этого никто не знал.

В середине 1960-х годов мой давний знакомый, литературный критик Евгений Адельгейм, вышедший из среды передовой интеллигенции начала столетия и потому очень далекий от церкви и ее традиций, объяснял обновление куполов тем, что кто-то из церковников, зная о старой позолоте, придумал, как можно незаметно снять слой старой масляной краски и таким образом имитировать чудо. Слушая доводы старшего коллеги, я не находил повода для возражений. Однако со временем его доказательства потеряли для меня былую убедительность. Каждый, кто хоть раз пытался снять старую краску, скажем с оконной рамы, знает, что сделать это совсем не просто. Даже имея сильный химический растворитель и удобный скребок, приходится долго биться над каждым сантиметром. А теперь подумаем, как поднять ночью на купол церкви десятки литров растворителя без строительных лесов? Как, не привлекая внимания жителей соседних домов ни шумом, ни запахом химикатов, снять десятки килограммов растворенного красителя? Хватит ли на это одной ночи? И как это можно сделать среди бела дня на глазах огромной толпы и в то же время незаметно для нее?

Власть поторопилась уничтожить ненавистный ей храм с его обновленными образами во время так называемой социалистической реконструкции города. «Скорбящая» (так называлась в народе Сретенская церковь, поскольку в ней находилась известная чудотворная икона, которая помогала «скорбным», то есть больным) исчезла в числе первых, а вместе с ней и сама возможность посмотреть, как сошла краска со старой позолоты.

А 90 лет назад чудо обновления Сретенской церкви всполошило весь город. Толпа бурлила вокруг нее и на соседних улицах с утра до вечера. Время тогда было особое. Падения непопулярной советской власти ждали со дня на день. Чутко ловили слухи, ждали вестей из-за границы. Каждый выстрел в центре воспринимался как сигнал к восстанию. В этой атмосфере всеобщего ожидания весть о чуде на Львовской площади была воспринята не только в религиозном, но и в политическом плане. Проклятия в адрес «совдепии» и призывы к возмездию звучали в толпе перед церковью все громче и громче. Сборища возле Сретенской церкви переросли в серию массовых религиозных (и вместе с тем антисоветских) выступлений. И, как следовало ожидать, ГПУ отреагировало на них соответствующим образом.

Мой добрый знакомый Евгений Адельгейм, будучи в то время подростком, бегал, как и все его ровесники, смотреть, что происходит возле «Скорбящей». Как мы уже говорили, само обновление икон и куполов не произвело на него особого впечатления. Его изумило другое — приемы охоты агентов ГПУ на «вражеских элементов».

«С раннего утра, — рассказывал он, — на Сенную площадь приезжал „воронок“ и останавливался где-нибудь неподалеку от церкви. Из него выходили скромно одетые мужчины. Один из них нес ящик. Он неторопливо заходил в толпу, ставил его себе под ноги и, пристально вглядываясь в лица, начинал типично провокационную речь. Говорил недолго, до тех пор, пока кто-нибудь не крикнет: „Правильно!“ Коллеги оратора выводили крикуна из толпы и заталкивали в „воронок“, а провокатор брал свой ящик и уходил за угол церкви, где, покурив и присмотревшись к публике, снова поднимался на свою переносную трибуну. Так обходил он вокруг церкви несколько раз, а потом его сменял другой провокатор». «Самое удивительное в этом было то, — говорил Адельгейм, — что людей выдергивали из толпы одного за другим, а желающих покричать не уменьшалось. Агентам ГПУ пришлось хорошо поработать, пока люди поняли, что здесь происходило. Толпа поредела, а потом и вовсе исчезла».

Не оставили в покое и настоятеля опального храма Виталия Кулинского. Его родственник Георгий Тер-Арутунянц в 2002 году вспоминал, что священник «отличался неугомонностью и независимостью во взглядах, советскую власть он однозначно воспринимал как власть Антихриста. К сожалению, это было трудно скрыть от некоторых его „прихожан“. Поэтому после чуда обновления купола отец Виталий был отстранен от службы в Сретенской церкви и переведен на Куреневку, в Троицко-Кирилловскую церковь. Но не долго пришлось служить отцу Виталию в новом приходе: вскоре его забрали в ГПУ, и он бесследно исчез в системе ГУЛАГа»...

От редакции

Рады сообщить нашим читателям, что у известного писателя и культуролога, исторического обозревателя «ФАКТОВ» Анатолия Макарова вышла новая книга — «Были и небылицы старого Киева» (ее выпустило издательство «Скай Хорс»). В ней автор исследует малоизвестные страницы из жизни великого города на Днепре, который в старину сравнивали с Иерусалимом.

6191

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.