История современности Из жизни замечательных...

«В молодости Сергей Капица увлекался подводными плаванием и киносъемкой»

7:30 16 августа 2013
Сергей Капица

Год назад перестало биться сердце выдающегося ученого, бессменного автора и ведущего программы «Очевидное — невероятное»

Ученый-просветитель с мировым именем Сергей Капица ушел из жизни прошлым летом в возрасте 84 лет. Профессор, доктор физико-математических наук стал известен многомиллионной аудитории телезрителей как бессменный ведущий программы «Очевидное — невероятное», впервые вышедшей на экраны в 1973 году и просуществовавшей четыре десятилетия. В изложении Сергея Капицы наука становилась понятной и интересной.

На протяжении 30 лет Сергей Петрович был главным редактором журнала «В мире науки» и активно занимался общественной деятельностью: представлял Россию в ЮНЕСКО, занимал пост президента Евразийского физического общества, состоял в Европейской Академии наук, Мировом институте науки...

О том, каким человеком был Сергей Петрович, «ФАКТАМ» рассказал его друг Андрей Кокошин, академик Российской академии наук, бывший секретарь Совета безопасности Российской Федерации.

«Оказавшись соседями по даче, мы регулярно прогуливались по вечерам, обсуждая разные проблемы»

— Андрей Афанасьевич, как вы познакомились с Сергеем Петровичем?

— Это было очень давно, лет тридцать назад, поэтому подробностей уже не припомню, — говорит Андрей Кокошин. — Скорее всего в Академии наук — на каком-нибудь совещании или собрании. А подружились позже, лет пятнадцать назад. Оказавшись соседями по даче в районе Николиной Горы, регулярно прогуливались по вечерам, обсуждая разные проблемы: международных отношений и международной безопасности, развития нашего общества и, конечно, науки. Сергей Петрович рассказывал много интересного о своем отце, нобелевском лауреате Петре Капице, об академиках Семенове и Ландау — еще двух наших нобелевских лауреатах.

*Андрей Кокошин: «Сергей Петрович постоянно читал огромное количество отечественной и зарубежной научной литературы, общался с крупнейшими учеными»
(Фото из личного архива Андрея Кокошина)

Особенно запомнился рассказ о том, как Петр Леонидович Капица жил в то трудное для него время, когда его лишили доступа к научной работе. Ему пришлось буквально в сарае создать собственную небольшую лабораторию, поскольку не заниматься наукой ученый не мог. Ведь Петр Леонидович не был чистым физиком-теоретиком, которому достаточно для работы карандаша и листа бумаги, ему нужны были опытные установки, выполненные в металле. Их, обладая развитым инженерным мышлением, создавал из доступных подручных средств.

Также Сергей Петрович рассказывал мне, как велось наблюдение за Петром Леонидовичем, о его переписке со Сталиным, сложных отношениях с Берией, который, если бы не особое отношение Сталина к Капице-старшему, мог бы решить судьбу ученого самым трагическим образом.

— Сергей Капица родился в Кембридже в семье будущего нобелевского лауреата, крестным отцом его стал выдающийся физиолог Иван Павлов. Не каждому выпадают такие «козырные карты» с самого рождения...

— Безусловно. У него и дед был знаменитым кораблестроителем. Сергей Петрович и его брат Андрей Петрович Капица (ученый-географ, исследователь Антарктиды. — Авт.), которого я тоже хорошо знал, принадлежали к элите элит. Конечно, расти и воспитываться в таком окружении — это дорогого стоит. Но, знаете, бывает, что подобное впрок не идет. К сожалению, немало примеров совсем иного толка. Сергей Петрович обладал глубокими и обширными знаниями и такой удивительной эрудицией, с которой сталкиваешься очень редко.

— Вдова Андрея Капицы Млада Алексеевна рассказывала, что как-то поинтересовалась, на каком языке думает Сергей Петрович — по-русски или по-английски. Он ей ответил: «Как когда...»

— Блестящее знание английского языка позволяло ему не только общаться с зарубежными учеными, но и свободно читать иностранную научную и научно-популярную литературу. И в этом с ним никто из наших популяризаторов научных знаний сравниться не мог. Сергей Петрович ведь знал не только общую лексику, но, поскольку рос в Кембридже рядом со своим папой, Резерфордом и другими блестящими физиками, великолепно знал ее терминологию. Это давало возможность при чтении зарубежной специальной литературы улавливать тончайшие нюансы.

— Наука, телевидение, журнал, общественная деятельность... Как Сергей Петрович все успевал?

— Телевидение и работа с журналом у него занимали львиную долю времени. Он был очень работоспособным, как и его отец Петр Леонидович. Чтобы программа «Очевидное — невероятное» имела такой успех, требовалось всегда быть в форме. Сергей Петрович постоянно читал огромное количество отечественной и зарубежной научной литературы, общался с крупнейшими учеными.

«К тому, что сейчас называют „повышенным комфортом“, отношение у Сергея Петровича было очень спокойное»

— Сергея Петровича очень волновала судьба отечественной науки. Он считал, что развитию ее должна способствовать достойная зарплата ученых.

— Действительно, к примеру, в компании «Майкрософт», основателем которой является Билл Гейтс, работают сотни и сотни ученых и программистов из бывшего Советского Союза — из России, Украины, Белоруссии... Сейчас много наших людей трудятся также в Китае, Южной Корее, Японии. Конечно, лучше, если бы все эти блестящие умы реализовали свой потенциал на родине. Безусловно, научные открытия — достояние всего человечества, но тот, кто их делает, прежде всего прославляет свою страну, и престиж государства от этого растет.

— С новинками технического прогресса Сергей Петрович был на «ты»? С айпадами, айфонами?

— Знаете, этого я особенно не заметил. Пользовался компьютером, интернетом, но увлечения гаджетами не припомню. Его интересовали более глобальные вопросы: проблемы астрофизики, теории происхождения Вселенной, физика высоких энергий, проблемы обеспечения стратегической стабильности в военно-политическом и техническом измерениях и очень много другое.

— Читала, что в последнее время Сергея Капицу особенно волновали проблемы информационного общества и демографии.

— Да, к этим вопросам он проявлял очень глубокий интерес, активно взаимодействовал с социологами, политологами. Я писал предисловие к его работе, посвященной перспективам демографического роста всего человечества. Эту тему мы с ним много раз обсуждали. Один из наиболее интересовавших Сергея Петровича вопросов — как информационное общество влияет на поведение прежде всего женщин, которые стремятся обрести свое место в этом обществе и гораздо больше внимания уделяют образованию и карьере, нежели созданию семьи и рождению детей.

— К слову, сам Сергей Петрович достиг в жизни полного баланса — и в карьере преуспел, и семьянином, как рассказывают, был прекрасным, воспитал троих детей.

— Да, это так. Я часто бывал дома у Сергея Петровича, хорошо знаком с семьей. Уклад жизни ее мне очень симпатичен. Это уклад жизни советской научной интеллигенции. Довольно просторная деревянная дача, без каких-то бы ни было «украшательств». Все очень лаконично, скромно, удобно. В гостиной время от времени собирались друзья и коллеги. На втором этаже — уютный кабинет с огромным количеством книг по самым разным отраслям знаний — от философии и социологии до ядерной физики и молекулярной биологии. Такая же примерно обстановка и в московской квартире. К тому, что сейчас называют «повышенным комфортом», Сергей Петрович относился очень спокойно. Человеком в этом смысле он был непритязательным. Главными для него были знания, наука, служение обществу.

«Одевался просто, но очень элегантно, со своеобразным кембриджским шиком»

— Как обычно складывался день Сергея Петровича?

— Очень много читал, писал, редактировал, готовил свои передачи. Это все трудоемкие занятия. Конечно, всегда следил за последними новостями. Мы часто обсуждали то, что происходит в мире и в стране. А в молодости увлекался подводными плаванием и киносъемкой.

— Читала, он снял первый советский фильм о подводном плавании, который на Каннском фестивале уступил только фильму Жака-Ива Кусто.

— Признаться, этого в подробностях не знаю. Скажу одно: Сергей Петрович многим интересовался.

— Каким человеком ученый был в быту? Например, как одевался?

— Просто, но очень элегантно, со своеобразным кембриджским шиком. Он умел носить вещи.

— Сергей Петрович был гурманом?

— Гурманом я бы его не назвал, но вкусную еду любил.

— Как относился к славе?

— Она пришла к нему естественным путем. Он это ценил, но никогда не старался, чтобы ее было больше, чем заслужил.

— Сергей Капица ощутил ведь и обратную сторону популярности, когда в конце 1980-х прямо в стенах физтеха, где он преподавал, на него, подкараулив после лекции, бросился с топором сумасшедший и ударил по голове, нанеся серьезное ранение.

— Эту историю я достаточно хорошо помню. Сергей Петрович даже сумел обезоружить напавшего, проявив смелость и решительность.

— После этого случая он прибегал к услугам охраны?

— Насколько мне известно, никогда. До последних дней своей жизни сам ездил за рулем. В последний год у него была новенькая машина «Вольво».

— Какой эпизод жизни, связанный с Сергеем Петровичем, вспоминаете чаще всего?

— То, как я принимал участие в его передачах. Было настолько интересно и необычно! Меня приглашали в разные программы, в том числе за рубежом. Но у Капицы был свой особый стиль и дар телеведущего.

— Каким он вам запомнился?

— Веселым и оптимистичным. Любил анекдоты. Знал как отечественные, так и английские. Год прошел со дня смерти Сергея Петровича. Мы, друзья, вспоминаем его постоянно.

4240

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров