ПОИСК
Політика

Збигнев Бжезинский: «Путин хочет возродить СССР. И Украина — цена за это» (фото)

10:19 10 березня 2014
Інф. «ФАКТІВ»

На минувшей неделе ряд известных политиков и политологов высказались публично о ситуации в Украине, а также о путях выхода из кризиса.

Корреспондент Euronews в Вашингтоне Штефан Гробе побеседовал со Збигневом Бжезинским, советником и членом правления Центра стратегических и международных исследований при университете Джонса Хопкинса, автором многочисленных книг, советником по национальной безопасности при президенте Джимми Картере. Бжезинский в свои 85 лет остается одним из наиболее уважаемых мыслителей в области геостратегической политики.

Збигнев Бжезинский

 — Доктор Бжезинский, большое спасибо, что согласились уделить нам время. Еще два десятилетия назад вы предостерегали о ситуации, в которой Россия будет запугивать Украину и стараться дестабилизировать украинское государство. Позвольте задать такой вопрос: нынешние действия Путина, их вопиющая дерзость для вас стали неожиданностью?

- Вовсе нет, потому что Путин говорил о крахе Советского Союза, как о величайшей катастрофе ХХ века. Просто задумайтесь, что это значит. Первая мировая война – миллионы убитых. Вторая мировая война — миллионы, и миллионы, и миллионы убитых, а еще Холокост. Холодная война – угроза ядерной катастрофы для всего человечества. Нет, нет – все это не столь значимо, как исчезновение государства, в котором он был тайным агентом КГБ. Он хочет возродить Советский Союз. И Украина – цена за это. Если он сможет заполучить Украину, он может попытаться реализовать свою мечту.

 — Как известно русские отлично играют в шахматы…

 — Некоторые из них, а некоторые — никудышные игроки…

 — Но теперь, похоже, Путин смахивает все фигуры с шахматной доски. Понимает ли он, что делает? Есть ли у него какой-то план в связи с Украиной?

 — Безусловно, он следует каким-то расчетам, но, на мой взгляд, на краткосрочную перспективу. Например, он маскирует солдат, которых послал в Крым. Но, так или иначе, это что люди с Марса, никто не знает откуда точно они пришли? Это отрицание очевидного. Итак, что происходит? Все знают, что они из России, но та от них отказывается. Мне кажется, что когда Путин принимал это решение, то планировал идти дальше. В том случае, если не будет реакции со стороны Украины, если не будет никакой реакции со стороны Запада, он мог бы повторить такой трюк дальше на Востоке Украины, присоединяя район за районом, и в результате расчленить Украину, и по своему выбору назначить правительство в Киеве.

 — Вы были советником по национальной безопасности президента Картера, когда Советский Союз вторгся в Афганистан. Если бы Вы были советником по национальной безопасности президента Обамы теперь, когда русские вторглись в Украину, что бы Вы посоветовали?

 — Мы должны дать понять русским, что если они серьезно настроены развивать сотрудничество с Украиной, но не на сто процентов на своих условиях, мы готовы им в этом поспособствовать, потому что мы не хотим, чтобы в отношениях с Украиной существовала монополия. Эта страна нуждается в помощи, ей нужна стабильность. И мы, и русские могли бы сотрудничать в этом. В то же время мы можем заверить русских: нашей целью не является заманить Украину в НАТО, что русские могли бы рассматривать, как военную угрозу. К тому же большая часть украинцев не стремятся в НАТО, но они хотят быть независимыми. Так что все это вполне совпадает с политической реальностью. Но в то же время мы должны дать понять, очень спокойно, не в унизительной манере, что если Путин с этим не согласен, если он собирается идти дальше и угрожать Украине, последствия неизбежны. Если русские не отступятся от Крыма, я гарантирую, что большинство украинцев, которые не испытывают антироссийских настроений, изменят точку зрения.

 — Какие способы давления есть у США и Европы?

 — Могут быть приостановлены экономические договоренности. Счета россиян за рубежом могут быть заморожены. Существует много подобных способов дать россиянам понять, что такие действия в географическом центре Европы могут обернуться для них реальными материальными потерями.

Газета The Washington Post опубликовала статью, которую написал бывший государственный секретарь США Генри Киссинджер. Известный политик, к мнению которого и сегодня прислушиваются в Белом доме, пишет: «В публичных обсуждениях украинской темы все время звучат призывы к конфронтации, но понимаем ли мы, к чему идем? За свою жизнь я видел, как четыре войны были начаты с большим энтузиазмом и при поддержке общества. Впоследствии мы не знали, как закончить все четыре. Из трех войн мы вышли в одностороннем порядке. Настоящий экзамен для политики — то, чем она кончается, а не то, как она начинается».

Генри Киссинджер

Киссинджер предупреждает: «Любая попытка одного «крыла» Украины господствовать над другим в итоге выльется в гражданскую войну или распад страны. Корень проблемы — в попытках украинских политиков навязать свою волю непокорным областям».

Известный политик предлагает в статье свой вариант урегулирования:

1) Украина вправе свободно выбирать экономические и политические альянсы, в том числе с Европой.

2) Украина не должна вступать в НАТО.

3) Украина вольна формировать любое правительство, соответствующее волеизъявлению ее народа. Украинским лидерам следует помирить разные области, сотрудничать с Западом, но не враждовать с Россией.

4) Россия должна признать «суверенитет Украины над Крымом», а Украина – «подкрепить» автономию Крыма на выборах, проведенных в присутствии международных наблюдателей. Нужно устранить всю амбивалентность относительно статуса Черноморского флота в Севастополе.

Генри Киссинджер в своей статье дает также несколько советов всем сторонам, так или иначе участвующим в конфликте.

Украина должна быть мостом между Востоком и Западом, а не форпостом одного из этих противников в противостоянии с другим.

Россия должна понять: попытки навязать Украине статус сателлита повлекут за собой трения с Европой и США.

Запад должен уяснить: для России Украина никогда не будет просто одной из зарубежных стран.

ЕС должен признать, что его поведение на переговорах с Украиной способствовало их перерастанию в кризис.

Если США хотят поступать мудро, они должны стремиться к примирению украинских фракций.

Противоположную точку зрения высказал на страницах той же The Washington Post бывший президент Грузии Михаил Саакашвили. Вот выдержки из его статьи:

 — В июле 2008 года правительство Грузии находилось под значительным давлением: Россия организовывала провокации в двух областях нашей страны и сосредотачивала войска на нашей границе. Тогда почти все западные политики уверяли Грузию, что Россия не нападет, но мой друг Отто фон Габсбург, один из опытнейших европейских политиков, предрек, что Россия атакует всей своей военной мощью, как бы Грузия ни пыталась этого избежать.

Спустя несколько недель десятки тысяч российских солдат пересекли нашу границу, и самолеты начали бомбить нас круглые сутки. Правда, Владимир Путин не смог достичь своей конечной цели — захватить столицу Грузии, но его войска все еще оккупируют пятую часть территории моей страны.

История повторяется. Нацистская Германия оккупировала часть Чехословакии под предлогом защиты этнических немцев. Сегодня Россия утверждает, что защищает этнических русских — или людей со спешно выданными российскими паспортами — в Крыму или на грузинских территориях. На Западе многие говорят о необходимости компромисса с Россией. Этот вариант попахивает Мюнхеном 80-летней давности.

У Путина те же мотивы, что и у предвоенной Германии — восстановить справедливость после унижения страны, вернуть потерянные земли и захватить природные ресурсы. Мы наблюдаем не только расчленение крупнейшей европейской страны (Украины), но и уничтожение в Европе порядка, который установился после холодной войны. Если границы в Европе будут перекроены по этническому признаку, если правила исчезнут, неизбежен замкнутый круг насилия и разрушений.

Украину, Грузию и Молдавию следует направить по пути ускоренного вступления в ЕС и дать им программы вступления в НАТО, дабы продемонстрировать, что Россия не вправе добиваться своих целей незаконными средствами. Нам не нужен еще один пророк типа Черчилля, дабы осознать, что делать дальше. У современных демократий достаточно опыта; если воспользоваться им со здравым смыслом и с толикой храбрости, мы сможем избежать худшего.

Михаил Саакашвили

Статья Михаила Саакашвили была опубликована 7 марта. Днем ранее он принимал участие в работе конгресса «Европейской народной партии», который проходил в Дублине. Там бывший президент Грузии заявил: «Путин не верит, что могут быть введены санкции. Он больше не воспринимает Запад серьезно. Он надеется, что здесь поговорят, пока не возникнет какой-то другой кризис, и все забудут об Украине. Так же произошло и в Грузии. То есть, почему Путин будет действовать иначе, если он уже попрактиковался на Грузии в очень похожей ситуации?»

Русская служба Би-би-си побеседовала с известным американским политологом Марком Веллером. Профессор международного права из Кембриджа принимал участие в качестве советника во многих международных переговорах, призванных найти мирный выход из конфликта. Веллер дает глубокий и вместе с тем понятный анализ ситуации в Украине и предлагает свой план решения проблемы.

Марк Веллер

Российский парламент заявил, что Крым может стать территорией России, если население региона проголосует за это на референдуме 16 марта. Это не соответствует нормам международного права. Крым вошел в состав УССР в 1954 году и остался украинским после распада Советского Союза в 1991 году. Россия четко и однозначно признала Украину и ее современные границы. Это было подтверждено:

 — Алма-Атинской декларацией 1991 года, после которой Советский Союз стал историей;

 — Будапештским меморандумом 1994 года, где Украина получила гарантии безопасности от России, США и Британии в обмен на отказ от ядерного оружия на своей территории;

 — Соглашением Украины и России о размещении Черноморского флота РФ в крымских портах от 1997 года.

Соглашение 1997 года, которое в 2010 году продлили еще на 25 лет, разрешает присутствие российских кораблей в крымских портах вместе с наличием большой военной инфраструктуры, в том числе учебных площадок, военных полигонов и других объектов. Однако масштабные маневры российских войск требуют консультаций с украинской властью, а согласованное количество военной силы нельзя увеличивать в одностороннем порядке.

Вопреки этим обязательствам, Россия увеличила свои военные силы в Крыму без согласия Украины. Она развернула их за пределами согласованных баз, взяв под свой контроль ключевые объекты, такие как аэропорты и некоторые украинские части.

Действия России создали пространство для пророссийских местных органов власти в Крыму, которые вытеснили законные органы государственной власти Украины. Юридически это четко свидетельствует о серьезном акте интервенции, а с участием российских военных подразделений этот случай может характеризоваться как вооруженная интервенция.

Нарушает ли международный запрет на применение силы само по себе присутствие иностранных вооруженных сил без согласия руководства страны, на территории которой они находятся, если не звучат выстрелы? Согласно определению ООН, принятому в 1974 году, использование иностранных вооруженных сил на территории государства в нарушение соглашения, регулирующего их присутствие, является актом агрессии.

Однако в нынешних условиях «вооруженное нападение», которое является отправной точкой в Уставе ООН для применения права на самооборону, видимо, еще не состоялось.

Сначала президент Владимир Путин получил разрешение от верхней палаты российского парламента применить силу для защиты этнических русских в Крыму. Впоследствии он сказал, что применение силы в гуманитарных целях или для защиты российских активов еще не произошло. В этом, по его словам, может возникнуть необходимость в будущем. Сейчас Россия утверждает, хотя и неубедительно, что ее регулярные войска не участвуют в противостоянии, а также, что она не контролирует местные ополчения, которые якобы несут за происходящее ответственность.

Претензиям Москвы о защите своих меньшинств за рубежом не хватает обоснования. В свою очередь, долг Украины, в первую очередь, заключается в защите всех своих граждан от возможных угроз.

Когда Венгрия стремилась укрепить свои связи с этническими венгерскими меньшинствами, проживающими в соседних государствах, это повлекло сильное сопротивление Совета Европы и других юридических лиц.

Россия пошла еще дальше в Абхазии и Южной Осетии, где промосковские сепаратисты выступали против руководства Грузии. Россия просто раздала паспорта жителям этих республик, а потом якобы спасла своих граждан от грузинской агрессии. Такой шаг является злоупотреблением доктрины «спасения граждан за рубежом». Эта доктрина спасения не распространяется на иностранцев, которых объявили гражданами с первоочередной целью их насильственного спасения. Кроме того, выдача паспортов должна только облегчать их возвращение назад на предполагаемую родину — в Россию. Однако это никак не может служить оправданием оккупации части соседнего государства.

Москва также не может аргументировать свои действия доктриной гуманитарной интервенции. Согласно этой доктрине, государство может вмешаться в дела другого суверенного государства только в условиях чрезвычайной ситуации с целью спасения всего населения, само выживание которого находится под угрозой. Никаких доказательств такой ситуации в Крыму пока нет. Если такая ситуация и возникнет, то только в результате вмешательства России, которое уже происходит. Кроме того, государство, которое вмешивается для достижения действительно гуманитарных целей, не имеет права изменять статус соответствующих территорий.

Представитель России размахивал перед Советом Безопасности ООН письмом Виктора Януковича, утверждая, что отстраненный от власти украинский президент попросил Россию о вооруженной интервенции. Однако как только Янукович потерял эффективный контроль над событиями в стране, он больше не имел полномочий для разрешения интервенции. Аргумент России, что он был отстранен незаконно, не является убедительным в данном контексте. Хотя его отстранили не посредством длительного процесса импичмента, предусмотренного украинской конституцией, тем не менее, он был единогласно смещен парламентом. Он больше не мог претендовать на то, чтобы представлять настоящего суверена Украины — народ страны.

Новой крымской региональной власти, на чей запрос об интервенции тоже ссылается Россия, также не хватает юридических полномочий.

Вместо того чтобы дальше использовать агрессивную силу, Россия может теперь попытаться спровоцировать украинскую власть на ответный силовой шаг. Затем она будет отстаивать право на защиту своих войск и этнических меньшинств. В связи с этим украинским властям необходимо быть крайне осторожными. Как показала в 2008 году судьба Южной Осетии и Абхазии, любая попытка решить вопрос военным путем может закончиться тем, что Украина навсегда потеряет Крым.

Автономная Республика Крым действительно имеет законное право требовать изменения своего статуса. Однако, согласно международному прецеденту, она не может просто отделиться в одностороннем порядке, даже если это желание поддержит местное население в ходе референдума. Вместо этого Крым должен привлечь к дискуссии о возможном отделении центральную власть в Киеве. Должны также быть изучены альтернативы, такие как расширенная автономия.

Международная практика обычно стремится удовлетворить сепаратистские требования в рамках имеющихся территориальных границ. Более того, международное право не признает «развод под дулом пистолета». Крым не может начать возможное отделение или даже присоединение к России, пока Москва властвует на его территории. Таким образом, ситуация отличается от вооруженных действий НАТО в Косово в 1999 году. Косовские албанцы подвергались значительным репрессиям и насильственному изгнанию сербскими силами, которое началось позже.

НАТО вмешался с действительно гуманитарной целью. Альянс  не оккупировал территорию вследствие своей гуманитарной интервенции. Вместо этого Косово управлялось ООН в течение восьми лет, там создавалась нейтральная среда, в которой можно было рассматривать будущее региона. Косово, наконец, получило независимость на основе соглашения, предложенного посредником ООН Марти Ахтисаари.

Конечно, присоединение к России не может произойти, если Кремль на него не согласится. Москву может удовлетворить новый статус-кво, который добавит Крым в перечень так называемых «замороженных» конфликтов в Восточной Европе. Таким образом, Москва сможет избежать обвинений в прямой агрессии. В течение двух десятилетий Россия поддерживала Приднестровье, которое практически отделилось от Молдовы, и Нагорный Карабах, который объявил о независимости от Азербайджана после вмешательства Армении.

Чтобы этого не произошло, Западу необходимо будет предложить комплекс мер, которые позволили бы Кремлю отпустить Крым из-под своего контроля, не потеряв лица.

Идея согласованного урегулирования некоторым может показаться неприемлемой. Ведь Москву не должны вознаграждать за ее деспотические действия. Исторические последствия таких шагов могут быть не лучшими. Спонсируемый ЕС мирный план для Абхазии и Южной Осетии, согласованный бывшим президентом Франции Николя Саркози в августе 2008 года, стал больше чем ратификация результатов вторжения России в две грузинские провинции. Обе они объявили о своей независимости и остались с тех пор под опекой Москвы.

Тем не менее, этот пример доказывает необходимость достижения мирового соглашения. Если согласованную формулу для отвода российских войск на их базы в Крыму не найдут, украинскому правительству будет очень трудно восстановить контроль над этой территорией.

Киев также нуждается в сотрудничестве с Россией для поддержания стабильности в других частях восточной и южной Украины. Если Москва разожжет пламя антиукраинских настроений во всей восточной Украине, существует вероятность гражданской войны.

Мировое соглашение Киева и Москвы должно содержать:

 — Согласованный механизм для предотвращения инцидентов между противоборствующими силами в Крыму и механизмы контроля над радикальными группами с обеих сторон, с участием Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ);

 — Обязательства Украины продлевать соглашение о размещении Черноморского флота в Севастополе, что должно сопровождаться его соблюдением Россией, включая вывод дополнительных войск из республики и возвращением в казармы тех, кто базируется в Крыму;

 — Гарантии Украины, что она не будет нарушать действующие языковые права русскоязычных, а также обязательства Киева увеличить и закрепить права всех меньшинств на Украине;

 — Совместную российско-украинскую комиссию для защиты русского православного наследия на Украине;

 — Соглашение по применению некоторых ключевых элементов переходного соглашения, заключенного 21 февраля, за день до побега бывшего президента Януковича из Украины. Киев пересмотрит целесообразность предоставления мест во временном правительстве ультранационалистам. Вместо этого во временном правительстве должны быть представлены все политические силы;

 — Пересмотр конституции согласно соглашению 21 февраля для сокращения президентских полномочий и рассмотрение расширения автономного статуса Крыма и предоставление большего самоуправления регионам восточной Украины;

 — Эффективные гарантии проведения свободных и справедливых досрочных выборов, с равными шансами для всех сторон.

Большинство этих шагов не требует серьезных уступок со стороны украинского правительства. При этом они являются стандартными мерами, принимаемыми перед угрозой этнического конфликта или даже гражданской войны. Это может быть единственным способом для киевской власти спасти свою страну.

22723

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів