Здоровье и медицина Особый случай

«Моя девочка словно сошла с ума. Она то смеялась, то плакала, то бросалась на меня с ножом»

7:30 12 марта 2014
Аня Рыжак

11-летняя Анечка Рыжак вследствие некачественной прививки от кори, краснухи и паротита получила смертельно опасное заболевание нервной системы — острый энцефаломиелит. После четырех перенесенных в Израиле операций ребенку стало лучше, и, если сейчас помочь семье собрать деньги на реабилитацию, Аня полностью выздоровеет

Валентина Рыжак из Хмельницкого родила своего единственного ребенка в 28 лет. Анечка была долгожданной и появилась на свет здоровой, сильной, крупной девочкой весом почти четыре килограмма. Мама — кандидат в мастера спорта по многоборью и врач по специальности — с первых дней жизни закаливала малышку, большое внимание уделяла здоровью, питанию и физическому развитию. Аня занималась спортивными танцами, плаванием, росла очень активной, любознательной и смышленой. Первый класс окончила на «отлично» и даже получила похвальную грамоту. А потом случилась беда: спустя несколько месяцев после плановой прививки против кори, краснухи и паротита школьница вернулась домой с пятнами на лице и очень высокой температурой. Родители кинулись к врачам. Дерматологи, невропатологи, педиатры Хмельницкой области разводили руками — понять, что случилось с девочкой, не мог никто. Когда обезумевшая от страха мать отвезла дочку в Киев на обследование, ей сказали, что медицина бессильна и ребенка спасти не удастся. Но Валентина сдаваться не собиралась.

«Все эти месяцы в организме Анечки находилась бомба замедленного действия»

— Мне даже в голову не приходило, что с Анечкой может случиться что-то подобное, — рассказывает Валентина Рыжак. — Ведь моя дочь действительно росла совершенно здоровой. Даже обычной простуды у нее никогда не было. Я добросовестно прививала ее, следуя календарю вакцинации. Никаких осложнений — температуры, прыщей, недомогания — не было никогда. Прививались мы не заграничными вакцинами, а нашими, отечественными, в обычной районной поликлинике. В шесть лет Ане по графику нужно было сделать очередную прививку от кори, краснухи и паротита. Казалось, дочка перенесла вакцинацию нормально. Но прошло совсем короткое время, и состояние ее здоровья стало ухудшаться. Тело покрылось мелкой сыпью. Мы побежали к дерматологу — думали, атопический дерматит. Оказалось, нет. Но что это, врач определить не смогла. Через несколько дней Аню забрали из школы в жутком состоянии — с температурой 41 градус. Ни насморка, ни кашля у нее не было. Однако с ребенком стали происходить ужасные вещи. Семь дней Аня не спала и практически ничего не ела. Моя добрая, умная, замечательная девочка словно сошла с ума. Она то смеялась, то плакала, то бросалась на меня с ножом…

Валентина отвезла дочь к невропатологу. После электроэнцефалографии головного мозга врач диагностировал у девочки так называемые пароксизмальные явления — предвестники эпилептического припадка. При этом приступов эпилепсии у Ани никогда не было. Температуру не могли сбить никакими препаратами. Валентина поняла, что разобраться в том, что случилось с ее ребенком, хмельницкие врачи не смогут, и решила ехать в Киев.


*Валентина Рыжак желает только одного — чтобы ее единственная дочь выздоровела. Сама же Аня мечтает об авторской кукле из любимого цикла о Гарри Поттере. Фото автора

— Было очень трудно, — вздыхает она. — Моя семья распалась — отец Ани бросил нас, когда дочь заболела. Осуждать его не хочу — Бог ему судья. В самую трудную минуту я осталась наедине с проблемой. Но предаваться отчаянию было некогда: нужно было спасать дочь. Мы обследовали Аню в Александровской больнице в Киеве, в Институте нейрохирургии имени Ромоданова, других больницах. Врачи подтверждали пароксизмальные явления, заявляли, что у нас эпилепсия, прописывали дорогостоящие и совершенно ненужные лекарства, от которых моей девочке становилось только хуже. Причина болезни выяснилась после сдачи анализов в частной лаборатории. Показатель антител к вирусу кори оказался более девятисот единиц (при норме — меньше 150), а к вирусу краснухи — 500 (при норме — меньше десяти). И это спустя полтора года после прививки от кори и краснухи! То есть все эти месяцы в организме Анечки находилась бомба замедленного действия — вирус, медленно убивающий мозг. Поставив наконец настоящий диагноз — острый диссеминированный энцефаломиелит (поражение спинного и головного мозга. — Авт.), киевские врачи заявили, что помочь Ане уже нельзя. Когда я пыталась узнать, чем все-таки ее лечить, какая операция может спасти мою девочку, мне прямо сказали, что она умрет. Украинская медицина поставила на Анечке крест.

«Моя девочка очень устала — от бесконечных больниц, от недомогания, от нетактичности и жестокости окружающих»

Валентина продала квартиру в Хмельницком, взяла деньги, которые много лет копила, и поехала в израильскую клинику. В 2011 году девятилетней Ане сделали операцию, длившуюся семь с половиной часов.

— У дочери, кроме основного диагноза, обнаружили еще и остеомиелит (поражение костной ткани), — объясняет женщина. — Во время сложнейшей операции ей удалили кисту из челюсти и вырвали все зубы. Врачи объяснили мне, что, если не сделать этого, в мозгу у дочери начнется гнойное заражение и спасти ее будет невозможно. При этом пообещали, что, благодаря их новейшей разработке, зубы вырастут снова, и притом в очень короткий срок. Трезвомыслящий человек на моем месте, конечно, не поверил бы в эту сказку. Но, во-первых, я была в шоке от всего происходящего, а во-вторых, жизнь дочери для меня все равно была дороже ее зубов, и я в любом случае согласилась бы на операцию. Это фантастика, однако через три с половиной недели у Анечки действительно выросли все зубы! Как такое возможно, я до сих пор не понимаю. Дочка стала гораздо лучше себя чувствовать. Дикие боли прекратились. Ее поведение впервые за эти три года было нормальным и осознанным.

Валентина с дочерью вернулись в Украину. Но спустя три месяца состояние девочки резко ухудшилось. У Ани образовалась новая киста, на этот раз в мозгу.

— Дочь опять стала агрессивной, а кроме того, начала ходить под себя, — вздыхает Валентина. — Ее живот распух, как у беременной на шестом месяце. Случилось это потому, что врачи в израильской клинике боролись лишь с последствиями болезни, не убрав первопричину: вирус кори и краснухи продолжал свое губительное действие на организм ребенка. Кроме того, сотрудники этой больницы оказались нечистыми на руку и выставляли с каждым днем все более высокие счета. А в конце заставили меня заплатить еще и за диск с результатами операции, диагнозом, пройденным лечением, снимками. Дома я обнаружила, что за тысячу долларов мне продали… пустую «болванку». После этого клиника «Шиба» пыталась еще и сделать на нас рекламу: повесила в интернет бредовую статью о том, что они спасли «девочку Аню Рыжак, которой украинские стоматологи, удаляя зубы, оставили мышьяк». Дескать, из-за этого ребенок чуть не погиб. Только сейчас, спустя три года, когда я забросала их гневными письмами, они принесли извинения и пообещали убрать лживую информацию о нас со своего сайта.

Начиная с 2012 года, Аня перенесла еще три операции в израильской клинике «Ихилов». Ей ввели стволовые клетки, которые наконец убили вирусы кори и краснухи. Кроме того, у девочки постепенно были удалены кисты в мозгу. Аня выздоравливала: к ней вернулась утерянная память, она снова стала интересоваться компьютером, читать, слушать музыку.

— Украинские врачи (те самые, которые кричали, что Анечка умрет) были в шоке, узнав, что она жива и идет на поправку, — грустно улыбается Валентина. — Созвали консилиум, принялись обследовать дочь, расспрашивать ее, проверять ее интеллектуальный уровень. И ведь это правда чудо, что моя девочка, которая месяцами не могла спать от адской боли, у которой отнимались ноги, которая не узнавала никого из родных и вела себя, как потерявшая рассудок, стала такой, как раньше — милой, доброй, улыбчивой. Правда, Аня очень устала — от бесконечных больниц, от недомогания, от нетактичности и жестокости окружающих. Например, украинские врачи, зная, какие операции перенесла моя дочь, во всеуслышание объявили, что она толстая и плохо выглядит. Дочка потом долго плакала и несколько дней ничего не ела. Ее друзья, когда Аня первый раз вернулась из Израиля и пошла в школу, тоже не отличились тактом.

«До чего же больно — знать, что твою дочь, которой столько всего пришлось вынести, могут вылечить, а ты не можешь себе этого позволить!»

— Подруги интересовались, есть ли у меня опухоль в мозгу и не парик ли это на голове, — говорит Аня Рыжак — красивая, немного бледненькая девочка с карими глазами и вьющимися волосами до пояса. — Мне пришлось снять заколку и несколько раз подергать себя за волосы. Будь я на их месте, не стала бы так себя вести. Это очень неприятно. О том, какая в Украине медицина и какие врачи, мне даже говорить не хочется. До сих пор вспоминаю, как в одной из больниц подо мной провалилась кровать, а в другой нам с мамой не захотели помочь, потому что у врачей… был фуршет и они не стали отвлекаться. В «Ихилове» все по-другому. Медики внимательные. Ходят, кстати, без белых халатов, чтобы не отличаться от обычных людей и не травмировать пациентов. Кабинеты и коридоры там не похожи на наши, ужасного больничного запаха тоже нет. Зато есть телевизоры и книги, отдельные чистые палаты с окнами, выходящими на красивые пальмы. Я верю, что мне там смогут помочь. Вылечусь, вернусь в школу, а когда вырасту, стану фотографом. Пока что увлекаюсь коллекционированием красивых кукол. У меня их много, — девочка достает из шкафа несколько кукол в красивых платьях. — Но мечтаю я о герое Гарри Поттера — авторской кукле Драко Малфой от фирмы «Тоннер». Хотя это слишком дорого. Мама ведь собирает деньги мне на лечение…

Максимум через два месяца Аня Рыжак должна полететь в Тель-Авив — пройти необходимую после операции реабилитацию и плановое обследование. Если не сделать этого спустя полгода после введения стволовых клеток (а они были введены в декабре), девочка, которой до окончательного выздоровления остается всего один шаг, станет глубоким инвалидом — у нее начнется рассеянный склероз. Дело в том, что находившийся долгое время в организме Ани вирус кори успел убить миелиновую оболочку нервных волокон, полностью обнажив их и создав предпосылки для предсклерозного состояния. А в израильской клинике планируют решить эту проблему с помощью белковых препаратов нового поколения.

— Я делала и делаю для своей единственной дочери все, что в моих силах, — со слезами говорит Валентина. — Возила ее по святым местам, к Гробу Господню, в Вифлеем. Мы ездили по санаториям, занимались дельфинотерапией. В общей сложности на лечение в Украине и четыре поездки в Израиль у нас ушло больше трехсот тысяч долларов. Когда закончились мои личные средства и деньги от продажи квартиры, нам стали помогать друзья, знакомые. Большую сумму собрали верующие, в том числе прихожане Киево-Печерской лавры. Но сейчас настал момент, когда денег не осталось. До чего это больно и мучительно — знать, что твою дочь, которой столько всего пришлось вынести, могут вылечить, а ты не можешь себе этого позволить! На реабилитацию Анечке нужно 28 тысяч долларов. Нам удалось собрать всего восемь. Времени остается катастрофически мало. Я пыталась продать свою почку — за это обещали десять тысяч долларов. Но в последний миг все сорвалось — покупатели оказались мошенниками. Сейчас я прошу всех и каждого помочь Анечке. Она очень светлый и хороший человечек. И должна жить. Недавно мне приснился сон — огромная витая лестница, уходящая в небеса. Я поднимаюсь по ней, но на середине силы покидают меня, я останавливаюсь и говорю, что больше идти не могу. И тут слышу голос с неба — громкий, пронизывающий: «Ты не имеешь права сдаваться — дело всей твоей жизни ты обязана довести до конца».

P.S. Для тех, кто хочет помочь Ане Рыжак, публикуем банковские реквизиты ее мамы:

Р/с 29244825509100 В банке «Приватбанк»

МФО 305299

ЕДРПОУ 14360570

Карточный счет № 5168757207566227

Получатель — Рыжак Валентина Владимировна.

Ее телефон — 097 586 09 83

14421

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров