БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Интервью со звездой Есть мнение

Бернар-Анри Леви: «Нельзя передавать корабли «Мистраль» столь безответственному правителю, как Путин»

4:00 13 августа 2014 4435
Бернар-Анри Леви

В Одессе прошел допремьерный показ моноспектакля культового французского драматурга «Отель Европа»

Бернар-Анри Леви хорошо известен в высоких политических сферах, хотя и не является политиком. Он авторитет в мире журналистов и писателей. Известно, что Бернар-Анри Леви практически в одиночку уговорил французского президента Николя Саркози признать «альтернативное» правительство Ливии. Позже драматург после событий в Цхинвале назвал Михаила Саакашвили «самым враждебным войне человеком, какого ему приходилось встречать». Он же — первый француз, приехавший в Киев на революционный Майдан и произносивший со сцены пламенные речи.

Бернар-Анри Леви имеет влияние на президента Франсуа Олланда, встреча которого с Петром Порошенко и Виталием Кличко (тогдашними кандидатами в президенты Украины) состоялась при непосредственном участии драматурга. Без официального протокола.

Свои статьи в периодике Леви подписывает просто, прибавляя к фамилии слово «философ».

Мы беседуем с Бернаром-Анри в одесской гостинице «Бристоль». Он в своем излюбленном наряде: элегантный черный костюм и рубашка с белыми манжетами без запонок. И, конечно же, со стоячим воротником и раскрытыми верхними пуговицами. Это стиль 66-летнего «ястреба революций».

— Предпремьерный показ нового спектакля по своей пьесе «Отель Европа» я привез в Одессу, — в единственный город на всем постсоветском пространстве и второй город в мире, — говорит Бернар-Анри Леви. — Пьеса — это монолог длиной в пять актов. Действие происходит 27 июня 2014 года в Сараево, накануне мемориальных мероприятий в память о столетии начала Первой мировой войны. Главный герой — писатель, который должен подготовить речь. Место действия — отель, в котором он бывал 20 лет назад. Речь о Европе, ее основополагающих ценностях, ее будущем и нынешнем состоянии духа — ждут миллионы. Он один в закрытой комнате. Внешний мир будто перестал существовать. Есть только он, его компьютер и старые фотографии с документами — в них писатель и ищет вдохновения.

Красной нитью через всю пьесу проходит тема украинского Майдана, борьба украинцев за право жить в свободной стране — напоминание всей Европе о том, каковы истинные маркеры демократии и подлинная цена, которую народу приходится платить за достойную жизнь.

*Бернар-Анри Леви с супругой Ариэль Домбаль (фото Visual Press)

— Почему вы остановили свой выбор именно на Одессе?

— Этот город в Европе — легенда, модель, прежде всего, космополитизма. Модель смешения разных культур и гражданственности. В силу этого Одесса — великий, истинно европейский город. Сердце Европы бьется в Одессе! Именно потому я приехал сюда, очень тронут всем увиденным, да и просто пребыванием здесь.

Премьера спектакля состоится 9 сентября в Париже, а в течение следующего, 2015 года, он будет поставлен во многих крупных городах мира. В частности, в сентябре 2015-го пройдет в Нью-Йорке и в Вашингтоне. Однако есть два предпремьерных показа, которые для меня исключительно важны, на них я особо настаивал. По велению моей души — в Сараево и в Одессе, в великолепном Оперном театре. Для меня очень существенно, чтобы «Отель Европа» до мировой премьеры был представлен именно в этих двух городах.

Накануне постановки в Одессе я встречался с президентом Украины Петром Порошенко, мне было важно сказать ему, что спектакль в Одессе — это жест солидарности с Украиной, с ее народом.

Спектакль — это сопереживание, попытка установить диалог с украинским народом и поддержать его в сложный момент. Именно потому здесь я, автор произведения, выхожу на сцену сам. Во всех других городах и странах в спектакле будут заняты актеры.

И еще. Билеты на спектакль — бесплатные. Перед началом пройдет сбор средств для нужд украинской армии. Это своеобразная благотворительная акция, очень важная, но суть не только в этом.

Написана пьеса о Европе, Боснии и Герцеговине, а также об Украине. Речь идет о том, как Европа иногда отказывается от своих же собственных ценностей, от своих приоритетов. Так, 20 лет назад Европа позволила погибнуть боснийцам, позволила погибнуть Сараево. Таким же образом сегодня Европа не на высоте тех событий, которые происходят в Украине.

— Почему?

— Не думаю, что Европа услыхала «Небесную сотню» Майдана. Именно об этом, в частности, говорится в тексте «Отель Европа». Я дважды был на Майдане, выступал на вече и постоянно восхищался величием украинской революции, героизмом молодых парней и девушек. Видел, как в Киеве гибли люди, сжимая в руках европейский флаг. Мне кажется, Европа пока оказалась не на уровне месседжей, озвученных на Майдане.

В пьесе «Отель Европа» речь также идет и о другом. Безусловно, сейчас основная задача — победить в войне, остановить путинскую агрессию. Это приоритет для нормального, цивилизованного европейца, а для меня лично — поддерживать народ Украины. Кстати, я встречался с беженцами с Донбасса и с ранеными там же, которым передал теплый привет от общественности Франции.

Не сомневаюсь, что Украина победит в этой войне и обретет полный суверенитет. Затем начнется другая история — примирение. О том, как мы будем сосуществовать в мире, также говорится в пьесе «Отель Европа», где содержится некое послание.

По сути, Одесса и является моделью той, будущей жизни. Доказывает, что можно говорить, общаться на русском языке, оставаясь при этом патриотом, украинцем. Можно уважать и придерживаться своих русских корней и при этом оставаться украинским патриотом.

— Отрадно слышать…

— Мы помним, что Одесса — город Александра Пушкина, одного из величайших русских поэтов. Город, в котором Сергей Эйзенштейн снял «Броненосец Потемкин». В то же время Одесса — великий украинский город. Он преподносит всем урок мира. Мне очень нравится, что одесситы — против языкового национализма. Нравится эта идея: язык не является преградой, проблемой. Одесситы умеют дать ответ тем, кто излишне взволнован, кто утверждает, что там, где говорят по-русски, — это Россия. Одесситы подтверждают, что это не так. Народ, нация — нечто гораздо более сложное. Ведь дело не в этническом происхождении, даже не в языке. Суть в ценностях и в принципе.

Таковой я вижу Одессу — город Исаака Бабеля, Валентина Катаева, Ивана Бунина. Это также один из посылов моей пьесы. Украина — это модель для России, Одесса — модель для Украины, модель возможности сосуществования демократии и мира. Я думаю, что именно так считают многие люди во Франции и в Европе.

— Как, в таком случае, во Франции и в Европе оценивают линию: Олланд — Путин — «Мистрали»?

— Путин — «Мистрали» — Украина — это также есть в пьесе «Отель Европа». Я один из тех многих французов, которых шокирует предполагаемая поставка «Мистралей» в Россию. Невозможно поставлять современнейшие военные корабли стране с величайшей культурой и великими традициями, но которую сегодня возглавляет полностью безответственный человек, абсолютно неответственный руководитель государства.

Если поехать нынче, скажем, в Донецк либо Луганск и представить себе худшие слои общества, людей, стоящих вне закона, так называемых псов войны… Не профессиональных военных, а так, неясно кого и откуда взявшихся. Если дать им в руки современнейшее оружие, это будет безответственным действием. Это будет то, что мы наблюдали, когда на Донбассе был варварски сбит малайзийский «Боинг».

Нельзя «Мистрали» передавать столь безответственному правителю, как Путин. Это не только мой взгляд, а и большинства французов. Думаю, что даже среди представителей французского правительства, на наивысшем уровне французского руководства эта идея пробивает себе путь. История с рейсом малайзийских авиалиний стала шоком. Нельзя давать ракеты разбойникам. Нельзя давать «Мистрали» тому, кто поставляет оружие таким вот элементам.

— Почему же Франция решается на это, неужели там столь сильны корни путинизма?

— Во-первых, я не убежден, что корабли уплывут в Россию. Полагаю, это будет зависеть от французского общественного мнения. На сегодня это единственный способ воздействия на правительство в условиях демократии. Если бы «Мистрали» передавали прямо сегодня, я бы сказал, что да, к сожалению, ничего не поделаешь, они будут переданы России. Однако до их возможной передачи еще несколько месяцев, их только собирают в Сен-Назере и потому еще возможно что-то изменить. Нельзя допускать, чтобы они стали украшением путинского флота в Севастополе.

Во-вторых, о путинизме. Можно констатировать, что он, увы, распространяется кое-где в Европе. Благодатная почва для него большей частью там, где прогрессируют крайне правые. Например, «Йоббик» — в Венгрии, «Атака» — в Болгарии, фламандские автономисты — в Бельгии, «Национальный фронт» — во Франции. Единственный французский политический деятель, регулярно выражающий свое восхищение Путиным и свое согласие с его геополитикой, — это Мари Ле Пен.

— К счастью, таких все же меньшинство?

— Смею заверить, что в большинстве стран все отлично понимают. Фашисты там, если и имеются, то их единицы. Франция — друг Украины, она это продемонстрировала. Президент Олланд стал первым европейским лидером, официально принявшим у себя господина Порошенко, когда он еще не был президентом Украины, однако был принят в Елисейском дворце, в очень теплой и дружеской атмосфере. Смею так говорить, поскольку сам был там и все видел своими глазами.

Петр Порошенко был приглашен в Нормандию, и это тоже стало жестом дружбы. Ведь Украина сыграла заметную роль в победе над нацизмом. Ваша страна заплатила очень высокую цену за это — восемь миллионов погибших! Я никогда не забуду, что именно украинский батальон освобождал концлагерь Освенцим.

Скажу вам откровенно: лично для меня «дело Мистралей» в контексте дружбы с Украиной абсолютно неприемлемо. «Мистрали», их возможная поставка в Россию — это яд для дружбы украинского и французского народов. Очень надеюсь, что этого не произойдет.

— В противном случае последствия могут оказаться непредсказуемыми?

— Безусловно, ведь Путин не прекращает играть с огнем, о чем свидетельствуют продолжающиеся военные действия в восточной части Украины. В качестве солдатов для главы Российского государства выступают бандиты, воры, насильники, рецидивисты и грабители. Их импровизированные командиры смогли безнаказанно ликвидировать и изолировать интеллектуалов, представителей средств массовой информации и нравственных авторитетов в Донецком и Луганском регионах.

Так называемая армия разрушила огромное количество жилых, общественных, административных зданий, больниц, школ и мэрий «освобожденных» ими городов. К тому же, Путин потерял контроль над своими террористами, что спровоцировало создание преступных банд, делящих между собой территорию в обстановке нарастающей анархии. Единственным законом для этих наемников стал закон джунглей, а их командиры отличаются особой жестокостью. Можно представить себе банду, которая, развлекаясь, как на аттракционах, «устраивает фейерверки». С ракетой, дальность стрельбы которой доходит до 25 тысяч метров, они играют в «нажать на кнопочку», чтобы посмотреть, как «оно работает».

Однако Путин продолжает снабжать эти террористические группировки мощной военной техникой. Короче, он утратил контроль над теми силами, которые сам же создал. Он, может быть, и одержит какие-то победы — не в Украине (!), но, увидите, что допустит ошибки, которые приведут к падению его режима.

Еще раз повторю: Путин на самом деле слаб. Как и все без исключения фашисты. Вспомните описание Гиммлера в романе «Капут» Малапарте. Гиммлер в сауне, он гол. Малапарте, глядя на него, внезапно осознает нечто такое, что переворачивает все его мировоззрение и наполняет его радостью: Гиммлер слаб! Гиммлеру страшно. Гиммлер ведет себя так грубо и жестоко, потому что на самом деле он трус и слабак. Примерно то же самое можно сказать и о Владимире Путине. У Путина, как и у всех диктаторов, есть эта слабина. Как Наполеон и Гитлер в России, как аргентинские генералы на Фолклендах, как и многие другие до него, он закончит тем, что начнет лишнюю войну и потерпит поражение…

— Чувствуется, вы крепко его «любите»!

— Просто Путин ничем не отличается от обыкновенного бандита, фашиста. Его идеал — это Гитлер. Для меня Путин, помимо прочего, наибольший русофоб. Он позор для России, для великой русской литературы, для российского кино, он позор для больших российских артистов, являющихся славой РФ.

Я обожаю русскую культуру, она меня вдохновляла, я ребенок Пушкина, Тургенева и Достоевского. Я не был бы ни человеком, ни писателем без русской классики, без крупных российских диссидентов, начиная с Солженицына…

В одесском Оперном — аншлаг, все места заняты. Билеты были разобраны буквально за один день! После минуты молчания по погибшим в зоне АТО зал аплодировал пришедшим нац­гвардейцам стоя и скандировал: «Слава Украине!».

По инициативе Бернара-Анри Леви был организован сбор средств для оказания помощи украинским военным. Потратить их планируют на приобретение санитарного автомобиля (стоимостью 560 тысяч гривен) для Нацгвардии. По словам организаторов акции, глава региона Игорь Палица пожертвовал 200 тысяч, а мэр города Геннадий Труханов — 100 тысяч гривен. Не остались в стороне и простые одесситы — каждый выложил столько, сколько смог.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров