Культура и искусство Как это было

Мария Бурмака: "Желто-голубые флаги прятали на теле под одеждой, а потом распускали на стадионе"

8:00 25 сентября 2014
Мария Бурмака

25 лет назад в Черновцах состоялся первый украинский музыкальный фестиваль «Червона рута»

Первый фестиваль «Червона рута» прошел еще в те времена, когда в Советском Союзе и слышать не хотели ни о каком сугубо национальном украинском музыкальном конкурсе. Однако те, кто стоял у истоков создания «Червоної рути» (молодые украинские режиссеры, писатели, композиторы, среди которых были Иван Малкович, Кирилл Стеценко, Сергей Проскурня, Василий Вовкун), основали фестиваль на свой страх и риск.

Идея организовать «Червону руту» родилась на кухне в киевской квартире музыканта Анатолия Калениченко, где любили собираться украинские диссиденты. Название было дано в честь знаменитой песни Владимира Ивасюка. На его родине, в Черновцах, и решили провести первый фестиваль. Он состоялся в середине сентября 1989 года и имел эффект разорвавшейся бомбы. Никто не мог даже представить, что в советской Украине найдется столько замечательных молодых исполнителей, поющих патриотические песни на украинском языке. Фестиваль открыл такие имена, как Ирина Билык, Мария Бурмака, Павел Дворский, Андрей Миколайчук. Впервые с большой сцены выступили группы «Братья Гадюкины», «Кому вниз», «ВВ». А звездой фестиваля стала львовянка Сестричка Вика. Именно ей и предрекали Гран-при. За Сестричку Вику настойчиво голосовал один из членов жюри Назарий Яремчук. Но победу решили отдать певцу Василию Жданкину, исполнявшему казацкие песни. Говорят, Сестричка Вика так расстроилась, что даже не стала дожидаться финала и уехала во Львов. Два отборочных концерта популярной музыки в Черновцах длились по четырнадцать часов! Репетировали по ночам. Организаторам и режиссеру фестиваля Сергею Проскурне удавалось поспать в течение этих восьми дней лишь по 15—20 минут.

*Звездой фестиваля была Сестричка Вика

Финал первой «Червоної рути» закончился скандалом — фестивальная площадка стала местом, где впервые со сцены прозвучал запрещенный гимн Украины. Конкурс молодых исполнителей оказался под угрозой закрытия, но в 1991 году музыканты собрались вновь. Уже в Запорожье. Как раз в те дни, когда рухнул Советский Союз.

— Оглядываясь назад, можно уверенно сказать, что фестиваль «Червона рута» стал поворотным моментом на пути к независимости Украины, — говорит Мария Бурмака. — В 1988 году появлялись первые ростки украинских молодежных организаций. Тогда провели свои съезды Общество украинской молодежи, «Рух». Свободолюбивые настроения буквально витали в воздухе. В то время я была студенткой второго курса филологического факультета Харьковского университета. В начале 1988 года поехала в Киев на конкурс студенческой песни, где на украинском языке исполняла «Переведіть мене через майдан» — песню на стихи Виталия Коротича. Мне сказали, что я должна попробовать сама писать песни. Помню, тогда же я впервые влюбилась и, приехав в Харьков, написала песню на стихи Богдана Лепкого «Вороне чорний…». В конце 1988 года услышала о фестивале авторской песни «Оберiг» и получила на нем Гран-при. Встретила там Кирилла Стеценко, который сказал, что я обязательно должна принять участие в отборочном конкурсе нового фестиваля «Червона рута».

*Мария Бурмака участвовала в конкурсе бардовской песни, где заняла второе место. «Для меня это было равносильно полету в космос», — говорит певица

— Он стоял у истоков «Червоної рути»?

— Помимо Кирилла, в группу активных молодых людей, которые и создали фестиваль, входили Сергей Проскурня, Василий Вовкун, Александр Горностай (сейчас директор Национального симфонического оркестра). Причем им удалось каким-то образом подключить к фестивалю комсомол, который потом был в шоке от того, что случилось. Такого количества желто-голубых флагов, украинских песен и патриотично настроенных людей, как на «Червонiй рутi», нигде раньше не собиралось. Отборочные туры проводили чуть ли не во всех городах Украины. Зрителей и исполнителей в Черновцах собралось огромное количество. Я приехала накануне открытия, которое было запланировано на 17 сентября. Мест в гостиницах, конечно, всем не хватило, и я, как и многие участники, жила в студенческом общежитии.

— Много нарядов везли с собой?

— Ничего специально не покупала. У меня была белая водолазка и черная юбка, в которых я выходила в первый конкурсный день. Правда, имелся еще белый плащ, поверх которого повязывала большой платок. Мне казалось, я очень красиво одета. А на финальный концерт был приготовлен мамин костюм — юбка и свитер из ангоры ярко-красного цвета. Мама отдала свой самый лучший наряд.

— Тогда в Черновцах собрался весь цвет украинской популярной и рок-музыки.

— Это просто удивительно! На фестивале было четыре конкурса: рок-музыкантов, поп-музыкантов, групп и авторской песни. Приехали, действительно, самые лучшие прогрессивные исполнители: «Братья Гадюкины», «Зимний сад», Ира Билык, сестры Тельнюк, Андрей Миколайчук, Инесса Братущик. Там я познакомилась с Тарасом Чубаем, казалось, его голос просто божественен. И если бы я к тому моменту не была влюблена, то, безусловно, отдала бы ему свое сердце. Конкурс бардовской музыки проходил на сцене возле озера. Исполнялись песни очень смелого патриотического содержания. Помню, как вдруг в середине конкурса вырубили свет. Но выход нашли. Подогнали к сцене автобус, он зажег фары, и концерт продолжился. Атмосфера была фантастическая. Вообще, все, что происходило тогда в Черновцах, казалось чем-то нереальным. Я, девочка, приехавшая из Харькова, где редко кто говорил на украинском языке, окунулась в совершенно другую атмосферу.

На «Червонiй рутi» все дышало патриотизмом. Стояли километровые очереди, чтобы попасть на концерт на стадионе. В те времена национальная символика была под запретом, но многие, рискуя, проносили украинские флаги, прятали их на теле под одеждой. А потом распускали на стадионе. Это было поступком, потому что даже за то, что ты надел вышиванку, в Советском Союзе могли задержать и проводить в определенных органах воспитательную беседу. Тогда в Черновцы приехало много студентов из Львова, которых прямо на вокзале встретила милиция и избила. Украинство в прямом смысле слова выбивали из людей. И представьте, в это время я выхожу на сцену и пою песню на стихи Александра Олеся «Ой, не квiтни, весно! Мiй народ в кайданах, мiй народ в задумi, очi його в сумi…» Олесь на тот момент был запрещенным поэтом. В последний раз его издавали в 1961 году. Когда меня вызвали в университет в первый отдел, который занимался политвоспитанием, я взяла эту книжку с собой. Меня спасло то, что произведения Олеся были опубликованы в советское время.

— Вы заняли второе место на конкурсе бардовской песни.

— Да, на первом оказался львовянин Виктор Морозов. Но для меня и второе место было равносильно полету в космос. Приз был чисто символическим, нам всем выдали дипломы. Но ничто не может сравниться с радостью, которую я пережила в тот момент. До сих пор помню свои ощущения от заключительного концерта. Я стою на сцене, пою «Ой, не квiтни, весно…», меня заглушает зал, который встает и начинает аплодировать. А мне всего 18 лет, мой голос от напряжения дрожит, я чуть не расплакалась прямо на сцене.

На последний концерт «Червоної рути» приехало огромное количество людей из Львова и Западной Украины. Их останавливали на вокзале, не пускали к стадиону, но они все равно прорывались. И вот идет заключительный концерт, его финал, и предпоследней песней со сцены звучит гимн Украины. Понятно, что милиция испугалась, поэтому тут же выключили электроэнергию. В громкоговорители стали объявлять, что зрителей просят покинуть стадион. А мы вместе с другими исполнителями стояли возле импровизированного огня «Червоної рути» с керамическими плошками, в которых горели огоньки. Из репродуктора полилась песня «Червона рута» в исполнении Софии Ротару, а нас со стадиона погнала милиция с собаками.

— У вас были проблемы после фестиваля?

— Я так поняла, что после «Червоної рути» я попала на контроль особого отдела. Меня несколько раз вызывали на воспитательные беседы к сотрудникам спецслужб. Но это было такое время, когда национальные идеи стали активно обсуждаться в обществе, и я не боялась. Второй фестиваль «Червона рута» состоялся в 1991 году в Запорожье. Он мне запомнился тем, что последний концерт был на стадионе, где в самом начале выступал Вячеслав Чорновил. Мы тогда думали, что это, возможно, будущий президент Украины. Вечером пошли в гостиницу переполненные впечатлениями, а утром проснулись и обнаружили, что у нас отключены телефоны. По телевизору показывали балет «Лебединое озеро». Это был день, когда состоялся путч — 19 августа. А 24-го — Украина обрела независимость.

Третий фестиваль «Червона рута» провели в Донецке в 1993 году, его победителем стал Саша Пономарев. Хорошо помню, что для города это было большое событие. На концерты ходило очень много людей, отовсюду звучали украинские песни. В то время в Донецке проводился еще один популярный музыкальный фестиваль — «Вiтер зi сходу». Мне кажется, все, что сейчас мы получили в Донецке, — результат проигранной информационной войны и политики последнего времени. Помню, как в начале 90-х там с удовольствием слушали украинскую музыку.

— Я знаю, вы ездили в зону АТО выступать перед бойцами.

— Это было несколько концертов в зоне АТО — в штабе, для раненых бойцов. Но сейчас главное — выступления, на которых собираются деньги в фонд украинской армии. Я недавно была с концертами в Чикаго, где собирали деньги в фонд помощи героям. Получилось 25 тысяч долларов, которые были переданы украинской армии. С начала октября вновь планирую ездить с концертами, собирая деньги для покупки зимних вещей нашим бойцам. А 18 октября намечен концерт в рамках фестиваля «Шевченко — пророк», специально для которого я написала две песни на слова Тараса Григорьевича. На деньги, собранные с этого концерта, будем покупать бронемашину для одного из батальонов, воюющих в зоне АТО.

5754

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров