Украина Процесс пошел

Ректор ДонНУ: "Выбравшись из зоны АТО, мы вынуждены воевать с Госказначейством"

7:30 25 октября 2014   7336
Роман Гринюк
Тамара МАЛИНОВСКАЯ, «ФАКТЫ» (Винница)

С третьего ноября в Виннице начинает учебный процесс переехавший сюда Донецкий национальный университет

Высшие учебные заведения, расположенные в зоне АТО, вынуждены перебираться в другие города. Как сообщил министр образования и науки Сергей Квит, такое перебазирование происходит по инициативе самих вузов. Так, Донецкий национальный университет теперь будет работать в Виннице, Луганский национальный — в Старобельске, Восточноукраинский имени Даля — в Северодонецке, Луганский медицинский — в Рубежном. Из-за сложившейся в стране ситуации многие молодые люди продолжают учебу в других украинских институтах и университетах в качестве свободных слушателей. Но уже в следующем семестре они будут иметь возможность вернуться в родные учебные заведения или смогут стать студентами вузов, в которых учатся сейчас.

Ректор Донецкого национального университета, профессор, доктор юридических наук Роман Гринюк считает изменение юридического адреса своего вуза испытанием на стойкость, верность академическим ценностям и традициям. Сегодня Роман Федорович вместе с коллегами восстанавливает деятельность вуза в Виннице.

— Роман Федорович, вы предполагали, что в Донецке начнутся военные действия?

— Мы до последнего надеялись, что украинская армия очистит Донецк от сепаратистов, — говорит профессор Роман Гринюк. — По крайней мере, в июле условия для этого были. В то время вооруженных представителей так называемой ДНР в городе насчитывалось всего человек 300. Они заняли здание областной государственной администрации, блокпосты вокруг города и легко могли быть нейтрализованы. Но вмешалась регулярная армия Российской Федерации, вошла тяжелая военная бронетехника с русскими флагами, значительно выросло число боевиков-наемников. И с тех пор Донбасс в огне. Квазиреспублика «ДНР» — не целостное, не признанное никем образование, оказывающее идеологическое и физическое давление на население, — привела к хаосу и беспорядку. Обе стороны конфликта потеряли контроль над происходящим. На оккупированной территории сегодня орудуют вооруженные бандитские формирования, которые убивают взрослых и детей, грабят дома, частную и государственную собственность, разрушают инфраструктуру и экономику региона.

— Вы рискнули передислоцироваться почти за тысячу километров от родных мест, хотя другие донецкие вузы переезжают преимущественно в соседние регионы…

— Это желание не лично мое, а коллектива университета. В начале сентября правительство «ДНР» приняло решение о подчинении ему всех высших учебных заведений, находящихся на подконтрольной территории. Первый визит был к нам. Представившийся министром образования так называемой ДНР Игорь Костенок, в недалеком прошлом преподаватель одного из донецких вузов, пришел в университет вместе со своим заместителем и группой автоматчиков. Они собрали деканов, заведующих кафедрами, руководителей структурных подразделений и изложили свое видение «перспектив» нашего вуза, подчеркнув, что мы должны перейти на российские стандарты обучения и российские рабочие программы. Было заявлено, что университет станет филиалом Московского государственного университета имени Михаила Ломоносова. Думаю, МГУ и не подозревал, что у него появится «филиал» в Донецке. Сотрудники коллектива возразили визитерам, объяснив, что, согласно международным образовательным стандартам, вузы остаются вне политики и никто не вправе диктовать им что-либо. Значительную часть наших вопросов «министр» и его помощники проигнорировали. А в заключение они пообещали, что такого «вольнодумства» не простят.

После столь жесткого разговора мы решили обратиться к министру образования и науки Украины Сергею Мироновичу Квиту, чтобы он помог решить вопрос об изменении юридического адреса донецкого университета. Было несколько предложений, куда именно будем «эвакуироваться». Выбрали Винницу. В Виннице нет классического университета, мы будем первым. Это даст региону новые специальности, дополнительные рабочие места, винницкие абитуриенты смогут получить дипломы международного образца. Город нам очень нравится — уютный, чистый, ухоженный. Настоящий европейский, в котором живут добрые и неравнодушные люди.

— Получается, донецких национальных университетов теперь два? Один переехал в Винницу, другой остался в Донецке?

— Нет, донецкий университет один — тот, у которого есть лицензия Министерства образования и науки (МОН) Украины на предоставление образовательных услуг, аккредитация на право подготовки бакалавров, специалистов, магистров по многим направлениям и специальностям. По приказу МОН теперь вуз находится по новому юридическому адресу. Мы уже получили печать, на которой указано: Донецкий национальный университет — Винница. Важно, что в наших руках осталась вся информационная база учебного заведения (системы управления кадрами, имуществом, финансами). Пользоваться этой базой можем только мы.

*Ректор Донецкого национального университета Роман Гринюк: «В Виннице нас прекрасно приняли, но мы надеемся, что придет время, когда родной Донецк будет очищен от сепаратистов и мы сможем вернуться домой» (фото автора)

Что касается оставшегося в Донецке «вуза», его возглавил кандидат исторических наук Сергей Барышников, преподававший в прошлом на кафедре политологии. Два года назад его уволили из университета, поскольку он не был избран по конкурсу на замещение вакантной должности доцента. Барышников — рьяный идеолог «русского мира». Именно поэтому и он, и его сподвижники так одержимо боролись за то, чтобы ликвидировать в университете кафедру истории Украины, а также все специальности, связанные с украинской филологией. По его убеждению, «Донбасс должен вернуться в лоно России».

Преподавателей, которые не поддержали самопровозглашенную республику, называли бандеровцами, на некоторых открыли уголовные производства. Нас запугивали, говорили, что, если уедем в Винницу, отберут наши квартиры. Потом пытались подкупить материальной помощью и продуктами. Однако, несмотря на угрозы, большинство сотрудников теперь здесь. Хотя ряд уважаемых мною профессоров остались дома, в Донецке. В почтенном возрасте трудно начинать все с нуля. Тем не менее они считают невозможным развивать украинскую науку на непризнанных территориях квазиреспублик. К слову, мне рассказали, что студентов в донецком «вузе» совсем немного — по четыре-пять человек в аудитории. Когда же рядом с одним из корпусов разорвался снаряд, решили перейти на дистанционную форму обучения. Из-за бомбежек пострадали два корпуса университета, в них вылетели все стекла. В студенческих общежитиях сейчас живут ополченцы, их семьи и беженцы.

Сотрудники и студенты Донецкого национального университета должны определиться с предстоящим местом работы и учебы. Хотелось бы предостеречь выпускников, продолжающих учебу в Донецке, что с обещанными российскими дипломами их просто вводят в заблуждение. Дело в том, что мы работаем по программе двойных дипломов с московским Университетом дружбы народов. Наши магистры должны были год отучиться в России, защитить там магистерские работы, сдать экзамены, и только потом им дали российские дипломы. Так что получить эти документы только потому, что их обещают представители «ДНР», не удастся!

— Ваш вуз — наивысшего, четвертого, уровня аккредитации…

— У нас было более 120 докторов наук, профессоров. Большинство из 900 штатных преподавателей — кандидаты наук. В Винницу приехали самые отважные. Кроме того, я уже получил много резюме преподавателей из других вузов, которые хотят у нас работать. Так что заново формируем коллектив.

Из 14 тысяч наших студентов (восемь тысяч дневной формы обучения и шесть тысяч — заочной) на сайте Министерства образования уже зарегистрировались на учебу в Винницу более пяти тысяч. Процесс регистрации продолжается. Самые активные ребята помогают нам восстанавливать деятельность университета на новом месте. Многие студенты, семьи которых уехали из Донецка, перевелись в вузы Киева, Харькова, Львова. Более 700 стали свободными слушателями в других учебных заведениях. Надеемся, они вернутся в родной вуз. Как и те, кто просто выжидает, чем все это закончится. Но, анализируя ситуацию, могу предположить, что на Донбассе вряд ли удастся быстро навести порядок.

— Была информация, что некоторые факультеты Донецкого национального университета отказались от переезда в Винницу.

— Все десять факультетов сегодня с нами! Почти в полном составе юридический, экономический, исторический, филологический… На некоторых факультетах (например, математическом, иностранных языков) — лишь половина студентов. С третьего ноября начинаем учебный процесс. Поначалу большая часть факультетов будет работать со студентами по индивидуальному графику через Интернет (на сайте университета можно найти учебную и методическую литературу с лекциями преподавателей и домашними заданиями). По мере готовности общежитий, студенты заполнят аудитории учебного корпуса.

— А где будут жить студенты и преподаватели?

— Преподаватели, которые сейчас в Виннице восстанавливают работу университета, проживают в предоставленном нам общежитии Института последипломного образования. Некоторые снимают жилье. Правда, порой местные жители, узнав, что мы из Донецка, отказываются сдавать квартиры или повышают цены.

Для студентов винницкие коллеги обещают выделить около тысячи мест в общежитиях разных учебных заведений. А еще нам предоставили старое общежитие педагогического университета на пятьсот мест, которое необходимо отремонтировать. Надеемся, средства на ремонт получим.

— Роман Федорович, в Виннице под университет выделены производственные корпуса, в которых раньше размещался ювелирный завод «Кристалл».

— Спасибо винницким властям, коллегам из областного управления образования и науки за помощь и заботу о нас. Корпуса можно подготовить для учебного процесса, оснастив компьютерной техникой и мебелью. Для этого нужны значительные средства. Все ассигнования, которыми располагал университет, работая в Донецке, остались за нами. Впрочем, есть другая проблема. Вырвавшись из зоны АТО, мы вынуждены воевать… с Министерством финансов и Госказначейством, которые блокируют наши счета. Чиновники почему-то не понимают серьезности ситуации. Говорят, дескать, по документам вуз пока находится на оккупированной территории, поэтому никакие выплаты они производить не могут. Хотя мы уже давно перерегистрировались в казначействе Мариуполя. Тем временем наши преподаватели не получали зарплату с июля. Пытаемся побыстрее уладить все формальности с регистрацией вуза в Виннице, открыть свои счета, и тогда подобных проблем не будет.

Понимаю, что параллели здесь, конечно, неуместны, но оставшимся в Донецке преподавателям «дэнээровцы» уже выплатили так называемую социальную помощь по две-три тысячи гривен.

— Будет ли уменьшена стоимость контрактной формы обучения студентов?

— Да, и с этой целью мы изучаем рынок образовательных услуг в винницком регионе.

— В соцсетях по-разному комментируют переезд донецкого университета в Винницу. Есть и довольно тревожные высказывания о том, что город пропал, что винничане, дескать, рискуют заразиться идеями сепаратизма…

— Все сепаратисты остались в Донецке! В Винницу же едут образованные, интеллигентные молодые люди, настоящие патриоты Украины, которые вынуждены временно покинуть родные дома. Уверен, мы только приумножим все лучшее, что есть в Виннице. А конкуренцию местным вузам вряд ли создадим. Ведь специалистов нескольких профилей — по юриспруденции, психологии, прикладной математике, прикладной лингвистике, политологии — здесь не готовят. Кроме того, мы намерены предоставить рабочие места не только преподавателям, но и лаборантам, охранникам, слесарям, плотникам…

Инициативная группа сотрудников и студентов сегодня прилагает огромные усилия, чтобы поскорее восстановить деятельность нашего вуза. Надеемся, что придет время, когда родной Донецк будет очищен от сепаратистов и мы сможем вернуться домой. Тогда, скорее всего, в Виннице останется филиал Донецкого национального университета и добрая память о нас.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Исаак Соломонович был в прекрасной спортивной форме. Правда, она... не застегивалась у него на животе.