БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Беспредел

Отец Юрия Яценко: "Я дежурил у стен тюрьмы, чтобы помешать вновь вывезти сына в лес на истязания"

5:30 30 апреля 2015 7141
Юрий Яценко

В России по сфабрикованному обвинению к двум годам лишения свободы приговорили львовского студента

— Шестого мая исполнится ровно год, как в российском городе Обоянь Курской области полиция задержала моего сына Юрия, — говорит отец студента-юриста из Львова Юрия Яценко Сергей. — В Россию он поехал со своим другом Богданом Яричевским. Богдана депортировали в Украину, а против моего сына сфабриковали уголовное дело. Недавно Юрию вынесли приговор — два года лишения свободы.

Мой сын был активистом студенческого Евромайдана во Львове, но к поездке в Россию это никакого отношения не имело. Сын отправился в Москву со своим другом Богданом Яричевским, с которым учился на юридическом факультете Львовского национального университета имени Ивана Франко. Ребята намеревались купить определенное количество электроники (аудиоплееры, мобильные телефоны), чтобы перепродать в Украине и таким образом немного подзаработать. Так они уже делали. Но на этот раз до Белокаменной доехать им было не суждено — сразу после аннексии Крыма и начала событий на Донбассе в России стали инспирировать уголовные дела против граждан нашей страны, чтобы создать украинцам имидж потенциальных террористов. У Юры и Богдана львовская регистрация, на это, конечно же, обратили внимание российские пограничники. Ребятам дали возможность добраться до города Обоянь Курской области, а там их схватила полиция.

*В нынешнем году Юрий Яценко должен был получить диплом об окончании университета (фото предоставлено Центром общественных инициатив)

О том, что Юру и Богдана арестовали, я узнал от незнакомой женщины из Украины: она позвонила и сообщила, что ребята сидят с ее сыном в центре содержания иностранцев в селе Авдеевка Курской области. Там разрешают раз в неделю связываться по телефону с родными, так что вскоре Юра сам дал о себе знать. По решению российского суда в десятидневный срок его с другом должны были депортировать на родину. Как вдруг мне позвонил человек, представившийся адвокатом Алексеем Ивановым, и сказал: «Юру вывозили в лес и избили так, что по возвращении в камеру он пытался покончить с собой. Сейчас он лежит в районной больнице». Как раз в день выборов президента Украины — 25 мая 2014 года — я примчался в Авдеевку. Несколько месяцев дежурил вначале возле больницы, а затем под стенами центра содержания иностранцев, чтобы помешать вновь вывезти сына в лес на истязания. Впрочем, понимал, что ФСБ, если захочет, сделает это так, что и знать не буду.

Адвокат Иванов вел себя пассивно, поэтому по рекомендации правозащитников, которые мне всячески помогали, я обратился к другому юристу — Петру Заикину. Он по сей день занимается делом моего сына.

— В первый раз я встретился с Юрием Яценко, когда он находился в клинике, — вступает в разговор адвокат Петр Заикин. — Чтобы парень не подумал, что я сотрудник ФСБ, и говорил со мной откровенно, пришел с его отцом. Юрий рассказал, что люди из ФСБ — один человек в штатском и двое в черной униформе — затолкали его в микроавтобус, вывезли в лес и полдня избивали, требуя «во всем сознаться». Важно понимать, что почти никто не может выносить длительных побоев. Пусть даже палачи не ломают кости, не вырывают ногти, а просто методично наносят удар за ударом. Это вызывает состояние отчаяния, и человек готов на все, что угодно, чтобы прекратить истязания. Приходилось слышать от некоторых людей, мол, неужели нельзя потерпеть. Я отвечаю на это примерами из истории: Уборевич, Блюхер, Якир и другие советские военачальники сталинских времен, наверняка, были личностями сильными, но побоев не выдержали.

Юрию признаваться было не в чем. Ему хватило мужества не оговорить себя. Фээсбэшники пообещали, что продолжат истязания на следующий день. Поэтому парень попытался покончить с собой — разрезал бритвой вены и живот.

Дело получило широкую огласку, ведь подключились украинские дипломаты, правозащитные организации, пресса (в то время председатель Верховной Рады Украины Александр Турчинов дал поручение СБУ и МВД выяснить ситуацию с задержанием в России львовских студентов. — Авт.). Так что моего подзащитного больше не избивали, но ФСБ от него не отстало, а лишь поменяло тактику — с Юрием проводили «доверительные» беседы. У меня сложилось впечатление, что его пытались завербовать. Врали, что Богдан дал на него изобличающие показания. Я читал протоколы допросов Богдана, поэтому твердо знаю: этот парень не оговаривал друга.


*На этой неделе в российском городе Белгороде началось рассмотрение апелляции на приговор по делу Юрия Яценко. Его отец Сергей Юрьевич (слева) и адвокат Петр Заикин поехали на заседание суда (фото автора)

— Но ведь вскоре после того, как молодых людей задержали, суд постановил выдворить их из России. Почему же это решение не выполнялось?

— После нескольких месяцев ареста российская сторона сообщила, что вернет сына, — отвечает Сергей Яценко. — Восьмого августа мы с отцом Богдана приехали на пограничный пункт пропуска встречать сыновей. Подъехали на такси к микроавтобусу российских судебных приставов, в котором сидели наши дети. Был уверен, что сейчас закончится кошмарная история с их арестом, но проходил час за часом, а ребят не отпускали. Под вечер нам сказали, что их не отпустят. Я был потрясен случившимся. Особенно тяжело было сообщать новость жене, которая находится на заработках в Италии.

— Решение суда о выдворении парней просто игнорировалось, — добавляет Петр Заикин. — ФСБ дважды обращалась в суд с просьбой приостановить это решение и оба раза получала отказ, но украинцев все равно не отпускали. Впрочем, Богдана все же выдворили, а Юрия удерживают до сих пор.

Вернувшись летом прошлого года в Украину, Богдан Яричевский выступил на пресс-конференции в Киеве.

— После задержания нам с Юрием двое суток не позволяли спать, не дали ни крошки еды, не разрешали связаться с родными, консульством, — рассказал он тогда. — Полицейские и сотрудники ФСБ требовали признаться, что мы члены «Правого сектора», что в Россию нас направил лидер этой организации Дмирий Ярош для совершения террористических актов и сколачивания подпольной группы. Как доказательство «преступных» намерений приводили фотоснимок вокзала в Курске, который нашли в одном из наших телефонов. Осмотрели нас с ног до головы — искали на теле фашистскую символику. Подробно выпытывали, как относимся к идеям нацизма. Мы объясняли, что далеки от каких-либо радикальных организаций. Нас допрашивали десять человек.

*По словам Богдана Яричевского, сотрудники ФСБ пытались заставить их с Юрием попросить политического убежища в России (фото с сайта lvivnews.net)

Двадцать восьмого мая 2014 года меня отвели в медпункт. Там поджидали сотрудники ФСБ в масках. Они натянули мне на голову мешок, заковали в наручники, затолкали в багажник автомобиля и увезли на допрос. К уже озвученному прежде перечню обвинений они добавили требование выступить с публичным заявлением против новой украинской власти и попросить политического убежища — сказать, что мы с Юрой бежали в Россию от «хунты». Ничего не добившись, сотрудники спецслужбы вернули меня в центр для иностранных граждан. Затем они неоднократно туда наведывались и продолжали терроризировать меня и друга: угрожали подкинуть оружие, наркотики. Когда Юру вывозили избивать в лес, вкладывали ему в руки пистолет, чтобы на рукоятке остались его отпечатки. Нам с ним было очень тяжело, но мы не сломались.

— Богдан с самого начала пребывания под стражей замкнулся, очень сухо, немногословно отвечал полицейским и сотрудникам ФСБ, думаю, поэтому те решили, что работать с ним бесполезно, и отпустили, — продолжает адвокат Петр Заикин. — А Юрий как будущий юрист пытался доказать незаконность ареста, абсурдность обвинений. Вероятно, сотрудники ФСБ рассудили так: раз ты говоришь, значит, рано или поздно мы тебя дожмем. Против него сфабриковали дело, обвинив в контрабанде взрывчатого вещества. В Юриных вещах «нашли» 40,1 грамма охотничьего пороха в заводской упаковке. Мой подзащитный утверждает, что порох подбросили. Тем не менее ему угрожало семь лет лишения свободы.

К счастью, мы добились, чтобы его перевели из Курска в Белгород. На новом месте отношение к парню оказалось куда более либеральным. В Курске кто-то из сотрудников ФСБ пытался заработать плюсы для своего послужного списка, сделав из ребят «диверсантов» и «фашистов». В Белгородском отделении спецслужбы люди оказались порядочнее. Защите удалось добиться снятия самых суровых пунктов обвинения. Осталось только хранение охотничьего пороха. Расследование тянулось очень долго, приговор суд объявил только сейчас — два года лишения свободы. Это беспрецедентно суровое решение, ведь в практике российских судов за такие правонарушения дают условные сроки.

Мы подали апелляцию, также надеемся на амнистию по случаю 70-летия Победы в Великой Отечественной войне.

— Сейчас в российских тюрьмах удерживаются 12 политических заключенных граждан Украины: Надежда Савченко, Олег Сенцов, Геннадий Афанасьев, Валентин Выговский, Сергей Скирта, Юрий Солошенко, Станислав Клих, Николай Карпюк, Александр Кольченко, Алексей Черний, Сергей Литвинов, Юрий Яценко, — говорит эксперт Центра общественных свобод Мария Томак. — Они попали в неволю весной и летом прошлого года на пропагандистской волне, целью которой являлось создать украинцам имидж потенциальных террористов.

Мы начинаем международную акцию в поддержку этих двенадцати политзаключенных. Она стартовала на минувшей неделе — на заседание Парламентской ассамблеи Совета Европы в Страсбурге делегаты от Украины пришли в футболках с их портретами. Будем строить работу так, чтобы представители нашей страны появлялись в таких футболках в офисах других международных организаций, в том числе ООН.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров