БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Интервью со звездой Наедине со всеми

Мария Бурмака: "После участия в фестивале "Червона Рута" меня вызывали в "органы"

7:45 16 июня 2015 2800
Мария Бурмака

Известная певица отмечает юбилейный день рождения

Мария Бурмака стала известной, победив на первом украинском музыкальном фестивале «Червона Рута». Это было в 1989 году. Мария пела «Ой, не квітни, весно…» на стихи украинского поэта Александра Олеся, творчество которого в то время было под запретом, и покорила жюри. После конкурса хрупкую девушку, поющую под гитару, стали приглашать с концертами за границу. Было время, когда Мария даже подумывала о том, чтобы насовсем остаться в Канаде. Но все же не решилась на этот шаг.

В течение нынешнего года Мария Бурмака разрывается между поездками на фронт в составе волонтерских бригад и благотворительными концертами, во время которых собирает деньги для украинских военных. Признается, что давно уже перестала испытывать страх за свою жизнь, но все также сжимается ее сердце от боли за родную Украину. Недавно Мария вернулась из поездки в Лондон, где уже второй раз за последние полгода дала серию благотворительных концертов. Кстати, один из них, в начале весны, Бурмака провела прямо перед особняком премьер-министра Великобритании Дэвида Камерона. Отдохнув несколько недель и приняв поздравления с юбилеем, певица вновь отправится на гастроли. Только подлечит осипшие от частых выступлений связки…

— В этом году у меня нет настроения праздновать день рождения, — призналась Мария. — Хочу провести его со своими родными людьми: отцом, дочерью и братом. Время, наверное, сейчас не праздничное. У меня такое ощущение сегодня будто нахожусь в начале какого-то пути.

— Это же прекрасно!

— Очень хочется подольше удержать это состояние. Я регулярно репетирую с музыкантами, постоянно пробую себя в новой стилистике. Признаюсь, очень давно мечтала об определенной, весьма дорогостоящей, гитаре известной канадской фирмы. Она акустическая, с нейлоновыми струнами. Счастлива, что накануне дня рождения смогла сама воплотить в жизнь свою мечту и уже провела две репетиции с новым инструментом. С упоением творю! Но не собираюсь кокетничать и говорить, что чувствую себя, как девчонка. Это далеко не так. Чем старше становлюсь, тем больше ответственности перед людьми, которые окружают. К сожалению, я уже знаю, что такое утраты. Пережила смерть мамы. Она ушла из жизни ровно пять лет назад. Знаете, сейчас ценю каждую минуту, проведенную с отцом. С годами понимаешь, что дороже общения с близкими в жизни нет ничего. Благодаря родителям я состоялась как музыкант…

— Ведь именно они купили тебе первый инструмент?

— Конечно! В девять лет папа с мамой отдали меня в музыкальную школу. Купили гитару немецкой фирмы «Резоната». Инструмент стоил 180 рублей — больше, чем мамина зарплата. У этой гитары интересная история. Когда я первый раз поехала в Канаду, взяла ее с собой. За границей пошла в музыкальный магазин и, конечно, захотела приобрести более крутой инструмент. Так появилась 12-струнная «Ямаха». Уезжая, оставила свою первую гитару в Канаде, а через несколько лет она чудесным образом ко мне вернулась. Это произошло на концерте в Мюнхене. Ко мне подошла знакомая, которая долго жила в Канаде, и сказала, что привезла в Германию мой инструмент. Я была счастлива! Такое впечатление, что вернулся старый добрый друг.

— Знаю, что у тебя уже целая коллекция гитар.

— Девять штук. Все хранятся у меня дома. Одна из них (электрическая) уже принадлежит моей дочери. Каждая гитара имеет свою историю. Кстати, участвуя в фестивале «Червона Рута», я играла на своей первой гитаре и победила. Инструменты давно стали частью моей жизни. Если чувствую, что начинаю впадать в депрессию, беру гитару и начинаю менять на ней струны. Обычно такое происходит по ночам. Это своеобразная медитация. Кто-то вяжет, плетет что-то, а я думаю: «Не поменять ли мне струны?»

— Правда, что было время, когда ты серьезно раздумывала о переезде в Канаду?

— У меня были серьезные отношения с молодым человеком, который жил в Канаде. Он родом из Украины, но уехал из страны более 20 лет назад. Наши отношения длились три года. Это было в начале 2000-х годов. Время шло, надо было принимать решение о переезде в Канаду, но все-таки не смогла сделать этот шаг и осталась в Украине. Признаюсь, оглядываясь назад, ни о чем не жалею. Наверное, так и должно было произойти. В моей жизни случилось столько личных переживаний, болезнь мамы, что я все равно не смогла бы находиться на расстоянии. Не испытываю никаких обид к этому мужчине, до сих пор прекрасно к нему отношусь. Видимо, я фаталист, считаю, что все предначертано судьбой.

— Ты всегда стояла особняком в украинском шоу-бизнесе, была особенной, камерной, певицей. Музыка кормила тебя?

— Знаешь, кому-то это покажется странным, но так оно и есть. Сейчас время немного изменилось. В связи с ситуацией в стране я даю огромное количество благотворительных концертов. Иногда понимаю, что уже просто выдыхаюсь. Как сейчас, когда у меня полностью сели связки.

— Я слышу, как ты хрипишь.

— Приходится лечиться, что достаточно затратно. Но музыка всегда приносила мне доход, которого хватало для того, чтобы продолжать ею заниматься, снимать клипы, записывать альбомы. Я зарабатывала деньги, это только кажется, что моя музыка некоммерческая. Давала концерты за границей. Порой импресарио сложно привезти группу, а мне достаточно одной гитары.

— Помнишь свои первые зарубежные гастроли?

— Это произошло в 1989 году. Я была еще студенткой Харьковского университета. Меня как участницу фестиваля авторской песни «Оберіг» вместе с Василием Жданкиным пригласили в Польшу. Конечно, это была заграница, но, честно говоря, особого потрясения от другой жизни я не испытала. А через год, победив на «Червоній Руті", отправилась в Канаду. Вот это был настоящий культурный шок! Тогда в Советском Союзе мало что можно было купить из вещей. Я уже не говорю о технике. А в Канаде было все! Помню, я приобрела кофр, в котором перевозят костюмы — большой и вместительный. В одну его часть запаковала магнитофон, в другую — видеомагнитофон. Кроме того, накупила огромное количество вещей, одев всю семью! Представь, привезла себе несколько пар фирменных джинсов — мечту любой девушки.

— Где ты одевалась до этого?

— Сама умела прекрасно шить. Научилась этому еще в школе. Помню, моя мама, работавшая учительницей, принесла домой шторы из кабинета физики. Огромный кусок ткани я выварила в белизне и пошила себе из него юбку, брюки и куртку. В старших классах школьники занимались в учебно-производственных комбинатах. Можно было выбрать специальность чертежника, продавца, парикмахера. Я решила стать швеей-мотористкой. В десятом классе пошила себе из желтой фланели спортивный костюм! Швейная машинка и сейчас стоит у меня дома. Периодически что-то укорачиваю, перешиваю. За последний год удалось сильно похудеть, и я сама уменьшила себе все джинсы. Мне очень нравится шить. После перетягивания струн это, наверное, второе дело, которым занимаюсь в минуты грусти.

— Может, ты еще и прекрасно готовишь?

— Готовлю я чаще, чем шью, но кулинарка из меня никакая. Семья у нас небольшая — я и дочь. Она все время на каких-то диетах, ну и я вместе с ней. Прилично сбросила вес благодаря системе Дюкана, когда нужно есть белковую пищу и овощи. Меньше чем за год сбросила 10 килограммов. Но Дюкан исключает фрукты, а я не могу жить без клубники и черешни, поэтому несколько килограммов сейчас набрала.

— Тебя многие называют революционной певицей.

— Так повелось еще со времен моего участия в «Червоній Руті". Тогда пела песни на стихи Александра Олеся, которые были явно гражданского звучания. Патриотически настроенным человеком была всегда. Принимала участие в голодовке студентов «Революция на граните», в русскоговорящем Харькове наша семья была одной из немногих, где общались исключительно на украинском языке. Мои папа с мамой познакомились в симфоническом оркестре Харьковского университета. Отец как историк, изучая культуру, решил, что наша семья будет украиноязычной. Я росла с пониманием и гордостью, что являюсь украинкой. Сейчас сложно поверить, но во времена Советского Союза за националистические убеждения могли и посадить. Интересно было бы посмотреть архивы КГБ по поводу меня, думаю, там есть, что почитать.

После участия в «Червоній Руті" меня вызывали в «органы». А до этого ездила на студенческий фестиваль «Товариства української мови», пела под гитару. Тогда я привезла в Харьков стихи Василя Стуса, напечатанные на машинке, и сценарий вечера памяти Тараса Шевченко в Киевском университете. Мы хотели что-то подобное провести и в Харькове, но, видимо, кто-то на меня донес, потому что в соответствующую организацию стали вызывать моих приятелей и интересоваться, что я привезла из Киева, что говорю, показываю. Но это уже было не то время, посадить просто так не посмели и мое дело оставили.

— Фестиваль «Червона Рута» дал старт многим украинским певцам. После него стали известными Сестричка Вика, Ирина Билык, Павел Дворский, Андрей Миколайчук.

— Я уверена, что именно этот конкурс стал поворотным моментом на пути к независимости Украины. Помню, как на закрытии первого фестиваля на стадионе прозвучал гимн Украины. Стадион в один голос пел «Ще не вмерла України…», а комсомольские работники были в ужасе, решая, как разогнать толпу. На финальный концерт «Червоної Рути» прибыло очень много людей из Западной Украины, Львова. Их останавливали прямо на вокзале Черновцов, запрещая ехать на стадион. Но многие прорывались. Увидев заполненный стадион, я была потрясена! Многие на свой страх и риск пронесли украинские флаги, спрятав их на теле. И когда зазвучал гимн Украины, зрители распустили флаги. У меня слезы наворачивались от переизбытка чувств. До сих пор, как только вспоминаю этот момент, мурашки по коже бегут. Милиция страшно испугалась того, что происходит, и неожиданно посреди песни вырубила электроэнергию. Все погрузилось во мрак, а по громкоговорителю стали просить зрителей покинуть стадион. Из репродукторов зазвучала песня «Червона Рута» в исполнении Софии Ротару, а нас и всех собравшихся на стадионе погнала милиция с собаками. Но уже тогда стало понятно, что в Украине есть огромное количество патриотически настроенных людей.

— Помнишь, когда написала свою первую песню?

— Папа рассказывает, что мне было тогда пять лет. В детстве казалось странным, что все остальные не пишут песен. А во мне они рождались постоянно. Не скажу, что легко, но без стихов и музыки не помню свою жизнь. Многие из моих песен называют революционными, но на самом деле все они про любовь: «Сонцем, небом, дощем», «Пробач», «Якщо колись»… Даже те, которые написала уже сейчас, во время войны. Осенью у меня родился «Поцелуй меня на прощание». Она посвящена девушкам, женщинам, провожающим на войну своих любимых, друзей, детей и отцов. Я написала ее за несколько часов, ночью.

— О чем ты мечтаешь?

— О душевной гармонии. Хочу, чтобы прекратилась страшная война и не гибли люди, чтобы как можно дольше жил мой отец, все сложилось у моей дочери. Она поет, хочет стать рок-звездой. А для себя… Мечтаю встретить своего мужчину. Мое сердце сейчас свободно. Мне не нужны приключения и полет, хочется понимания. Оказывается, это самое сложное.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров