ПОИСК
Життєві історії

"Одному из милиционеров, не перешедших на сторону боевиков, нанесли ножевые ранения, другому прострелили ноги"

6:30 23 червня 2015
Інф. «ФАКТІВ»
Прокуратура Донецкой области передала в суд обвинительный акт для заочного процесса над Александром Шульженко, «народным начальником» полиции «ДНР» в Горловке

Бывшего командира батальона патрульно-постовой службы в Горловке Александра Шульженко будут судить заочно, так как он «работает» начальником полиции «ДНР» в оккупированном городе. Прокуратура Донецкой области передала в суд соответствующий обвинительный акт. Шульженко — очередной «заочный подсудимый», которому за террористическую деятельность грозит до 15 лет лишения свободы.

А вот его бывший коллега Герман Приступа, на глазах у которого год назад происходило «назначение» Шульженко «на должность», остался верен присяге.

В апреле 2014 года начальник милиции Горловки Андрей Крищенко и его первый заместитель Герман Приступа вместе с добровольно оставшимися оборонять здание сотрудниками, до последней возможности противостояли террористам. Президент Украины наградил обоих милиционеров орденами «За мужество» III степени.

Сейчас Андрей Крищенко возглавляет милицию Харькова. А Герман Приступа работает в соседнем с родной Горловкой прифронтовом донецком городе Дзержинске. «ФАКТЫ» решили узнать, не жалеет ли Герман Леонидович о том, что остался на охваченном войной Донбассе, и что ему известно о судьбе коллег, переметнувшихся к террористам.

«Из 880 милиционеров Горловки к оккупантам подались не более 150»

— Почти двое суток милиционеры не спали, а осаждавшие здания всех милицейских подразделений Горловки люди с георгиевскими ленточками требовали выдать им оружие, предлагали перейти «на сторону народа» и добиваться референдума «за федерализацию», — вспоминает события 2014 года начальник милиции Дзержинска Герман Приступа. — Правда, многие из них не могли правильно произнести слово «федерализация» и не знали, что оно означает. Среди тех, кто пришел нас захватывать, было немало пьяных и ранее судимых, которых мы знали в лицо.


*В апреле 2014 года начальник горловской милиции Андрей Крищенко (слева) и его заместитель Герман Приступа двое суток сдерживали толпу, штурмовавшую здание (фото УНИАН)

Небольшая группа милиционеров до последнего сдерживала натиск. Оружие и документы из всех помещений горловской милиции правоохранители вывезли заранее, учитывая события в Славянске, где накануне сепаратисты и российские диверсанты, захватив горотделы милиции и СБУ, раздали участникам пророссийского митинга «добытые» у правоохранителей почти 500 единиц оружия, включая 40 автоматов.

Два автозака, которыми милиционеры забаррикадировали ворота, были сметены под напором толпы. И когда «пикетчики» с триколорами и флагами «республики» вломились в здание, правоохранителям пришлось применить оружие.

— Мы все были вооружены пистолетами и автоматами, заряженными не только холостыми патронами… — продолжает Герман Леонидович. — Я использовал восемь магазинов, четыре еще оставалось. Мог бы убить кого-то, но умышленно стрелял в пол и потолок, только отгоняя толпу. Лишь двоих «пикетчиков» тогда слегка задел из травматического пистолета, огнестрельных ранений никто не получил. По существующим законам мы имели право применить оружие. Но не было отработанных инструкций, как действовать в такой ситуации. Возможно, стреляй мы тогда на поражение, нас бы потом судили за превышение полномочий. А в глазах людей мы бы стали врагами народа Украины.

«Приверженцы республики» были не столь толерантны: подожгли помещение столовой на первом этаже, рагромили оборудование в дежурной части, разграбили и загадили кабинеты. Досталось и правоохранителям. Особенно начальнику милиции Горловки Андрею Крищенко, который прогнал с козырька здания сепаратиста, сорвавшего флаг Украины. Крищенко водрузил знамя на место, и государственный флаг развевался над зданием до тех пор, пока его не захватили террористы.

Избитого, окровавленного Крищенко увезла «скорая». Приступу отправили в «штаб» террористов в Донецк. Милиционерам, не присягнувшим на «верность народу республики», грозили расстрелом. «ФАКТЫ» писали о том, как «держал оборону» второй заместитель начальника Центральногородского райотдела милиции Горловки Виталий Тарасенко. Ему с женой и маленьким ребенком пришлось тайком выбираться из захваченного города в соседнюю область. Теперь он служит в Дзержинске заместителем начальника милиции.

— Из 880 милиционеров Горловки к оккупантам подались не более 150, — говорит полковник милиции Приступа. — Кто-то предпочел выйти на пенсию. Тех, кто не вернулся на службу без уважительных причин, нам пришлось уволить. Тем не менее половину личного состава Дзержинского горотдела сегодня составляют бывшие сотрудники милиции Горловки. И у нас в прифронтовом городе нет «некомплекта» в штате. Большинство моих коллег не изменили присяге.

«В полицию „ДНР“ перешли те, кто считал, что их недооценили, либо изгнанные из рядов милиции»

Оставаться работать в оккупированной Горловке, считает Герман Леонидович, было невозможно. Дежурная группа, которая пыталась выезжать на вызовы населения, вскоре поняла, что с вооруженными бандитами, хозяйничающими в городе, не справиться. Как-то охранники местного автосалона, вызвали милицию, пытаясь воспрепятствовать массовому угону машин. Прибывшую на вызов опергруппу вооруженные люди положили лицом на пол, надели на правоохранителей наручники и приставили к головам дула автоматов. А пару десятков новых иномарок забрали «для нужд Донецкой народной республики». Еще несколько десятков автомобилей террористы отобрали у горожан на своих блокпостах.

Бывший начальник горловского полка патрульно-постовой службы Александр Шульженко принял предложение Игоря Безлера (позывной «Бес») стать «народным начальником» милиции Горловки. Сразу после захвата здания гор­управления милиции Шульженко и часть его подчиненных по приказу Безлера принесли присягу на верность террористам и прикрепили на форму георгиевские ленточки.


*Боевик Игорь Безлер (позывной «Бес»), «назначил» Александра Шульженко (слева на переднем плане) «народным начальником» полиции Горловки и принял присягу у перешедших на сторону террористов патрульных

— Здравомыслящих среди перебежчиков не было — перешли на службу к террористам либо те, кто считал, что их недооценили, либо изгнанные из рядов милиции или не принятые туда на работу, — отмечает Герман Приступа. — Кто-то мечтал о большой зарплате. Кто-то надеялся, что в Горловке, как в Крыму, начнут выдавать российские паспорта. Россиянами эти люди не стали, и, насколько мне известно, с карьерным ростом и большими зарплатами у многих из них тоже не сложилось. Да, они повышены в должностях, но какое теперь у них будущее? Где станут учиться и работать их дети? Дипломы непризнанных республик нигде не принимают.

По словам Германа Приступы, некоторые перебежчики уже сожалеют о сделанном выборе.

— Все эти люди находятся в розыске как участники незаконных вооруженных формирований, — подчеркнул полковник милиции. — Как только такой «полицейский ДНР» попадает на территорию Украины, его задерживают на первом же блокпосту. Безусловно, за свои действия они должны ответить по закону. Нашим фильтрационным центром в Дзержинске были задержаны четверо таких подозреваемых, один из них в мирное время служил в милиции Горловки. Разочаровался в своей сегодняшней «работе» и пытался вернуться к мирной жизни, «затерявшись» где-нибудь в украинской глубинке.

«Одному жителю Горловки специально заливали в горло водку, чтобы „конфисковать“ его автомобиль»

Полковнику милиции Приступе, приходилось, рискуя жизнью, бывать в оккупированной Горловке, чтобы вызволять из застенков своих коллег.

— Одному из сотрудников украинской милиции, которого захватили «правоохранители» Горловки, их кураторы — боевики-оккупанты — нанесли ножевые ранения, — вспоминает Герман Приступа. — Сейчас коллега уже подлечился и работает вместе со мной в Дзержинске. Другому милиционеру прострелили ноги. И все это только за то, что они не перешли на службу к террористам. Пришлось договариваться с Безлером, который тогда еще был в городе, чтобы заложников отпустили. К счастью, это удалось.

В Горловке, как и в других оккупированных городах, законность и правопорядок канули в Лету. Стали закрываться многие магазины, так как возросло количество разбойных нападений. Тотально были сметены банкоматы вместе с наличностью. Все учреждения и торговые точки, которые вновь открылись, уже «принадлежат» другим людям. Фактически были узаконены захваты личного имущества предпринимателей — разгул «национализации» и «конфискации» сопровождался пытками и убийствами.

Так, через три дня после захвата милицейских зданий был вывезен в Славянск и убит 42-летний депутат Горловского горсовета Владимир Рыбак. Похитили его участники сепаратистского митинга сразу же после того, как он сорвал с флагштока горсовета Горловки российский флаг и попытался водрузить на место украинский.

Большинство жителей оккупированных городов, задержанных якобы за административные правонарушения — появление в нетрезвом виде или после наступления комендантского часа, который действует в оккупированных городах и поныне, не регистрируют в журналах полиции «ДНР». А отпускают людей из изолятора временного содержания нередко искалеченными и без личных вещей. Во время «админареста» человека могут использовать и для рытья окопов на передовой.

Да и кто станет обращаться к таким «правоохранителям», если боевики «Беса» вскоре после захвата милицейских зданий, разъезжая на автомобиле патрульно-постовой службы, грабили и похищали людей? В подвале горуправления милиции пытали и расстреливали пленников. Тюрьмой стал и горловский отдел по борьбе с организованной преступностью, на крыше которого боевики приковывали наручниками заложников, чтобы по зданию не нанесли ракетный удар, а во дворе устраивали инсценировки расстрелов. Впрочем, и настоящие казни тоже были, ведь многие захваченные пропали без вести.

Бизнесменов и руководителей предприятий выпускали на свободу исключительно за выкуп. Так, 5 мая прошлого года был захвачен прямо в офисе (который находится в Горловке) генеральный директор государственного шахтоуправления «Артемуголь» Николай Алышев. Ему проломили голову, сломали челюсть и выпустили лишь после того, как его родственники собрали деньги для выкупа. Такая судьба постигла многих «угольных генералов», которых террористы таким образом «сместили» с постов. Только вот теперь эти посты уже не столь привлекательны: многие шахты прекратили работу, и их нижние горизонты затоплены.

— Не могу понять, по какому законодательству задерживают и судят сейчас граждан в Горловке, — рассуждает Герман Приступа. — Говорят, что по Уголовному кодексу УССР 1960 года. Но ни в этом, ни в другом своде законов не было таких драконовских наказаний и штрафов, которые люди с оккупированных территорий описывают в своих заявлениях в органы милиции на подконтрольных Украине территориях. Например, могут отобрать машину под тем предлогом, что водитель якобы нарушил правила или сел нетрезвым за руль. Если за трое суток не найдешь 60 тысяч гривен, чтобы выкупить автомобиль, его уже не вернут. Одному жителю Горловки специально заливали в горло водку, чтобы под этим предлогом «конфисковать» его машину. У сотрудника милиции, перешедшего на сторону сепаратистов, в оккупированном Донецке бойцы батальона «Восток» прямо на улице застрелили отца просто потому, что… обознались.

6348

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.