БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура Точка зрения

Николай Баграев: «Административным путем невозможно «включить» качество исполнителей»

1:30 25 июля 2015   552
Николай Баграев
Владимир МАРЧЕНКО, специально для «ФАКТОВ»

Имя Николая Баграева давно и хорошо известно всем, кто интересуется украинской музыкой. И не только ею. Именно Николай Георгиевич стоял у истоков одного из самых ярких украинских фестивалей — «Таврийские Игры». Он является президентом одноименной компании, при его поддержке проходили благотворительный детский фестиваль «Черноморские Игры», масштабные мероприятия общегосударственного значения. Все, чем занимался Николай Баграев, неизменно сопровождал успех. Так случилось и с радиостанциями «Хит ФМ», «Русское Радио-Украина», «Радио Roks», «Радио Мелодия», «Kiss ФМ» и «Relax», входящими в группу «ТАВР Медиа». Николай Баграев является главой ее наблюдательного совета. Под его опекой как управляющего акционера ТОВ «Телеодин», находятся и музыкальные каналы М1 и М2. Поэтому о проблемах отечественного шоу-бизнеса он знает практически все. Как и о способах их решения…

«Артисты, появившиеся в начале 1990-х, по-прежнему собирают полные залы»

— Николай Георгиевич, вы много лет связаны и с отечественным шоу-бизнесом, и с развлекательными медиа. На ваших глазах эти рынки пережили не один взлет и не одно падение. В какой точке, по вашему мнению, мы находимся сегодня и что нас ждет в будущем?

— Действительно, за 23 года независимой Украины были разные периоды, но я бы сказал, что развитие и шоу-бизнеса, и медиа идет по нарастающей, несмотря на то, что были и более яркие и менее яркие периоды. Артисты, появившиеся в начале 1990-х, по-прежнему собирают полные залы, хотя этим уже могут похвастать и те, чьи имена еще пять лет назад мало кто знал. Многое поменялось после появления специализированных медиа (имею в виду музыкальные каналы и крупные радиосети) и после рождения крупных музыкальных проектов на больших каналах. Украинских имен становится все больше. «ТАВР Медиа» — это крупнейший холдинг, который включает в себя шесть не перекрывающих друг друга по формату радиосетей, и в каждом формате есть место украинским музыкантам.

— Тем не менее именно сейчас активно обсуждается вопрос квотирования украинской музыки: говорят, без увеличения квоты украинским музыкантам не пробиться в эфиры на радио и музыкальные каналы.

— Эти обсуждения идут давно, и сегодня они не менее своевременны, чем раньше. На фоне роста патриотических настроений вопрос очень актуальный. Сегодня украинский шоу-бизнес получил невероятный шанс для развития. После прекращения гастрольной деятельности большинства российских артистов ротация их музыки потеряла экономический смысл, и количество россиян в украинском пространстве уменьшилось в разы.

Но освобождающееся место невозможно мгновенно заполнить. Необходимо время, чтобы количество, а главное, качество украинского продукта достигло того уровня, на котором работают лучшие украинские группы и исполнители. Во все времена сотни музыкантов создавали музыку, но лишь единицы или десятки были на вершине пирамиды, и в этом плане сегодня мало что изменилось.

Это понимают не только руководители FM-станций, но и ведущие украинские музыканты. Недавняя встреча в Министерстве культуры это продемонстрировала, поэтому я против механического увеличения квоты до 75% — это ни к чему позитивному не приведет. Такая квота действует, например, в Беларуси. Причем уже 10 лет. Скажите, мы много знаем белорусских исполнителей или групп?

Любая форматная радиостанция — будь то танцевальная, хип-хоповая или джазовая (я не говорю уже о классической музыке, которую даже не пытались выводить в радиоэфир) — и при квоте в 50% заведомо будет нарушать ее. И если при квоте в 50% форматных станций совсем мало, то при 75% их не будет никогда. Убежден, что для качественного развития исполнителей, а также форматных радиостанций квота 50% является оптимальной на сегодня.

«Нужно время, чтобы украинское вернулось — в головы и в эфиры»

— Но получается замкнутый круг — музыканты играют только поп-музыку, которую может быть, если повезет, будут крутить на радио, а радио жалуется, что музыканты играют одно и то же. Кто-то должен первым разорвать этот круг?

— Мы привыкли к революциям и хотим резких перемен и в этой сфере. Так не бывает. Если закрыть рынки для зарубежных автомобилей, украинские машины не появятся на следующий день. Если закрыть границу для импортных телевизоров, украинские тоже быстро не появятся. Посмотрите на ситуацию с российскими сериалами — она очень похожа на то, о чем мы говорим: серьезный и качественный продукт не появится мгновенно, да и пользователи не способны быстро переключиться и полюбить новые лица, новые темы.

Кроме того, я бы заметил, что появление новых медиа (Интернета в первую очередь), с одной стороны, открывает дорогу новым именам внутри страны, а с другой — оставляет доступ на внутренний рынок даже тех артистов, кого радиостанции и музыкальные каналы уже год как забыли. Открытые спутниковые каналы по-прежнему «кормят» зрителей не только новостями, к которым у нас уже выработался антиген, но и музыкой и кино.

Опять же, в отсутствии украинской музыки принято обвинять российскую, при этом никто же не противится европейской, американской музыке? К примеру, на станциях «Радио RELAX» и «KISS ФМ» вообще нет музыки российского производства, но там и украинской музыки мало. Этой музыки мало не только на радио, ее в принципе мало. На «Радио ROKS» за сутки выходит 6—7 российских треков, при этом пять из них — «Машина времени», на «Радио Мелодия» — не более 15 процентов российской музыки. Формат «ХИТ ФМ» базируется на хитах 1990—2000 годов и здесь в равных пропорциях представлена музыка самых разных стран. Этот формат самый популярный, а станция прочно удерживает лидерство на рынке.

— А «Русское Радио»?

— «Русское Радио-Украина» — самостоятельная, полностью украинская компания, ничем не связанная с московской радиостанцией уже много лет. Добавлю, что русское — не российское, там действительно формат — песни на русском языке, но российских треков не более 45 процентов, и мы следим за этим. А вопрос языка очень сложный. Мы с вами говорим на русском, полстраны говорит на русском, очень многие украинские артисты поют на русском, даже те, что еще 5—7 лет назад пели на украинском. Почему так произошло — вопрос не к СМИ, мы точно об этом никого не просили, и не думаю, чтобы об этом просили другие медиахолдинги. Но это ведь произошло, поскольку многие артисты видели в России привлекательный для себя рынок. И теперь нужно время, чтобы украинское вернулось — в головы и в эфиры.

— И снова получается, что нужно просто ждать… Но ведь у вас есть опыт в прошлом, многие музыканты до сих пор мечтают о возобновлении «Таврийских Игр».

— Если вы думаете, что я не вспоминаю о тех временах и не жалею, что они ушли, то вы сильно ошибаетесь! Действительно, в течение 17 лет на каждом фестивале выступали 15—20 украинских исполнителей и групп, и лишь 3—5 зарубежных, из которых 2—3 были «издалека». И артисты готовили премьеры концертных программ к «Таврийским Играм», и после фестивалей на десятках локальных телеканалов выходили музыкальные фильмы, не говорю уже о прямых трансляциях на национальных каналах. А если вспомнить «Черноморские Игры», детский фестиваль и назвать имена тех, кто на этом фестивале впервые в жизни вышел на многотысячную публику и получил свои первые конкурсные трофеи, то придется перечислить три десятка имен. Все они сегодня в топах украинского шоу-бизнеса: от Тины Кароль и Насти Каменских до Эрики и Ивана Дорна.

Сейчас время поменялось, спонсоры предпочитают круглогодичные рекламные кампании на ТВ, телеканалы предпочитают выстраивать драматургию в талант-шоу, которые редко рождают реальных звезд, крупные мероприятия с платным входом так и не прижились в Украине. А в последнее время, скажем честно, Украине вообще не до фестивалей.

Но шансы есть все равно: например, буквально на днях четыре крупнейших радиохолдинга объявили о проведении акции «Украинский формат». Не знаю, появятся ли новые большие звезды, но попытаться их открыть и дать шанс новым музыкантам заявить о себе и попасть в радиоэфиры — это уже хорошо!

В начале весны мы обсудили изменение наполнения канала М2. С 1 мая в эфире — только украинские исполнители. Канал не украиноязычный, как хотелось бы, но эту тему мы уже обсуждали.

«Важно создавать условия для появления новой качественной музыки»

— Значит, можно? Как успехи?

— Скажу честно — пока какого-то особого скачка нет, несмотря на беспрецедентную для музыкальных каналов рекламную кампанию в наружной рекламе и на национальных каналах. Представление о том, что зритель набросится на украинский контент — почти ошибочное. Ведь это впервые у нас в стране весь эфир канала построен на национальном продукте. Это риск с точки зрения бизнеса, но мы на него идем. «Украинский» М2 финансово возможен только в синергии со «всеядным» М1, запас прочности есть, и мы надеемся, что аудитория такого канала будет расти.

Это только первый шаг, и он подтверждает, что без финансирования «извне» невозможно резко перейти на локальный продукт. Так же, как и в кино, зритель приучен к высокому техническому качеству, постоянному обновлению. А это — увы! — деньги. Административным путем невозможно «включить» качество исполнителей и любовь зрителей-слушателей.

По большому счету, денег-то никто не просит, по крайней мере, мы не просим. Есть другие механизмы, о которых стоит подумать. Например, М1 прошлой весной при продлении лицензии заплатил ту же сумму, что и любой другой эфирный канал — несколько миллионов гривен. И дифференциации суммы лицензионного сбора по признаку «украинская музыка» нет. Если вы придете на концертную площадку с идеей провести концерт, получите прайс, мало чем отличающийся от прайса для Стаса Михайлова. Если придете в местную администрацию с идеей провести фестиваль — ваш оптимизм сильно убавится. Если музыкант обратится в авторское общество за выплатой роялти — он больше туда ходить не будет. И это только часть проблем.

Со всем этим еще как-то справлялись, пока экономика росла, и «благотворительные» концерты чередовались с кассовыми и «корпоративами», приносившими немалый доход. Но сейчас все иначе, и всю систему отношений нужно переосмысливать и строить с нуля.

— Можете назвать хотя бы первые шаги? С чего начинать, к чему идти?

— Нужно разрабатывать систему стимулов. Вводить дифференциацию стоимости лицензий, о чем мы уже говорили. Если какое-то медиа готово работать исключительно в украинском формате — предусмотреть систему государственных грантов для компенсации ряда затрат.

Но также важно создавать условия для появления новой качественной музыки, попросту говоря, облегчить экономику отечественного шоу-бизнеса. Создавать систему льгот при оплате аренды концертных площадок, возможно — создавать инфраструктуру для проведения фестивалей под открытым небом, вводить налоговые льготы для компаний, развивающих отечественную музыку и телекинопроизводство. Например, убрать НДС в тех моментах, когда организатор мероприятий контактирует с потребителем напрямую — в билетном хозяйстве, в той же аренде площадок, — какая в данной ситуации «добавленная стоимость»? Урегулировать вопросы авторских отчислений при организации концертных мероприятий, ведь сегодня при проведении концерта необходимо наперед уплатить 3% от аншлагового заполнения зала, и никого не интересует, заполнен зал или нет. Особо это выглядит странным, когда рок-группа, исполняющая только свои песни, при организации концерта должна уплатить эти проценты авторскому обществу, которое потом, может быть, выплатит авторские этим музыкантам. Можно говорить о социальной ответственности бизнеса, примеров подобного отношения множество, особенно в последнее время. Благотворительные концерты, волонтерская деятельность стали обычным делом для сотрудников «ТАВР Медиа», как и для многих наших сограждан. Поэтому рынок предстоит развивать совместными усилиями. Но ограничиваться только призывами и ужесточением условий ведения бизнеса неразумно.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— Как говорила тетя Циля, женщина была создана для того, чтобы мужик не умер от счастья.