ПОИСК
Политика Есть мнение

Елена Галкина: "Чем слабее власть в Украине, тем сильнее будет давление России"

5:55 31 июля 2015
Украина и Россия оккупация

Российский политолог и историк объясняет, почему для большинства россиян вполне естественно врать вместе со своим «национальным лидером»

В конце мая Москва устами террористов официально заявила о закрытии проекта «Новороссия», который предусматривал отторжение от Украины еще восьми южно-восточных областей и создания квазигосударственного образования с марионеточным режимом. Сегодня Кремль сменил тактику и пытается навязать Киеву разоренные и разворованные российскими оккупантами территории Донбасса на своих условиях и в обход Минских соглашений. В Москве настаивают, чтобы так называемые «ДНР» и «ЛНР» интегрировались в Украину на правах широкой автономии с сохранением своих вооруженных формирований и правом вето на внешнеполитические ориентиры нашей страны. При этом содержать марионеточные режимы Кремля должен Киев.

Российский оппозиционер, политолог, доктор исторических наук Елена Галкина считает, что после провала проекта «Новороссия», сломанного украинской стороной, позиции Кремля ослабли, но путинский режим, по ее словам, не любит отступать и при первой же возможности идет в наступление.

— Новые шаги после лета прошлого года предприняты не были, — констатирует Елена Галкина (на фото). — Это ясно и по речам министра иностранных дел России Сергея Лаврова, и по визиту госсекретаря США Джона Керри. Россия продолжает намекать США, что надо закрыть глаза на аннексию Крыма и ситуацию на Донбассе. Взамен Россия может помочь решить проблемы в других местах земного шара, в первую очередь на Ближнем Востоке.

Однако если в прошлом году еще можно было предположить, что Запад готов «обменять» Крым на Донбасс, сейчас США, Германия и Турция четко дали понять, что не поступятся ни своими, ни украинскими интересами.

Когда наступление захлебывается и сопротивление сильно, такие правители, как сириец Башар Асад или Владимир Путин начинают переговорный процесс с великими державами, имитируя договороспособность. Но как только большие державы отвлекаются на другие проблемы, коих в мире сейчас немало, снова переходят в наступление.

Стратегически это проигрышная позиция, но на определенном этапе она создает массу проблем жертве агрессии.

Позиции России сейчас ослабли, и она пытается заморозить ситуацию, продавить террористические «ЛНР» и «ДНР» в состав Украины. Насколько это удастся, зависит теперь от украинского руководства.

— Только от него?

— Не только, но в значительной степени. Снятия международных санкций с РФ пока не предвидится. К тому же в России с мая месяца сложилась новая внутриполитическая ситуация. Раньше главной задачей было — подавить недовольство внутри страны и не допустить здесь Майдана. Беспокойство возникло со времен «арабской весны», события которой здорово удивили российское руководство. Они решили, что причиной тех событий стало вмешательство США. В настоящее время действия Кремля направлены на предотвращение такой ситуации.

Раньше общество в России жило отдельно от власти, теперь же власть стала искать новый консенсус. Наблюдаются попытки собрать митинги более массовые, чем у оппозиции. Это не очень получалось, но 9 мая прошла акция «Бессмертный полк». На улицы Москвы вышло много людей, по разным оценкам, от 250 до 450 тысяч человек. Путин шел в первом ряду. В пропагандистских СМИ это представили так, будто российское общество получило своего лидера и готово идти за ним. Якобы вокруг идеи «России-победительницы» консолидировалась новая нация, которая одобряет современную внешнюю и внутреннюю политику. Власть считает, что консенсус сложился и теперь у нее развязаны руки для проведения более жесткой как внешней, так и внутренней политики, в том числе и в отношении оппозиции.

— Заместитель главы миссии ОБСЕ Александр Хуг заявил, что они сегодня наблюдают готовность сторон к некоему новому, беспрецедентному уровню эскалации. Следует ли ожидать масштабного наступления российских войск?

— Большое наступление в Украине должно было начаться весной. Однако «спонсоры» не выдержали, испугавшись социальной катастрофы. Будет ли еще наступление, сейчас совершенно не ясно, потому что у Кремля нет планов и видения дальнейших действий в Донбассе. Решения принимаются ситуативно, в зависимости от давления оппозиции, давления Запада и поведения Украины. Какой-то стройной стратегии, кроме развязывания большой войны или же отката назад, нет. Пока российская власть действует по ситуации, сказать, что она выкинет завтра, сложно. Однако и отступить Путин не может. Не может отказаться от Крыма и Донбасса. Потому что консенсус сложился именно вокруг этих идей.

В России никто не хочет мобилизации, не хочет рисковать своими детьми и родственниками. Поэтому большого наступления не будет, а останется замороженный конфликт. Что-то поменять в сложившейся ситуации нынешнее руководство России не может. Путин стал рабом рейтинга.

— Все «завязано» на Украине?

— Увы, и это не исключает возможности активизации боевых действий. Поведение таких режимов, как путинский, следующее: оттягивать ситуацию, вести переговоры, если нет ресурсов. Потом — нанести удар, когда все отвлекутся. Возможность осуществления таких планов зависит от быстроты реакции международного сообщества. Она может быть, а может и не быть.

Администрация Обамы проводит сейчас весьма сдержанную политику. Стратегические цели для них ясны, но они все равно ведут себя очень осторожно. Многое здесь зависит и от Украины. Чем быстрее украинцы построят стабильное государство с эффективным руководством, проведут реформы и начнут развивать консолидированное общество, тем большей будет помощь. Агрессивная политика режима Путина — проблема для стран Запада. Они об этом знают и будут ее решать. Вопрос в том, как поведет себя в этой ситуации Украина. Чем слабее власть в Украине, тем сильнее будет давление России, длительнее оккупация и незаконная аннексия украинских земель.

Крым могут вернуть Украине только если Путин потеряет власть. Он же не отдаст Крым никогда, потому что сейчас на аннексии полуострова держится легитимность российского президента.

— Каков ваш прогноз дальнейшего развития ситуации?

— Власть не знает что делать. Однако, судя по спикерам телепрограммы «кремлевского рупора» Владимира Соловьева, все запросы общества уже удовлетворены, а значит, Кремль не будет отступать с завоеванных позиций. Вопрос только в том, возьмут ли они паузу или будут наступать дальше. Сохранение текущей ситуации — это новые санкции от Запада за несоблюдение Минских договоренностей.

Экономические эксперты считают, что правительство сможет удерживать курс и экономику от обвала еще месяц-другой. Дальше — ресурсов нет, проблемы не решаются, а интересы нефтегазового комплекса прямо противоположны интересам остального бизнеса Российской Федерации. Поэтому власть оказалась в печальной ситуации. Вопрос в том, понимает ли она это. Ведь мы не знаем, какая информация доходит в те загадочные коридоры, а какая нет.

В России декоративный парламент и фасадное правительство, а основные решения принимаются в другом месте. Первое лицо государства и его ближайшее окружение, по всей видимости, настроены на продолжение войны. Вопрос в том, насколько люди, причастные к принятию решений помимо них, поддерживают этот курс. Либо же они по мере сил попытаются его остановить и повернуть вспять.

На мой взгляд, в высших эшелонах власти достаточно много противников текущей политики, и только благодаря их усилиям не развязалась третья мировая или большая война на территории Восточной Европы.

Остается надеяться, что ситуация будет развиваться в сторону деэскалации конфликта и решения проблем в политической системе России.

— Да, но тот же Ходорковский говорил, что у сегодняшней российской политической системы перспективы позитивной эволюции нет..

— В этом я с ним полностью согласна. Однако российской оппозиции пока не ясно, что делать дальше. Не стратегически, но в плане тактики: прошли маршем, и что? У гражданского общества России есть запрос на более жесткие лозунги, чем экономические и социальные. Но люди ждут решений от центра оппозиции, ее лидеров. Самый мощный из них — Ходорковский.

Марш был лишь началом нового этапа. Ближайшие выборы в Думу намечены на 2016 год. Но, скорее всего, еще до них пройдут события, которые в корне изменят ситуацию. А пока страна в тупике.

Что касается войны, то мы не знаем, что будет через полгода. Власть не делает даже попытки признать свои ошибки, исправить ситуацию. Власть не идет на диалог. Прогнозировать что-то на период до окончания 2016 года, когда будут выборы, невозможно. Есть недовольство гражданского общества — в бизнес-среде и на среднем уровне управления. Даже чиновники понимают, что действия верхушки противоречат интересам государства.

Россию засасывает в воронку фашизма, в стране идет трансформация политической системы. Причем засасывает все глубже и глубже. Экономика тоже не развивается, причина — «ресурсное проклятие» и невозможность наладить импортозамещение. Фашистская диктатура опирается не только на страх, но и на энтузиазм. Для последнего нужны реальные успехи, каковых у государства попросту нет. Экономика продолжает сползать вниз: девальвация рубля, снижаются экспорт и импорт. Даже производство продовольствия не выросло при существенном сокращении импорта. Государство не делает ничего для дерегуляции бизнеса. Предприниматели надеялись на снижение налогов и помощь в организации импортозамещения, но не получили ни первого, ни второго.

— Вы верите в перспективы российской оппозиции?

— Не правы те, кто говорит, что протест «слился» в конце 2012 года и оппозиция потеряла протестный потенциал. В оппозиции идет огромная внутренняя работа. Раньше власть не ощущала опасности от оппозиции. Сейчас ощущает и придумывает, что делать: либо новое наступление извне, либо борьба изнутри.

В отличие от власти, оппозиция очень внимательно прислушивается к мнениям экспертов. Понимает, что надо продумывать тактику и проводить какие-то действия. Но это уже технический вопрос.

— Согласно данным соцопроса «Левада-Центра» 52 процента россиян считают, что в Украине нет войск РФ…

— Попытаюсь объяснить это на примере отношения россиян к двум пленным российским спецназовцам. В России эта тема освещается мало. Это не основной сюжет в новостях. В разговорах россияне придерживаются предложенной им официальной версии о «луганских милиционерах». Большинство жителей РФ знают, что на территории Украины есть российские войска, но относятся к этому спокойно. Для них вполне естественно врать вместе со своим «национальным лидером». Они считают, что Россия справедливо отстаивает свои интересы. Тем более что опять-таки большинство населения России считает Украину территорией своей империи. Имперское сознание доминирует. Это характерно для пассивной части общества. Следовательно, если власть изменится, перестанет проводить агрессивную милитаристскую политику, эти люди не будут бороться за ее возрождение. Поэтому, несмотря на имперскую доминанту в сознании простых россиян, демократическое активное меньшинство все же имеет шансы прийти к власти и изменить внешнюю политику РФ в сторону дружеских и партнерских отношений с миром.

Фото в заголовке Getty Images/Fotobank

2328

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер