ПОИСК
Життєві історії

В многодетной семье переселенцев из Макеевки первоклашками станут сразу три дочери

8:30 29 серпня 2015
Інф. «ФАКТІВ»

На попечительстве супругов Владимира и Дианы Родиковых десять детей — пятеро родных и пятеро приемных. Еще в июне прошлого года они с детьми покинули родной дом в надежде скоро вернуться обратно. Увы, судьба сложилась иначе. Семья долго скиталась по приютам, но три месяца назад им повезло: они получили в подарок специально построенный для них дом в селе Гатное неподалеку от Киева. В сентябре восемь ребят примутся за учебу. Старший сын, 18-летний Богдан, будет продолжать осваивать профессию ветеринара, 16-летняя Александра пойдет учиться на модельера-стилиста. Шестеро воспитанников — школьники. Даниил, Валерия и Денис пойдут в пятый класс, Каролина, Милана и Екатерина станут первоклассницами. И лишь двое самых маленьких, пятилетние Артем и Настя, останутся еще на годик дома при маме.

Решение покинуть родной город далось семье непросто. Владимир Родиков вспоминает о большом уютном доме, в котором хватало места для всех: спальни, игровые комнаты, кабинеты для занятий. Половину участка площадью в двадцать соток занимал фруктовый сад, остальное — газон с бассейном, спортивной площадкой и качелями. Три собаки, две кошки и очень много аквариумных рыбок (Владимир занимался разведением скалярий и цихлид).

— Мы долго не решались все бросить и уехать, до последнего надеялись, что война вот-вот закончится, — вспоминает мужчина. — Решение покинуть дом пришло, когда по улицам нашего города проехали первые танки с российскими флагами, а по дворам принялись бегать боевики с автоматами. Дети стали находить патроны на железнодорожных путях неподалеку от дома. Сначала мы запретили им выходить на улицу, но потом поняли: нужно уезжать. Слава богу, у нас есть свой микроавтобус. Как выяснилось позже, мы приняли решение вовремя — через неделю после нашего отъезда правительство «ДНР» запретило вывозить детей с территории области.

Не теряя времени, Родиков написал в «Фейсбуке» о том, что семья ищет приют. На просьбу о помощи откликнулись многие. Однако разместить сразу 12 человек оказалось непростой задачей.

Из Макеевки семья выехала в июне прошлого года. Вначале остановились на Хортице, в Запорожской области, где прожили две недели. Далее последовал переезд в Фастовский район Киевской области.

— Приютить нашу семью при содействии руководителя службы по делам детей КГГА Николая Кулебы согласилась евангелистская община в селе Червона Мотовиловка под Киевом, — продолжает Владимир. — Помещение, где мы тогда жили, — это нечто вроде воскресной школы. Нам выделили две маленькие комнатки из пяти. Столы и шкафы убрали, поставили кровати. Фактически, заходишь в комнату, а там только кровати и кровати — по всему периметру. У нас поначалу даже нормальной ванны не было — ее поставили только со временем, в коридорчике между женским и мужским туалетами. В остальных трех комнатках жили такие же многодетные семьи. В итоге в небольшом помещении разместили 27 (!) человек. Спасало положение только наличие общего холла. На первом этаже здания был небольшой дом престарелых. Дети, привыкшие к простору, капризничали и просились домой. Но даже в такие условия нас поместили временно — до осени. Дальше нужно было выселяться и искать новый дом.

Чтобы не остаться без крыши над головой, Владимир разослал письма во все возможные официальные инстанции: президенту, премьер-министру, в Верховную Раду, в Министерство социальной политики. Однако в ответ семья получала лишь отказы из-за неспособности помочь. Тогда Родиковы обратились к журналистам нескольких телеканалов.

— Именно с помощью СМИ мы сумели связаться с супругой президента Мариной Порошенко, — рассказывает Владимир. — По ее просьбе к нам приехал президент альянса «Украина без сирот» и руководитель благотворительного фонда «Отчий дом» Роман Корнейко. В селе Петровское нам временно предоставили пятикомнатную квартиру со всеми удобствами. Тем временем бизнесмен Александр Тигов по своей инициативе решил специально для нас построить новый большой дом. И вот 1 июня, в День защиты детей, мы отпраздновали новоселье!


*Новоселье в собственном доме, подаренном неравнодушными людьми, Родиковы справили 1 июня, в День защиты детей. Фото из семейного альбома

Постепенно разговор переходит на не совсем приятную для семьи тему.

— После нашего выезда из Макеевки почти все родственники от нас отвернулись, — говорит Владимир. — Поддерживают разве что мои родители и старшая сестра, которая с детьми выехала в Славянск. Остальные прямо заявили: «Вы бендеровцы, фашисты и «укропы». Соседи постепенно отравили всех наших собак, кто-то начал выкапывать деревья в саду.

— Мой родной дядя, живущий в Литве, и двоюродные сестры из Ирландии уверяли меня, что нас уже вовсю зомбируют американцы, что у нас «розовые очки» и мы не понимаем, что происходит вокруг, — подключается к разговору мама семейства Диана Родикова, энергичная и обаятельная женщина. — Мне пришлось долго их убеждать, отстаивать свою позицию. Потом моя родня призналась, что их мнение было продиктовано российскими телеканалами, которые транслируются в этих странах. Печально, что вся наша большая семья, выросшая в Украине, разделилась в понимании происходящего.

— Тем, кто остался в «ДНР», тоже не позавидуешь, — качает головой Владимир. — Я каждый день созваниваюсь со своей матерью. Она плачет: у людей на подконтрольной боевикам территории, по сути, есть два пути: либо в ополчение, либо обрекать себя на голодание. Люди в большинстве недовольны новым режимом — у них пропали иллюзии насчет «молодой республики». За один украинский флажок человека отправляют в «яму» — подвал для пыток. Очень популярными стали доносы. Бывали случаи, когда верующие люди тайно собирались, чтобы помолиться за Украину — и тут по звонку соседа на горячую линию являлась целая команда бандитов. Молящихся забирали и избивали в тех же подвалах. Моему другу, который оказался в такой ситуации, сначала переломали ребра, а потом заставляли отжиматься, чтобы проверить, насколько он еще в состоянии шевелиться. Пытки продолжались четыре дня. После освобождения друг вместе с семьей выехал во Львовскую область. О соблюдении имущественных прав выехавших в Украину граждан речь вообще не идет. Местных нотариусов заставляют переписывать пустующие квартиры на ополченцев.

От грустных размышлений родителей отвлекла пятилетняя Настя. Выбежав к нам на крыльцо, девочка с упоением стала декламировать стихи на патриотическую тематику, потом исполнила национальный гимн. Родиковы, оживившись, принялись наперебой рассказывать об увлечениях и достижениях своих ребятишек. На вопрос, как им удается поддерживать прекрасные отношения со всеми десятью, супруги ответили:

— В первую очередь все зависит от общего настроения в семье — от отношений мамы с папой и их обоюдного отношения к детям. После рождения детей мы установили первое правило: не капризничать. Всегда раздражало, когда в магазине видишь ребенка, закатывающего истерику с криком «Мама, купи!» Мы приучали детей так не делать. Нам никогда не было сложно их воспитывать — мы общаемся с детьми не только как родители, но и как друзья. И когда мы взяли первых двух приемных детей, то не заметили трудностей — малыши сразу влились в общий коллектив. То же самое было и после появления последних трех детей полугодовалого возраста. Разве что нужно больше готовить кушать.

— Можем посоветовать правило трех «нет», — улыбается Диана. — Не капризничать, не врать и не драться. Приемным детям нам даже не пришлось объяснять эти правила: мы, бывало, слышали, как в другой комнате наши родные рассказывают новоприбывшим, что можно и что нельзя. Кстати, у нас нет разделения на своих и чужих — у нас все родные.

— Когда мы решились взять на воспитание двух первых ребят, многие нас отговаривали, рассуждали о возможной плохой наследственности, — вспоминает Владимир. — На что я всегда отвечал: «А что вы знаете о генетике ваших прадедушек или дальних родственников?» Даже у наркоманов зачастую родители были нормальными. Максимально, что может быть у наших приемных детей, — это наследственные болезни. Но генов мы не боимся, ведь я даже о собственной наследственности ничего толком не знаю.

Хозяин дома показывает рукой на фруктовый сад:

— Вот эти саженцы подобны детям, которые выросли в нормальных семьях. Пока их поливают и обрезают, они хорошо плодоносят. Но если дерево забросить, оно зарастает и превращается в дичку. Ребенок из детского дома подобен дичке. Его нужно накормить, подлечить, дать отдых — и малыш будет расти достойным человеком.

Родители признались, что как-то случайно подслушали разговор двух сыновей: родного и приемного. Родной сын спрашивал, какую фамилию тот бы предпочел: оставить свою или поменять на Родикова. (По закону приемным детям, в отличие от усыновленных, предоставляется такое право по достижении 12 лет. — Авт.) К гордости отца и матери, приемный мальчик не сомневался в решении взять семейную фамилию.

Приветливые хозяева устроили небольшую экскурсию по дому. Везде царили идеальный порядок и чистота. Оказывается, у детей существует график дежурств: кто-то моет посуду, кто-то пылесосит, а у кого-то заслуженный выходной. У самой младшей Насти тоже есть обязанность — с колокольчиком обходить дом и созывать народ к завтраку, обеду и ужину. На первом этаже небольшой холл, кухня и родительская комната. Наверху три детские спальни: одна для мальчиков и две для девочек. Часть мебели удалось перевезти из Макеевки через блокпосты, кухонную мебель помогла приобрести глава Киево-Святошинского района Мирослава Смирнова. Недостающую двухъярусную кровать для девочек совместно купили пять женщин-депутатов, и теперь домочадцы шутя называют эту кровать «депутатско-министерской». На одной из полок разместилась целая коллекция игрушечных деревянных машинок — это подарок мэра Каменца-Подольского, полученный во время путешествия по Западной Украине. Пространство над лестницей собираются превратить в семейную фотогалерею. Уже сейчас на каждой стене висят фотографии животных, чаще всего котов: в этой семье к ним особо трепетное отношение. Подтверждение тому — вальяжно разлегшийся на веранде упитанный кот по кличке Патрик.

— Хотя ему всего лишь год, у него прямо королевские манеры, — смеются домочадцы. — Если в его миску положить целый кусок мяса, он подойдет, понюхает, посмотрит с укоризной и начнет возмущенно орать на весь дом. А успокоится и приступит к еде, только когда ему порежут мясо на мелкие кусочки.

Дети нисколько не стесняются чужих в доме — напротив, пытаются повнимательнее рассмотреть и обаять каждого из гостей.

— Это и неудивительно, — улыбаются супруги. — За последний год с нами успели пообщаться журналисты десятков отечественных и зарубежных телеканалов.

Сейчас семья готовится отправить в школу сразу шестерых детишек.

— Особенно «весело» придется нашей маме, — обнимает жену Владимир. — Пятиклашки хотя бы уроки уже могут делать самостоятельно, а вот за тремя первоклассниками придется присматривать. Подготовка к школе в нашем случае — это оптовая закупка всех нужных школьных принадлежностей. К примеру, каждой девочке в первый класс нужны одна вышиванка, как минимум три блузы, юбка, брюки, пиджак, спортивный костюм, две пары обуви, бантики, гольфики, носочки и т. д. И это не считая рюкзака и канцелярии! Для пятиклашек все то же самое, только на два-три размера больше. Если весь этот список умножить на количество детей, сумма выходит немалая.

По словам Владимира, проблем с оформлением в школу детей — переселенцев из Донбасса не возникло: достаточно было прийти к директору местной сельской школы и объяснить ситуацию. Правда, вначале дети испытывали небольшие трудности с языком. Дома, в Макеевке, обучение проходило на русском языке, а в новой школе — на украинском. Но ребят поддерживали учителя и одноклассники, и те быстро освоились в новых условиях. Более того — когда в Петровском у семьи не было возможности платить школьные взносы, эту ношу взяли на себя родители других детей из класса. Даже помогали закупить недостающее.

— Когда мы выехали прошлым летом из дома, будущая жизнь представлялась весьма размыто: одно дело, когда в семье один-два ребенка, но, если это «взвод» из десяти человек, — устроить свою жизнь не так-то просто, — прощаясь, замечает отец семейства. — Нам было страшно, случались и депрессии. Ведь в Макеевке осталось буквально все! Даже когда мы уже жили в ожидании переезда в новый дом, то и дело терзали сомнения: вдруг что-то изменится, и мы снова останемся без крыши над головой… Успокоились, только когда шумно отметили новоселье. С помощью отзывчивых людей жизнь нашей большой семьи стала налаживаться.

2924

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів