ПОИСК
Інтерв'ю

Владимир Данилец: "Мне с детства была предопределена артистическая карьера"

8:00 9 вересня 2015
Сегодня народный артист Украины отмечает 55-летний юбилей

Свой первый гонорар Владимир Данилец заработал в десять лет. Это были десять рублей, заслуженно полученные после выступления со школьным хором, в котором юный Володя солировал. Он с детства мечтал стать артистом. Правда, певческая карьера плавно переросла в разговорный жанр, в котором Владимиру Данильцу не было равных. Разве что Владимир Моисеенко, с которым Данильца связывают многие годы дружбы и работы, мог конкурировать с ним. Дуэт, который зрители знают как «Кролики», скоро отпразднует свое тридцатилетие. Многие из их миниатюр наравне с «Кроликами» уже давно стали классикой юмористического жанра: «Свадьба», «Ярмарка», «Индийское кино», «Граница на крючке». Владимир говорит, что некоторые из них сегодня звучат как пророческие.

— Знаете, ничего я праздновать не собираюсь, — в сердцах признался Владимир Данилец. — Соберемся на даче вместе в семьей, выпьем, закусим. Нет радости, когда смотришь на то, что происходит у нас в стране. А делать вид, что тебе весело и хорошо… Это можно оставить для сцены, в жизни все по-честному.

— Вы уже давно не выступаете с большими концертами в Украине?

— Восемь месяцев. Обстоятельства сложились так, что нам просто не дают выступать. Зарабатываем на гастролях в Белоруссии, Прибалтике, Германии. Такая ситуация сложилась после того, как на новогодние праздники нас показали в телепрограмме «Парад звезд». Концерт смонтировали так, будто мы аплодируем выступлениям Газманова и Валерии, а они — нам. Из этого раздули скандал, в мой и Володи Моисеенко адрес посыпались угрозы. Никто не стал разбираться в ситуации, а мы не пытались доказывать, что съемка проводилась гораздо раньше, чем прозвучали многие из скандальных заявлений российских артистов. Так и живем… Сейчас отправляемся в большой тур по Эстонии, Литве, Латвии и везде представляемся как украинские артисты. Хотя что я говорю? Иначе ведь и быть не может!

РЕКЛАМА

— Вы — дуэт-долгожитель в украинском шоу-бизнесе. Скоро 30-летие отмечать будете.

— Через два года. Честно говоря, сейчас даже не верится, что столько времени прошло. Оглядываешься назад — как один день. Правда, очень насыщенный. Я ведь с шести лет себя только артистом видел. У меня вся семья музыкальная. Папа преподавал пение, вел кружок самодеятельности в селе и хор. Он был музыкально одаренным человеком. У мамы был хороший голос. Кстати, моя сестра стала профессиональной певицей. В общем, мне с детства была предопределена артистическая карьера. Только я хотел петь, а стал разговорником.

РЕКЛАМА

— Что же случилось с голосом?

— Два года я отучился в Киевском эстрадно-цирковом училище, но вокалистом был слабым. После моего выступления на экзамене преподаватели попросили 15-минутный перерыв, чтобы отсмеяться. У меня репертуар мощный был — «Однозвучно гремит колокольчик» и «Молодость», но почему-то, кроме смеха, песни не вызвали никакой реакции. Комната, где проходил экзамен, была маленькая, как каморка, лица преподавателей непробиваемые. Напротив входа стояло зеркало, где я увидел свое отражение: небольшого роста взлохмаченный студент в бордовой рубашечке. Думаю, буду смотреть в зеркало и делать вид, что никого не замечаю. Получилось все наоборот. После экзамена преподаватель Светлана Артемьевна мне сказала: «Володя, знаю, что вы работали каменщиком, вот идите, стройте квартиры, с жильем сейчас напряженка…» Говорю: «Я еще на барабанах умею играть…» Она просто схватилась за голову. От отчисления меня спасло актерское мастерство. Преподаватель по этому предмету предложила перейти на отделение артистов разговорного жанра. «Ладно, — говорю, — давайте». Заканчивая училище, я уже был дипломантом республиканского конкурса.

РЕКЛАМА

— Вместе с Моисеенко?

— Нет, до 1987 года я работал один. Володя в то время выступал в дуэте с Мариной Литвиновой. Наш творческий дуэт родился намного позже. Но дружили с Вовкой уже в училище, были, что называется, не разлей вода. Правда, подхалтуривал я один. Играл в ресторане на барабанах и ездил по свадьбам. Зарабатывал неплохо для студента. В месяц получал 300, а то и 400 рублей. По тем временам большие деньги. А после эстрадно-циркового училища, поступив в «Укрконцерт», стал зарабатывать лишь 75 рублей в месяц. При этом постоянно еще и угрожали выгнать за профнепригодность.

— И что же вы делали не так?

— Просто меня как молодого артиста бросили в концертную группу «Улыбка и песня», где работали одни пенсионеры. В «Укрконцерте» группу обозвали «Убытки и пенсия». Я вел выездные концерты и выступал с номером. Но был зажат, боялся всего, чувствовал нелюбовь к себе со стороны маститых артистов. В конце концов меня перевели в группу, где собралась молодежь. Вот тогда стало полегче. В 1986 году я уже поехал на Республиканский конкурс артистов эстрады и стал его лауреатом. Председателем жюри тогда был знаменитый певец Юрий Богатиков. А чуть позже как победитель отборочного тура на Всесоюзный конкурс артистов эстрады отправился в Москву представлять Молдавию и Украину. Без всякого блата. В жюри были Алла Пугачева, Полад Бюль-Бюль Оглы, Борис Брунов. Мое выступление было очень хорошим, но первое место отдали другому. Кстати, тогда я и познакомился с уже покойным Мишей Евдокимовым. Он показывал свой знаменитый номер: «Морда красная…» В «Укрконцерт» как раз в то время пришел молодой амбициозный режиссер Евгений Перебинос. Он начал репетировать с Володей, потом с нами вместе. Так в 1987 году и родился наш дуэт.


*Владимир Данилец и Владимир Моисеенко выступают вместе уже почти 30 лет

— Вы довольно быстро завоевали популярность. Говорят, своим «крестным» на эстраде называете Олега Блохина.

— Наш с Вовой триумфальный ход начался в 1988 году. Тогда мы стали лауреатами Всесоюзного конкурса эстрадной публицистики и сатиры. В 1989-м — лауреатами Всесоюзного конкурса артистов разговорного жанра, в 1991-м получили Гран-при и кубок Аркадия Райкина. А все, действительно, началось с концерта в честь Олега Блохина, когда он покидал большой спорт как футболист. Нас пригласила выступить Ира Дерюгина, они с Блохиным еще были женаты. Кто-то ей сказал, что есть два парня, хороших артиста. В Киев приехала эстрадная элита бывшего Советского Союза: Александр Малинин, Геннадий Хазанов, Тамара Гвердцители, Владимир Винокур. Мы показали номер о жизни бомбейского футболиста и бомбейской акробатки. Дворец спорта просто ревел от смеха, а мы были счастливы.

— Кстати, в этом году исполняется 25 лет вашим знаменитым «Кроликам». Хотя вас с Владимиром Моисеенко называли так еще до триумфального появления номера на телеэкране.

— Вначале были «Кролики до небес», ничего общего с известными «Кроликами» не имевшие. До их выхода оставалось еще два года. Нас пригласили выступить в Одессе вместе с Робертом Виккерсом, 25 лет писавшим для Тарапуньки и Штепселя. На афише его фамилия значилась большими буквами, а наши — маленькими. Вместо одного концерта мы дали два. Тогда же нас с Вовой первый раз назвали «кроликами». Помню, как мы стояли недалеко от концертного зала, а мимо проходила бабушка с собачкой. Посмотрела на нас хитро и произнесла: «О, кролики». И пошла дальше. Знаете, у каждого человека в жизни есть момент, к которому он должен быть готов. Вот мы оказались готовы.

— И как же это случилось?

— «Кроликов» показали по телевизору в ночь с 6 на 7 января 1990 года. На Рождество. Мы тогда выступали с новогодними концертами во Дворце «Украина», в том числе читали и «Кроликов». Номер шел 16 минут, нас принимали хорошо, мы импровизировали, хотя звезд с неба не хватали. Но стоило «Кроликов» показать в телепрограмме «Аншлаг», как на следующий день мы стали знамениты.

Помню, на следующий день после выхода программы я ехал на концерт во Дворец «Украина» общественным транспортом. Получали мы мало, я был одет в перекрашенный военный кожух, обычные джинсы. Подошел к остановке трамвая, смотрю — три мальчика лет десяти пристально на меня смотрят. Один подходит и говорит: «Дядя, извините, а это не вы вчера про кроликов рассказывали?» У меня столько счастья, говорю: «Да, я!» «А можете дать нам автограф?» — просит паренек и протягивает спичечный коробок. Я на нем с большим удовольствием расписался. Сел в трамвай, доехал до улицы Красноармейской, потом пересел в троллейбус, идущий ко Дворцу «Украина». И только зашел в салон, водитель объявляет: «В нашем троллейбусе едет артист, который «кролики — это не только ценный мех!» А я стою в старом кожухе, шапке какой-то дурацкой, и так мне стыдно стало… Пулей вылетел из троллейбуса и пешком дошел до дворца. Вечером на концерте нам уже устроили грандиозные овации…

— Каким был ваш первый приличный гонорар?

— Мы заработали одну тысячу рублей на концертах в Одессе. Это было в 1988 году. Но я уже не помню, на что их потратил. Первая машина у меня появилась в 35 лет, через пять лет после выхода «Кроликов». Это была «Мицубиси Галант», потом я пересел на «Тойоту Камри», затем на джип. Люблю большие машины.

— Творчество сделало вас богатым?

— Я обеспеченный человек, это правда. В конце девяностых — начале двухтысячных мы давали по пятьдесят концертов в месяц. Могли в день по три раза выступать. Сейчас, конечно, все изменилось. Но я не сетую на судьбу. Знаю, что наш с Володей дуэт любим и востребован. А что касается житейских благ… Я все лето живу на даче под Киевом и совершенно счастлив. У меня есть крошечный огородик, на котором растут зелень, помидоры и огурцы. Все остальное — трава и деревья. Мне там спокойно и уютно.

— Знаю, что несколько раз вы оказывались на грани жизни и смерти.

— Было несколько моментов, когда я действительно прощался с жизнью. Помню, лет пятнадцать назад, ехал по Южному мосту. Была гололедица, и машину занесло. Пытался затормозить, на повороте меня развернуло, и я чуть не слетел с моста. Помню страшное ощущение от того, что ничего нельзя сделать, машину крутит, жижа под колесами, темно. Машина ударяется об ограждение, ее раскручивает, и я понимаю, что лечу… Кричу: «Боже, спаси!» И вдруг машина останавливается как вкопанная. Слава Богу, встречных автомобилей не было, никто не пострадал. Приехала милиция, проверила, трезвый ли я. Но за рулем уже давно не пью.

— А раньше бывало?

— Славу все проходят. К счастью, у меня это было недолго. Вообще, давно не пью. Могу позволить себе немного вина и то с очень близкими людьми.

— Видите, Бог бережет вас, значит, не все еще сделали.

— Так еще много чего предстоит нам! Хочется лишь пожелать здоровья Вовке, нашим семьям и, конечно, всей любимой Украине.

2769

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів