ПОИСК
Інтерв'ю

Евгений Хмара: "Наша дружба с Дидье Маруани началась, когда мне было 8 лет"

8:15 13 жовтня 2015
Финалист проекта «Україна має талант!» представит собственное шоу вместе с кумиром своего детства

Музыкой Евгений Хмара увлекся еще с трех лет, когда ему купили игрушку с кнопками, издающими мелодии. Родители-меломаны заметили, что их мальчик обожает музыку и пытается имитировать игру на синтезаторе, насмотревшись по телевизору концертов группы Space. В шесть лет Женю отдали в музыкальную школу, а в восемь — обычному киевскому парнишке посчастливилось познакомиться со своим кумиром — известным музыкантом Дидье Маруани, который давал концерт в Киеве. Уже тогда, увидев талант Жени, звезда пообещал, что пригласит его участвовать в своем концерте. И слово сдержал. Когда Жене исполнилось 12 лет, вместе с группой Space он выступил на сцене известного фестиваля «Таврийские игры», потом были совместные выступления в Киеве, Москве. Все это время Женя мечтал, что когда-нибудь представит и свое шоу, а его специальным гостем будет ставший учителем и другом Дидье Маруани. Все сбылось — в конце октября мы увидим совместное музыкальное шоу 27-летнего украинского пианиста и мировой знаменитости Дидье Маруани.

— Я влюбился в клавиши благодаря Дидье Маруани, — признался «ФАКТАМ» пианист-виртуоз Евгений Хмара. — Первый раз увидел его по телевизору. Творчество группы Space обожают мои родители. Они также слушают группы «Скорпионс», «Металлика». Когда по телевизору показывали выступление Дидье Маруани, я просто замирал у экрана. В четыре года смастерил себе из каких-то коробочек синтезатор, включал игрушечный фонарик, воображая, что это прожектор на сцене, и давал концерты, представляя, что я Дидье Маруани.

В 1996 году группа Space приехала в Киев с концертом, весь город был в афишах, билеты достать невозможно. Но родители каким-то чудом купили билеты и взяли меня с собой на концерт. Мама с папой мечтали получить автограф у Дидье Маруани. После концерта целая толпа фанатов пыталась прорваться за кулисы. Но никого не пускали. Я, восьмилетний мальчик, рыдал в первых рядах поклонников. И вдруг какая-то пожилая женщина спросила меня, что случилось. Узнав, что я хочу увидеть музыканта, сказала: «Хорошо, пошли со мной». «Не переживайте, — успокоила она родителей. — Я отведу мальчика к Дидье и верну обратно».

В гримерку я летел на крыльях. Музыкант встретил меня, широко улыбаясь, поинтересовался, чем занимаюсь. Я сначала стеснялся очень, а потом признался, что занимаюсь музыкой. «Хочу играть, как вы», — сказал я. И тут он мне дает свой синтезатор (правда, он был выключен) и говорит: «Сыграй что-то». Я наиграл на выключенном инструменте его мелодию. Дидье по пальцам считал и очень удивился. Наиграл мне еще одну, еще… Я по памяти все повторил. Он был очень удивлен. Взял меня за руку и отвел к родителям. У них был шок. Дидье жмет папе руку, а тот сказать ничего не может, мама тоже в ступоре. «Сегодня я очень занят, давайте встретимся завтра, я бы хотел поговорить насчет вашего сына», — сказал им Дидье. Найдете меня в такой-то гостинице.

— О чем вы тогда говорили?

— Эта встреча чуть не сорвалась. 1990-е — время тяжелое. Организаторы концерта «кинули» Дидье на гонорар, пошли какие-то разборки, музыканту пришлось менять гостиницу, поэтому нам не сразу удалось его найти. Помню, он был очень расстроен, но все равно уделил нам внимание. Мы два часа проговорили с ним в номере гостиницы «Киев», пели, играли на синтезаторе. Он пообещал родителям и мне, если музыка станет моей жизнью, то я с ним смогу выступить на одной сцене. Тогда я не поверил в это обещание, приняв все за красивые слова. Думал, Дидье уедет — и все на этом закончится.

— Вы поддерживали после этого отношения?

— У нас еще не было компьютера, электронной почты, мобильных телефонов. Держали связь через переводчика, который следил за моей музыкальной карьерой и все докладывал Дидье. В 2001 году мне по почте пришел диск с письмом от Дидье, суть которого заключалась в том, что он предлагает мне выступить вместе. Я не мог этому поверить! Тогда мне было всего 12 лет. Мы поехали на «Таврийские игры», которые как раз отмечали свой десятилетний юбилей. А где-то через полгода Дидье приехал в Киев, где у него во Дворце «Украина» был концерт с симфоническим оркестром. Маруани пригласил меня принять участие в этом выступлении. С того момента мы начали более тесно общаться. У меня появился компьютер, по электронной почте стало намного легче наладить общение.

Я писал музыку и все свои произведения отправлял Дидье. А он присылал мне критические замечания листа на два, с правками и советами. Со временем мы стали говорить не только о музыке, наши отношения переросли в дружеские. В какой-то момент общение оборвалось по вине интернет-провайдера: мы перестали получать письма друг от друга. Узнав, что намечается концерт Дидье в Кремле, я отправился туда. Прошел три кольца охраны, но таки встретился с Маруани прямо на сцене Кремлевского дворца. Он очень обрадовался, взял меня за руку и представил публике. В 2008 году в Киеве состоялся наш совместный концерт, я готовил для Дидье детский хор. Могу сказать, что у нас сложилась настоящая дружба учителя и ученика. Прошлым летом он пригласил меня к себе в гости в Париж.

— Это была работа над каким-то проектом?

— Просто отдых. Он показал много интересных мест, мы побывали на Корсике.

— Как Дидье отреагировал на приглашение приехать в Украину? Сейчас ведь многие иностранные артисты отказываются выступать?

— Он не задавал вообще никаких вопросов. Просто согласился без всяких условий. Несмотря на свою известность, остается простым в общении человеком, без звездного пафоса. Это видно из его поступков, того, как он разговаривает с людьми. Взять даже случай со мной. Ну пообещал он когда-то украинскому мальчику взять его в свой концерт. Да мало ли что можно сказать? Но слово свое сдержал. Более того, следил за моим развитием, помогал. За это я ему очень благодарен. Не знаю, что бы из меня получилось, если бы не Дидье.

Родители у меня простые люди. Папа — машинист метро, мама учитель младших классов. Увидев, что проявляю какие-то музыкальные способности, в шесть лет родители отдали меня в музыкальную школу. И я старательно учился, полюбил сольфеджио — редкий, надо сказать, случай. Для нашей семьи покупка пианино была целым событием, пришлось долгое время копить деньги на инструмент.

— Откуда у вас любовь к музыке?

— Она необъяснима. Просто я рос под музыку, и мне это нравилось. Засыпал под «Металлику» и просыпался под «Скорпионс».

— Вы с детства мечтали выступать на сцене?

— Вообще-то я хотел стать космонавтом, летчиком. В детстве взбирался на горку с подзорной трубой и смотрел на самолеты, наблюдал за ними. Изучал марки и авиакомпании. Даже сейчас, когда слышу звук самолета, глаза автоматически поднимаются к небу. Строил из бумаги модели самолетов, с возрастом это хобби набирало обороты. Как только у меня появился компьютер, первым делом установил не музыкальную программу, а авиасимулятор. Читал книги об авиации, искал в Интернете интересные видео, копил деньги на самый крутой компьютерный джойстик, на котором тренируются пилоты. Когда понял, что досконально освоил все на компьютере, решил испытать себя в реальности. Прошел курсы на авиатренажере — точной имитации настоящего самолета. Опытный пилот, находившийся со мной в машине, был удивлен моей подготовкой. Так что теперь, если понадобится, могу собственноручно посадить самолет. Мечтаю об этом.

— Стало быть, летать вы любите, несмотря на то, что многие артисты жалуются на частые перелеты, усталость?

— Для меня это всегда праздник, я люблю самолеты и небо. Вообще, нравится многое, не связанное с музыкой.

— Например?

— Увлекаюсь автомобилями. С детства собирал модельки и мечтал о личном авто. Но дал себе слово: пока не заработаю на собственную машину, за руль не сяду. Пытался накопить из своих средств, но не получилось, поэтому договорились с папой купить в складчину и пользоваться вместе: он — днем, а я — вечером, когда отправлялся на выступление. Потом таки насобирал на собственный автомобиль. Сейчас езжу на «Вольво».

— Когда вы стали прилично зарабатывать?

— С 15 лет начал работать в ресторанах, играл для богатой столичной публики. Не хотел брать деньги у родителей, они не так много зарабатывали, к тому же на хозяйственные нужды средства были всегда нужны. Первым местом моей работы был мебельный магазин в большом торговом центре на Петровке. Его владельцы сделали на четвертом этаже стеклянный пол, поставили белый рояль, на котором я играл. Покупатели заходили в магазин и, услышав музыку, поднимали головы — а там рояль. И поднимались наверх. Это был такой маркетинговый ход. Одним из клиентов магазина оказался директор ресторана, который и предложил мне работу. С тех пор пошло! Я нашел свою нишу. Бывало, что работал сразу в шести местах, очень уставал, ведь учился еще в школе.

— Пропускали занятия?

— Редко. Договорился с учителями, чтобы по пятницам меня отпускали с четвертого урока. Я неплохо учился, только не очень ладил с математикой. Аккомпанировал школьному хору, отстаивал честь школы на разных конкурсах и смотрах, поэтому учителя ко мне сильно не придирались.

— На что тратили заработанные деньги?

— Вообще не тратил. Копил. Я даже не помню, каким у меня был первый гонорар. Складывал деньги, пока не наберется нужная сумма на определенную вещь. Так у меня появился телескоп. Люблю наблюдать за небом. Сам нашел Сатурн, Юпитер и вел наблюдения, записывая их в тетрадку. У Юпитера хорошо видны четыре спутника. Потом насобирал на свой синтезатор, авиаджойстик, авто…

— Сейчас на что собираете?

— Мечтаю о современном электромобиле «Тесла». Но пока все средства уходят на подготовку шоу. Для меня этот концерт — новый уровень карьеры. Вникаю в каждую деталь: сцена, декорации, актерско-балетные постановки… Голова идет кругом от всего. Кроме того, выпустил второй альбом. И уже готов третий. Первый альбом «Сказка», по сравнению с последними, считаю провальным. В первую очередь, из-за качества. Я работал с киевским эстрадно-симфоническим оркестром, ничем не уступающим иностранным коллективам. Над вторым альбомом трудился два года. Последний месяц почти не спал, а когда все было готово, послал диск Дидье Маруани. Очень переживал, ведь музыкант всегда меня критиковал. Но он впервые не сделал ни одного замечания, только написал: «Я не верю, что это создано в Украине. С таким продуктом можно выступать и за границей».

Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

2845

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.