ПОИСК
Культура та мистецтво

Анатолий Авдиевский: "В хорошем настроении Григорий Веревка надевал шляпу как нужно, а в плохом — набекрень"

8:15 24 грудня 2015
Основателю народного хора Украины исполнилось бы 120 лет

Григорий Веревка родился в селе Березна на Черниговщине. Известный композитор и дирижер создал знаменитый украинский народный хор. Увы, потомков у Григория Гурьевича не осталось. О том, каким он был человеком, «ФАКТАМ» рассказал народный артист СССР и Украины, Герой Украины, руководитель Национального заслуженного академического хора Украины имени Григория Веревки Анатолий Авдиевский.

— Григорий Веревка основал Украинский государственный народный хор в 1943 году, — говорит Анатолий Авдиевский (на фото). — Когда я рассказывал об этом в интервью за границей, данный факт всегда вызывал у журналистов удивление. Ведь шла война с фашистами, Киев был оккупирован. Правительственное решение об основании Украинского государственного народного хора в составе более 150 человек было принято в знак поддержки патриотического духа народа в борьбе с фашизмом. Первоначально хор появился в Харькове. Руководителем его стал Григорий Гурьевич.

— А в 1962 году, насколько знаю, он пригласил вас на работу своим ассистентом.

— Да, ассистентом художественного руководителя хора. В хоровом искусстве Григорий Гурьевич был человеком номер один. Он не только руководил хором, но и возглавлял Союз композиторов Украины. Григорий Гурьевич проводил республиканские семинары для работников хоровых коллективов, которых было в то время у нас намного больше, чем сейчас. Каждое село, колхоз должны были иметь творческий коллектив. На семинарах Григорий Веревка рекомендовал репертуар, учил уважать народную песню и изучать ее. А я в то время основал и возглавлял в Житомире профессиональный хор «Льонок». Записанные мною песни «Цвiте терен», «У лузi калина стояла» стали очень популярны не только в Украине, но и во всем Советском Союзе… В то же время я являлся художественным руководителем ансамбля «Полiсся» новоград-волынского Дома культуры, руководил которым Борис Шарварко, спустя время ставший популярным режиссером гала-концертов в столице. Когда мы поехали выступать в Киев, наш коллектив занял на смотре художественной самодеятельности в Украине первое место. Председателем жюри был Григорий Веревка.

РЕКЛАМА

*Григорий Веревка учил артистов уважать народную песню

— Чем запомнилась вам первая встреча?

РЕКЛАМА

— Разговор наш состоялся по телефону. Григорий Веревка позвонил в Житомирское музыкальное училище, где я работал со студентами. Меня пригласили к телефону. Григорий Гурьевич спросил: «С кем я говорю? Анатолий Тимофеевич? Вы сможете завтра приехать ко мне в Киев?» Я замялся, так как у меня не было денег. Но ответил утвердительно. Друг помог найти средства. И вот я в Киеве у Григория Гурьевича. Он сказал, что находится в том возрасте, когда уже одолевают болезни, не может, как раньше, отдаваться в полной мере работе, поэтому решил подготовить себе смену. Претендентов было немало. Как я потом узнал, не меньше тридцати. Но он решил пригласить именно меня.

— Каким человеком запомнился вам Григорий Веревка?

РЕКЛАМА

— Очень доброжелательным и деликатным. Я это сразу ощутил. А позже узнал, что отец его был священником, но в документах Григорию Гурьевичу приходилось указывать, что он из семьи служащих. Учился Григорий Веревка в Черниговской духовной семинарии с Павлом Тычиной. Они дружили. В коллективе Григория Веревку очень уважали. Как рассказывали артисты, часто он брал на работу людей без образования, но талантливых и духовных, с высоким уровнем культуры. Если кому-то нужны были деньги, обращались к Григорию Веревке и он никогда не отказывал. Достанет из кармана, отсчитает, сколько нужно. «Григорий Гурьевич, когда вам отдать?» — спрашивал одалживающий. «Когда сможете», — отвечал. А еще у Григория Веревки было очень хорошее чувство юмора.

— Строгим руководителем был Григорий Веревка?

— Расскажу вам по этому поводу интересную историю. Григорий Гурьевич сделал обработку одной популярной песни. Исполнять ее должен был штатный солист хора. Но он почему-то отсутствовал, поэтому срочно понадобился другой исполнитель. Для хохмы предложили это сделать хористу, не обладавшему особым голосом, без пяти минут пенсионеру. Тот как мог отказывался, но решено — значит решено. И вот репетиция. Хорист вышел на сцену и как заревет! Слов не разобрать. Присутствовавший в зале Григорий Гурьевич, ничего не говоря, встал и направился к двери, за которой находился его кабинет. Прошло минут пять. В макинтоше и шляпе набекрень молча через репетиционный зал вышел на улицу. А нужно сказать, что в хорошем настроении Григорий Веревка надевал шляпу как нужно, а в плохом — набекрень (смеется). Так было и в тот момент. Он не ругал хориста за плохое исполнение. Это было ему не свойственно. Никогда ни на кого голос не повысил! Отреагировал совершенно неожиданно — молча грустный ушел с репетиции домой. Григорий Веревка был очень мудрым человеком.

— Вы часто бывали дома у Григория Гурьевича?

— Лишь однажды. Григорий Веревка попросил меня зайти, когда болел. Мы выпили по чашечке чая, переговорили о репертуаре. Жил он недалеко от площади Толстого. Квартира была скромной — не хоромы. В ней поражало огромное количество книг и нот. Видно было, что здесь живет человек, смысл жизни которого в творческом труде. Он делал обработки, писал оригинальную музыку. А жена Григория Веревки Элеонора Павловна была профессором консерватории. К сожалению, детей у них не было. А вот с братьями Григория Гурьевича я был знаком. Один хорошо ­играл на бубне, очень любил анекдоты. А второй работал врачом.

— У Григория Гурьевича был автомобиль?

— Нет. Мы иногда встречались в общественном транспорте. Как-то захожу в троллейбус, который ехал с Крещатика до «Арсенала». Вижу: Григорий Гурьевич сидит. Увидев меня, привстал, слегка поклонившись, поздоровался. И я, разумеется, в ответ. Для меня тогда было непостижимо: Григорий Веревка едет в троллейбусе! Мне же, когда я возглавил хор его имени и наш коллектив вернулся из Монреаля после успешных выступлений на всемирной выставке, дали черную «Волгу» категории люкс — с хромированными деталями, комфортными сиденьями. Иметь такую машину было очень почетно. Подобная «Волга» была еще у Максима Рыльского.

— А за границу Григорий Веревка часто ездил?

— Бывал Григорий Гурьевич с коллективом и в Румынии, Германии, Бельгии… Везде успех невиданный!

— Народный артист Украины Григорий Чапкис рассказывал мне, как несколько раз во время гастролей артисты ансамбля Вирского, в котором он работал, попадали в ситуации, когда находились между жизнью и смертью. То у самолета, летевшего в Колумбию, отказали шасси, то на ветхом теплоходике в страшный шторм попали в Карибском море — волны достигали шести метров! А в жизни Григория Веревки случались чудеса спасения?

— О таких ситуациях в его жизни не знаю. А вот когда я уже стал руководителем хора имени Григория Веревки, с нами подобное случилось в 1970 годах. Мы возвращались из гастрольного тура по странам Латинской Америки. Побывали в Колумбии, Перу, Эквадоре, Бразилии, Мексике. Из Мехико должны были лететь через Кубу в Москву, а оттуда — в Киев. Нам уже раздали билеты. Но кто-то посоветовал их… сдать. Мы прислушались, поменяли, решив лететь не через Гавану, а через Рим. Пришлось даже заплатить большую неустойку. Но можете себе представить: самолет, которым мы должны были лететь на Кубу, взорвался! Весь наш коллектив мог погибнуть.

— У вас были накануне какие-то тревожные предчувствия?

— Откровенно говоря, нет. Но раз коллеги посоветовали, я прислушался. А им порекомендовали поменять маршрут мексиканцы, с которыми они общались. Там были люди, которые когда-то обучались в Киеве, Харькове… Я разрешил нашим хористам побывать у них в гостях. И мексиканские друзья их таким образом предостерегли.

— Последнюю свою встречу с Григорием Гурьевичем помните?

— Конечно. Когда я уже был его ассистентом, меня стали вызывать в Министерство культуры с просьбой возглавить черкасский хор. Но Григорий Гурьевич советовал: «Отказывайтесь». Я это и делал. Шесть раз меня вызывали. А потом со мной пожелал встретиться министр культуры Ростислав Владимирович Бабийчук. Пришел я в его кабинет, а он: «Мне сказали, что вы отказываетесь работать в черкасском хоре». Я объяснил, что меня пригласил Григорий Веревка. Но Бабийчук настаивает: мол, в Черкассах ждут моего приезда. После этого разговора я встретился с Григорием Гурьевичем. Он выслушал: «Ну что делать? Придется ехать. Но комнату за собой здесь оставьте. А я постараюсь сделать все, чтобы все-таки забрать вас в Киев». Это было в 1963 году. А в следующем году Веревки уже не стало. В Черкассах я проработал недолго. В 1965 году меня вызвали в ЦК с тем, чтобы я перешел на работу в Киев.

— Григорий Веревка прожил 89 лет. От чего он умер?

— Думаю, у него было больное сердце. На похоронах я не присутствовал, так как находился в гастрольной поездке. Похоронили Григория Веревку на Байковом кладбище. Каждый год артисты нашего хора приходят на могилу Григория Гурьевича, следят за тем, чтобы она была в порядке. Он был настоящим профессионалом и замечательным человеком.

Фото в заголовке с сайта parafia.org.ua

2323

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів