Интервью со звездой Наедине со всеми

Иван Красовский: "За границей зрители часто плачут на моих концертах"

7:00 5 мая 2016   1919
Иван Красовский
Лилия МУЗЫКА, «ФАКТЫ»

Солист Ансамбля пограничных войск Украины вернулся из гастрольного тура по Канаде

Иван Красовский из тех артистов, которые много выступают, но редко бывают на светских мероприятиях. Поп-музыке он предпочитает классику, а шумным столичным вечеринкам — тихий отдых за городом. Певец говорит, что природа наполняет его особой энергией. Родина Ивана — Буковина. Это песенный край, где появились на свет Владимир Ивасюк, София Ротару, Василий Зинкевич, Дмитрий Гнатюк…

Переехав в Киев, Иван Тодорюк (настоящая фамилия певца) стал солистом Ансамбля пограничных войск Украины. С этим коллективом объехал не только все пограничные заставы, военные части, но и много гастролировал за границей. Недавно певец вернулся из Канады, где побывал в сольном туре и презентовал новый диск…

— Мы побывали в восьми городах, в том числе Монреале, Торонто, Миссиссоге, Оттаве, — рассказал Иван Красовский. — Нас встречал посол Украины в Канаде с супругой. Но перед концертом я попал в очень неприятную ситуацию. Оказалось, что на предоставленной нам аппаратуре невозможно работать «живьем». Для меня это равносильно отмене концерта.

— Как же вы вышли из положения?

— Выручила пара из Санкт-Петербурга. Жена — музыкант, любительница старинных романсов, а муж — бывший советник Михаила Горбачева. Случайно узнав о сложившейся ситуации, они предложили свою помощь. После концерта пригласили меня в гости. До утра мы пели и вели душевные разговоры…

— С кем из земляков познакомились в Канаде?

— Неожиданной была встреча в Торонто с пани Ганной, основавшей у нас фирму «Мост», газету. В Канаде у нее собственный ресторан. Специально ради моего концерта она поехала в другой город, за сотни километров, хотя у нее была поломана нога. После выступления подошла ко мне и говорит: «Спасибо, я так наплакалась». За границей люди часто плачут на моих концертах. С каждой песней у зрителей связаны собственные эмоции, воспоминания. Часто подходят, каждый хочет рассказать свою «историю болезни». Ностальгия — это как заболевание. В шахтерском городке Гамильтоне, который можно сравнить с нашим Донецком до войны, на концерт пришло много шахтеров. Но перед его началом я был удивлен — людей в зале совсем мало. Что ж такое, думаю, почему они не заходят? «А ви спочатку почніть концерт, побачимо, що ви покажете, а потім гроші дамо, як сподобається, — объяснили мне. — Бо приїдуть якісь сільські музики, що за народних себе видають, ми зневірені». Мы предложили вернуть зрителям деньги, если концерт не понравится. Но никто не пришел за ними, еще и диски просили.

Конечно, много говорили о нынешней ситуации в нашей стране, политике, войне. Люди собирают деньги для армии, посылки, а некоторые даже приезжали на Майдан. В Канаде люди слишком романтично воспринимают ситуацию в Украине, боготворят некоторых наших политиков. Мы же более взвешенно к этому подходим. За два последних года украинцы сильно повзрослели, стали на голову выше, осознали, кто мы и зачем живем в нашей стране.

— Иван, как вы оказались в Ансамбле пограничных войск? Вы ведь уже успешно гастролировали, в том числе в Европе.

— Решил перебраться из Черновцов в Киев. Времена не самые лучшие были. Жили на съемной квартире, был маленький ребенок. Ни связей, ни работы… И тут звонит руководитель ансамбля и предлагает стать солистом, работать в штате. Ребята в коллективе замечательные. Пограничники — особая категория военных, интеллигентные, думающие люди, с чувством юмора. Мне приятно выступать перед современными героями, молодыми ребятами. Как и все мальчики, в детстве я восхищался героями.

— Мечтали стать военным?

— Барабанщиком. Но так и не освоил этот инструмент, а пел с детства. На Буковине все поют. У нас очень хорошая народная свадебная музыка, быстрые зажигательные танцы: сложное сочетание молдавской, румынской и украинской музыки. После этого слушать попсу просто невозможно. Сначала я пошел в музыкальную школу учиться играть на трубе. Это был какой-то ужас, не хотел заниматься. Не нравилось мне и в Черновицком музыкальном училище, где заставляли петь оперным голосом. И только спустя много лет мой преподаватель сказала, что я был ее лучшим учеником.

— Востребован ли сейчас классический вокал?

— Он далеко не так распространен, как хотелось. У меня камерная, понимающая аудитория, небольшие залы. Однажды пришлось всю ночь петь для влюбленной пары, которая каталась на яхте по Днепру. Приглашают политики и бизнесмены, отмечающие свадьбы своих детей в итальянских замках. Вот недавно пел на итальянско-украинском торжестве. Это была роскошная свадьба. Меня удивило то, что свадьба была выдержана в хорошем вкусе. Получилась дуэль теноров (присутствовали также известный итальянский певец и музыкальный коллектив). Мы с коллегами подружились, они меня на фестиваль в Италию пригласили. Очень удивился, встретив на фестивале танцевальный коллектив «Смеречена» с Буковины, участником котором был Василий Зинкевич. Затем он пошел в ансамбль Левка Дуткивского «Смеричка». Очень больно, что сейчас этого прекрасного певца стали забывать.

— Правда, что Василий Иванович ведет жизнь затворника?

— И правильно делает. То, что он хочет сказать, слышать не хотят, а то, о чем спрашивают, ему неинтересно. Я его отлично понимаю. Это человек тонкой душевной организации и интеллигентности. Когда бы его не встретил, он всегда выглядит безупречно. Будучи студентом, я старался брать с него пример того, как должен выглядеть артист. Такого лоска нет ни у одного исполнителя. Помню, на одном из фестивалей Василий Иванович так отрекомендовал меня: «Це той чоловік, який має право на нашій сцені носити фрак». В моей гардеробной эти фраки уже не помещаются. Сейчас перешел на классические костюмы, которые покупаю в Италии. Вот приобрел парочку новых для предстоящего тура по США. Еще раз заеду в Канаду, в те города, в которых мы не успели побывать. В некоторых из них даже названия населенных пунктов написаны на украинском языке.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— Д-а-а-а... — сказала бабка, pассматривая женские трусики стринги на вещевом рынке. — Случись что — и опозориться некуда!