История современности Это нужно не мертвым

Когда в пулемете самолета закончились патроны, стрелок-радист напугал пилота фашистского истребителя... сигнальной ракетой

9:00 14 мая 2016
советский летчик Великой Отечественной войны
Владимир ШУНЕВИЧ, «ФАКТЫ»

В Национальном музее Вооруженных Сил Украины состоялась презентация книги Александра Филя «Штурмовики» о летчиках — героях Великой Отечественной войны

Военный историк полковник Александр Филь известен как автор сборников рассказов о Героях Советского Союза, кавалерах трех орденов Славы, четырех медалей «За отвагу» и других наших земляках-украинцах, совершивших ратные подвиги в дни Великой Отечественной войны. Свою кандидатскую диссертацию Александр Максимович посвятил исследованию жизни и боевого пути талантливого полководца, уроженца Черкасской области генерала армии Ивана Черняховского, погибшего незадолго до Победы на территории Восточной Пруссии. Такие книги особенно нужны для воспитания патриотов в наши дни, когда на востоке Украины идет война. Об этом говорили участники состоявшейся в Национальном музее Вооруженных Сил Украины презентации новой книги писателя о летчиках-штурмовиках.

— Мне посчастливилось служить вместе с ветеранами — участниками воздушных боев Великой Отечественной войны, — вспоминает автор идеи создания книги, в недавнем прошлом военный летчик майор запаса Олег Крюков. — Эти пожилые офицеры, уже оставившие летную работу, иногда рассказывали такие вещи о подвигах своих товарищей, что мы, молодые летчики реактивной авиации, завидовали им. Подобного ни в одной современной компьютерной игре не придумаешь. Слова «штурмовик», «Ильюшин» вызывали у противника ужас. Самолет Ил-2 немцы называли «шварце тод» — черная смерть, а наши — летающим танком. Бронированный корпус делал штурмовик трудноуязвимым для ружейно-пулеметного огня и позволял летать очень низко, появляться над целью внезапно, не давая опомниться вражеским зенитчикам и истребителям, и успешно уничтожать снарядами и бомбами на земле самолеты, танки, пушки, укрепления, линии связи и живую силу врага.


*Полеты на самолетах Ил-2, оказавшихся грозным оружием, все равно требовали от экипажей большого мужества. Фото из архива Александра Филя

Вражеские летчики никогда не рисковали атаковать «летающий танк» в лоб. Одного снаряда «Ильюшина» было достаточно, чтобы разнести в щепки попавший в прицел «мессершмитт» или «фокке-вульф». Однако из-за малой скорости штурмовики не всегда могли уйти от вражеских истребителей и зениток. В начале войны Ил-2 выпускался в одноместном варианте, в экипаже был только летчик. При атаках сзади самолет оказывался беззащитным, и штурмовики гибли чаще, чем истребители и бомбардировщики. Чтобы хоть как-то отпугивать противника, некоторые летчики закрепляли в задней части кабины палку, напоминающую ствол пулемета. А бывало, сажали в тесное пространство за бронеспинкой механика с настоящим оружием. Потом самолеты стали выпускать двухместными, в экипаж ввели стрелка-радиста. Людей этой профессии называли смертниками. У них броней была защищена только спина. Атакуя штурмовик сзади, летчики люфтваффе старались первым делом уничтожить стрелка. Поэтому «задние» (так называли сидевшего позади летчика стрелка) гибли чаще, хотя и придумывали себе различную защиту из подручных кусков металла, самодельные бронежилеты…

Не случайно автор посвятил книгу именно бортовому стрелку, полному кавалеру ордена Славы украинцу Григорию Березе, погибшему вместе со своим командиром старшим лейтенантом Ефимом Исаевым под Кенигсбергом за месяц до конца войны.

*Григорий Береза

Юноша из села Чапаевка под Черкассами учился в авиационной школе штурманов. Но когда на фронте сложилась критическая ситуация и потребовалась пехота, на передовую бросили курсантов многих училищ разных родов войск. Позже Береза сумел вернуться в авиацию, но там уже требовались стрелки-радисты. Григорий лично сбил два вражеских самолета, еще несколько — вместе с товарищами, уничтожил шесть автомобилей и не один десяток гитлеровцев. Принимал участие в освобождении Украины, Белоруссии, Прибалтики. Однажды во время боя с истребителями противника в пулемете у Григория закончился боекомплект. А «мессер» наседал. Тогда Береза выстрелил в него из обычной сигнальной ракетницы. Вспышка испугала гитлеровца, и он отстал.

Бесстрашным был и командир экипажа Ефим Исаев. Из авиационного училища он тоже сначала попал в пехоту. Вскоре курсант стал начальником штаба подразделения. В трудную минуту, когда были убиты и ранены все офицеры, возглавил и поднял в атаку батальон.

Позже Исаев совершил около двухсот боевых вылетов на ночном бомбардировщике По-2, более ста — на штурмовике. Товарищи считали, что он заслуживает звания Героя Советского Союза. Но у прямолинейного, не умеющего заискивать перед начальством Ефима не сложились отношения с командиром полка…

Григория Березу представили к третьему ордену Славы, что приравнивалось к званию Героя Советского Союза. Он об этом знал. Но получить высокую награду не успел. Седьмого апреля 1945 года во время штурма Кенигсберга самолет Исаева и Березы, подбитый снарядом зенитки, упал в озеро. Самолет вместе с останками героев был найден лишь в 1980-е годы. В 1989-м стараниями директора Чапаевской средней школы Григория Голыша и других краеведов Черкасчины прах Григория Березы был торжественно похоронен в центре его родного села.


*В Калининграде на месте гибели экипажа установлен памятник

В тяжелые дни конца войны другой украинец, тоже стрелок-радист старшина Иван Клименко, оказался единственным выжившим из четверки экипажей штурмовиков, потопивших в Балтийском море гитлеровский транспорт, который вез в подмогу гарнизону Кенигсберга около тысячи солдат и офицеров, 36 танков, несколько десятков орудий, боеприпасы, продовольствие. Вражеский корабль настолько хорошо охраняли истребители и зенитчики, что все прорывавшиеся к нему наши самолеты были сбиты. Клименко успел выпрыгнуть с парашютом и упал в ледяную воду в двух километрах от берега. Среди волн заметил тонувшего человека. Тот оказался французским летчиком из знаменитого полка «Нормандия-Неман».

У Ивана начинались судороги, но он сумел дотащить француза до берега. Чуть позже, когда их отогрели чаем и спиртом, благодарный союзник подарил своему спасителю кожаный бумажник с тремя тысячами долларов. А наше командование вскоре вручило герою третий орден Славы.

Многие выжившие в той страшной войне летчики считают, что их спасло чудо. Например, летчик, впоследствии Герой Советского Союза, Михаил Карпеев был сбит, лечился в госпитале. Собрался возвращаться в часть — оказалось, что его летное обмундирование надел заместитель начальника госпиталя и уехал в командировку эшелоном, которым должен был ехать и Карпеев. Летчику разрешили остаться в госпитале, пока не вернут его одежду. Но тот человек не вернулся: эшелон разбомбили.

А другой сбитый штурмовик — Герой Советского Союза Петр Рубанов — после нескольких суток блужданий по лесам в тылу врага наконец-то вместе со своим стрелком-радистом вышел к переднему краю. Перейти нейтральную полосу можно было только по минному полю. Рубанов увидел на снегу заячьи следы и пошел по ним. Так и перешли. И мысленно благодарили неизвестного зайца.

2852

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер