ПОИСК
Життєві історії

78-летняя киевлянка лишилась крыши над головой, став жертвой махинаций застройщика Войцеховского

5:30 12 серпня 2016

На днях Апелляционный суд Киева отказался изменить меру пресечения известному столичному застройщику Анатолию Войцеховскому, строительные аферы которого в несколько раз превышают по масштабу махинации печально известного «Элита-Центра». Как известно, ранее Печерский райсуд столицы арестовал Войцеховского с возможностью внесения залога в размере 14 миллионов гривен. Через несколько дней скандальный застройщик, утверждавший, что денег у него нет, вышел на свободу. Апелляционный суд Киева оставил это решение в силе.

Как уже рассказывали «ФАКТЫ», Генеральная прокуратура подозревает Анатолия Войцеховского в уклонении от уплаты 12,5 миллиона гривен налогов и организации преступной группировки, самовольно захватывавшей земельные участки по всему Киеву. На этих участках строились жилкомплексы. Люди покупали в строившихся домах квартиры и до определенного момента даже не догадывались, что разрешений на строительство у фирм Войцеховского нет. Правда открывалась только тогда, когда дом не получалось ввести в эксплуатацию, а люди не могли получить документы на свои квартиры.

Большинству пострадавших пришлось поселиться в домах, которые не были даже официально подключены к электричеству. А у обратившейся в редакцию 78-летней киевлянки Веры Чемер ситуация оказалась еще хуже: дом, в котором она должна была получить квартиру, вообще недостроили. При этом пенсионерка не собиралась инвестировать деньги в проекты Анатолия Войцеховского. Жертвой аферы она стала по воле случая.

— Вкладывать деньги в сомнительные стройки мы даже не думали, — говорит зять Веры Иосифовны Игорь. — Всей семьей жили в коммунальной квартире в доме на улице Дмитриевской, построенном еще в 1903 году. Проблемы начались в 1999 году, когда по соседству с нами начали строить многоэтажку. Строительство затеяла известная фирма «Консоль», принадлежавшая одиозному Владимиру Константинову (после аннексии Крыма — глава Крымского парламента. — Авт.). «Консоль» стал строить дом впритык к нашему. Как только строители начали рыть котлован и бить сваи, наш дом пошел трещинами. На третьем этаже провис потолок, пол отошел от стены на восемь сантиметров. Здание, в котором жили десятки людей, в любой момент могло рухнуть (в 2007 году «ФАКТЫ» писали, как в этом доме на голову принимавшей ванну женщины обрушился кусок потолка размером с кирпич. Женщину спасло полотенце, которое она за минуту до этого намотала на помытую голову).

В конце концов дом признали аварийным, и киевские власти обязали фирму «Консоль» предоставить нам квартиры в новом доме, по площади соответствующие разрушенным. Сразу же людей, естественно, никто не расселил. Но фирма пообещала выделить нам квартиры в строящемся доме на столичном проспекте Правды. В результате с тещей заключили два договора. Первый — купли-продажи, в соответствии с которым фирма «Консоль» выкупила ее часть в коммунальной квартире за 310 тысяч гривен. Но деньги Вера Иосифовна не получила. Вместо этого с ней заключили договор паевого участия в финансировании строительства. В соответствии с этим договором она за 310 тысяч гривен купила квартиру в строящемся доме фирмы «Консоль». Из документов следовало, что Вера Иосифовна ничего не должна была доплачивать, нужно было просто дождаться, когда дом построится.


*Когда этот дом на улице Дмитриевской в Киеве был признан аварийным, его жильцам пообещали квартиры в новом доме, который должна была построить компания Анатолия Войцеховского. Фото Игоря Емельяненко, «ФАКТЫ»

— Дом строился?

— В тот момент да. Когда теща подписала договор, уже были построены четыре этажа первой секции. Жили мы по-прежнему в аварийном доме на Дмитриевской, нам больше некуда было идти. Мы надеялись, что через год-два вселимся в новый дом. Не тут-то было. Строительство шло очень медленно, а в 2008 году и вовсе остановилось. В компании «Консоль» это объяснили финансовым кризисом и сказали ждать лучших времен.

«Лучшие времена» никак не наступали. Дом на Дмитриевской разрушался на глазах. Люди начали разъезжаться: кто-то к родственникам, кто-то начал снимать жилье. В 2014 году, после событий на Майдане и аннексии Крыма, компания «Консоль» переуступила недостроенный дом фирме Анатолия Войцеховского «Укогруп». Войцеховский начал там строительство жилкомплекса «Синеозерный». Многие люди такому повороту событий даже обрадовались, понадеявшись, что, возможно, хоть так строительство возобновится.

— Но вскоре начали происходить странные вещи, — продолжает Игорь. — Проект строительства изменили. Вере Иосифовне объявили, что ее квартира будет не одно-, а двухкомнатной и площадь составит не 62 квадратных метра, а 70. «В связи с этим вам нужно доплатить 115 тысяч гривен, — заявили в фирме. — Квартира увеличилась на восемь квадратных метров, а у нас квадратный метр стоит 13 тысяч». Во-первых, у тещи не было денег, чтобы что-то доплачивать. Во-вторых, почему для нас метр квадратный — 13 тысяч гривен, когда для других инвесторов — 11 тысяч? «Мне не нужна такая площадь, — твердо сказала им теща. — Вы обязаны выделить мне квартиру взамен той, которую разрушили. И пусть это будут те же 62 квадратных метра». Одним словом, не договорились.

Еще нас волновал вопрос с документами. Несмотря на то что фундамент был рассчитан на 12 этажей, Войцеховский начал строить 24-этажку. В результате фундамент треснул. Имея доверенность от тещи, я пришел в офис и попросил показать мне все документы. «Естественно, у нас есть все разрешения! — заверили меня менеджеры. — А как иначе мы могли бы вести строительство?» Долго рассказывали, что у них все правильно и законно, но документы так и не показали.

Вопрос с площадью квартиры тоже толком не решился. Вера Иосифовна отказалась им доплачивать, но какой будет квартира, ей так и не объяснили. Понятно, что такие инвесторы, как мы, компании совсем не нужны. Скорее всего, компания Войцеховского попробовала на нас хоть что-то заработать. Не получилось. И вскоре нам преподнесли еще один «сюрприз».

Когда я в очередной раз приехал в офис «Укогруп» и спросил о тещиной квартире, менеджер по имени Александр сделал круглые глаза: «А почему вы о ней спрашиваете? Вашей теще эта квартира не принадлежит». Я спросил, как такое может быть. «К нам приехал человек с полным пакетом документов на вашу квартиру, — заявил менеджер. — В соответствии с договором ваша теща переуступила ему квартиру». Александр показал мне дополнительное соглашение, датированное еще 2009 годом. В документе было сказано, что Вера Иосифовна якобы продала свою квартиру некоему Владимиру Окуневу (имя и фамилия изменены. — Авт.), и с 14 декабря 2009 года он считается пайщиком. Соглашение было заверено печатью фирмы «Консоль». Подпись на этом соглашении не имела ничего общего с подписью Веры Иосифовны! Совсем другой почерк, другой наклон букв. Я сразу сказал, что она этого не подписывала. И показал справки о полном инвестировании, которые выдавались на имя тещи в 2013 году. Как бы Вера Иосифовна могла их получить, если бы еще в 2009 году продала свою квартиру? Это было чистой воды мошенничество! «Разбирайтесь сами», — растерялся менеджер.

Я разыскал Владимира Окунева. При встрече он рассказал, что решил купить квартиру в строящемся доме и ему, дескать, предложили достаточно выгодный вариант: «Мне сказали дать бухгалтеру более 30 тысяч долларов и подписать один договор. Я спросил, не смутила ли его фамилия моей тещи в договоре. Ведь он ее даже не видел! «Но мне сказали, что она отказалась от квартиры, — объяснил Окунев. — Я подписал и отдал деньги». Правду он говорил или нет, я так и не понял. Но когда я сказал, что буду обращаться в милицию, Окунев пошел на попятную: «Если эта квартира ваша, я от нее отказываюсь. Мне проблемы не нужны». И написал расписку, в которой попросил считать соглашение недействительным. Пообещал, что отдаст мне оригиналы документов на тещину квартиру. Правда, этого он так и не сделал. Я несколько раз звонил и напоминал, а когда понял, что бесполезно, все же обратился в полицию. Там открыли уголовное производство, но оно не расследуется.

— Как эту ситуацию объяснили в компании Войцеховского?

— Никак. Сказали, что ничего не знают: это, мол, дела фирмы «Консоль». Но я больше чем уверен, что липовое соглашение было сделано позже. Посудите сами: если бы оно появилось еще в 2009 году, с Владимиром Окуневым мы познакомились бы гораздо раньше. Не мог же он за все эти годы ни разу не поинтересоваться судьбой своей квартиры! Наверное, расчет был на то, что женщина, которой под восемьдесят, не станет бороться за свои права.

— Получается, квартиру вы отвоевали…

— Я сначала тоже так думал. Пока не узнал, что квартиры не будет. Неудивительно, что в офисе «Укогруп» мне не показали документов. Их нет. Оказалось, как и на многих других объектах, здесь Войцеховский вел строительство абсолютно незаконно. Он даже не продлил договор аренды земли.

— Срок этого договора истек еще в 2008 году, — говорит еще один обманутый инвестор Антон, который должен был получить квартиру в жилкомплексе «Синеозерный». — В отличие от большинства инвесторов, меня новость о передаче строящегося дома компании Войцеховского сразу не обрадовала. Я знал, что этот человек строит дома по всему Киеву без каких-либо разрешений. А потом люди, которые вложили деньги в его проекты, остаются ни с чем. Я не раз читал в Интернете о его скандальных стройках и понимал, с кем мы имеем дело. Но ничего не мог с этим поделать — при передаче дома Войцеховскому с инвесторами никто не советовался. Осенью этого года «Укогруп» планировали заселять в доме первую секцию. Но только кто там сможет жить, если не будет ни воды, ни электричества? Дом не введут в эксплуатацию.

В прошлом месяце «ФАКТЫ» рассказывали о том, как живут люди, попавшие в такую же ситуацию. Например, в доме в переулке Лобачевского вода появилась только после того, как застройщик незаконно врезался в теплосети. Приехавших по этому поводу сотрудников «Киевэнерго» охранники избили и прогнали. А электричество в этот дом поступает из вагончика, оборудованного для строительных нужд. Сеть не выдерживает таких нагрузок, и люди часто сидят без света.

— Мы не переставали надеяться, что рано или поздно дом достроят, — говорит Игорь. — А оказалось, попали к аферисту, который, судя по всему, и не собирался этого делать. Жить нам негде. В доме на Дмитриевской за эти годы потолок третьего этажа настолько прогнулся, что его подпирают палками. Дом вот-вот рухнет, туда опасно даже заходить. Поэтому мы с тещей, женой и детьми вынуждены были переехать в село в Васильковском районе Киевской области. На аренду квартиры в Киеве денег нет. Об аресте Войцеховского Вере Иосифовне мы пока даже не рассказываем. Если она узнает, что этот дом вообще никогда не достроят (а, судя по всему, так и будет), ее хватит удар. Дом на Дмитриевской ремонтировать никто не собирается. Мы не раз обращались по этому поводу в Киевгорадминистрацию, но получали одни отписки. Например, Шевченковская райадминистрация пишет, что по этому поводу мы должны обратиться к мэру Киева Виталию Кличко. А из мэрии наши заявления отправляют обратно в Шевченковскую администрацию. Замкнутый круг.


*Сейчас коренная киевлянка Вера Иосифовна Чемер вынуждена жить в селе

Как решится ситуации Веры Иосифовны и других жителей аварийного дома, которым должен был построить квартиры Анатолий Войцеховский, пока никто не может сказать. «ФАКТЫ» обратились по этому поводу в Киевгорадминистрацию, но на момент сдачи номера в печать ответ не получили. В пресс-службе Генеральной прокуратуры сообщили, что строительство объектов Войцеховского остановлено. В Киеве этих объектов 42. Интересно, что Киевгорадминистрация опубликовала этот список еще весной 2015 года. Власти еще тогда назвали стройки незаконными. Но это не помешало подозреваемому целый год (!) продолжать строительство и собирать с людей деньги на новое жилье.

5045

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.