БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура Превратности судьбы

Андрей Романий: "Сразу после того как меня приняли в труппу Театра имени Франко, я поехал на могилу Богдана Ступки"

8:30 6 октября 2016   2695
Андрей Романий

Один из ведущих донецких актеров сейчас играет на столичной сцене и успешно снимается в кино

Заслуженный артист Украины Андрей Романий в Донецке был любимцем публики. Он играл ведущие роли в Донецком национальном академическом украинском музыкально-драматическом театре, спектакли с его участием неизменно проходили с аншлагами.

Как и многим землякам, ему пришлось покинуть родной город. Сегодня Романий служит в столичном Театре имени Франко, успешно снимается в кино, учится режиссуре.

— Помнится, еще задолго до войны Богдан Ступка приглашал вас в свой театр.

— Да, еще меня звали в «Ромэн», в московские Театр у Никитских ворот и «Сатирикон», — отвечает Андрей Романий. — С Богданом Сильвестровичем я познакомился в 1998 году. Мы приехали в Киев со спектаклем «За двумя зайцами». Мне потом коллеги пересказали сцену в курилке. Когда я оттуда вышел, Ступка произнес: «Цей юнак повинен працювати тут». И постучал ногой по полу.

Потом Богдан Сильвестрович периодически приглашал меня в Киев, звонил. Когда пересекались, радовался: «О, Андрiйко!» Так, кстати, меня теперь называет Богдан Бенюк. А в Бердянске, где мы случайно встретились со Ступкой в 2009 году, он предрек: «Твой путь лежит через Театр Франко. Чем скорее ты это поймешь, тем меньше времени потеряешь».

Богдан Сильвестрович — это такая глыба! Как только меня приняли в труппу столичного театра, сразу же поехал на Байковое кладбище, нашел могилу Мастера и спросил: «Откуда вы знали?»

Ступка не был для меня учителем, нас не связывали дружеские отношения. Но он оставил о себе самые теплые воспоминания. В моей судьбе два таких человека. Это ныне здравствующий Александр Аркадин-Школьник (режиссер, поставивший очень много успешных спектаклей в Донецке. — Авт.) и ушедший от нас Богдан Ступка. Мне свободно дышалось рядом с ними, было абсолютно уютно и спокойно. Но при этом никакого панибратства. Это очень тонкая грань.


*"Богдан Сильвестрович — это такая глыба!" — говорит Андрей Романий (в центре) (фото из архива Андрея Романия)

В Донецке я служил в муздраме с 1989 года. Когда театр перешел под эгиду «ДНР», всем предложили писать заявления по новой «республиканской» форме. Я отказался.

— Адаптироваться в столице было тяжело?

— Очень комфортно себя ощущаю в Киеве, в коллективе Театра имени Франко, на съемочной площадке. Что касается Донецка, до сих пор просыпаюсь утром с ощущением, что нахожусь там. Не знаю, вернусь ли… Очень тяжело смотреть, во что превращается любимый город, в какую мясорубку попали дончане, как они мечутся — от «ДНР» к Украине, потом заявляют, что «когти надо рвать». Там мощно работает пропаганда. Любой вопрос, на который нельзя ответить лозунгом, признается антинародным. Только лозунг на лозунг. Все остальное неформат. У многих вместо мозгов сплошной кумач в голове. Не у всех, разумеется. Очень долго мне казалось, что это дурной сон. Увы…

Работа с франковцами и съемки в сериалах стали для меня отдушиной.

— А как получилось, что снялись в сериале «Слуга народа»?

— Могу назвать себя баловнем судьбы, потому что многое в жизни происходит по воле случая. В начале 2015 года встретились с однокашниками по Днепропетровскому театральному училищу. Володя Томберг, с которым нас связывают давние добрые отношения, спросил Алексея Кирющенко (актер, режиссер фильма «Чонкин», сериалов «Моя прекрасная няня», «Байки Митяя». — Авт.): «Леш, а чего ты не снимаешь Андрея?» Тот ответил: «Так он никогда не просит. Не хочет, наверное».

После шутливой перебранки — «ты не хочешь», «а ты не просишь» — объяснил компании, что не люблю скрещивать службу и дружбу — обязательно что-то пострадает, а знакомство с Лешей мне дорого само по себе. Посмеялись. Он рассказал, что поглощен новым интересным проектом со студией «Квартал 95».

Вскоре раздался звонок: «Это Жанна Богдевич из „Квартала“. Можете с нами посотрудничать? Вас посоветовал режиссер Кирющенко. В роли Че Гевары видит только вас. Без проб». Я согласился. Когда попал на съемочную площадку, опешил: там бешеный темп. Я был абсолютно не подготовлен к тому, что нужно понимать с полуслова, с ходу, с лету.

Мой эпизод снимали около четырех часов. Был выжат как лимон. Когда услышал «снято», сказал: «Ноги моей здесь больше не будет, забудьте мой телефон, не звоните никогда». Проклял кино.

Спустя какое-то время поехал на сессию в Харьковский национальный университет искусств. Был в пути, все мысли об экзамене. И тут звонит Жанна: «Предлагаем в „Слуге народа“ еще одну роль — ведущего шоу». Вежливо ответил, что не могу.

— Вы искренне не хотели сниматься?

— Абсолютно. Потом меня набрал Кирющенко: «Ты мне нужен». И произнес слова, после которых со мной можно делать все, что угодно: «Выручи, я на тебя рассчитываю».

Если бы вы видели, как я сдавал экзамен! Залетел в аудиторию, не снимая куртки, схватил билет и все ответил еще до того, как остальные расселись по местам. Потом побежал к завкафедрой. Через два дня комиссия должна была смотреть спектакль в моей постановке. Уговорил сделать это в тот же вечер. По дороге в Киев в машине учил текст роли в фильме…

Хочу рассказать о Зеленском. Он работает 24 часа в сутки. Днем у него запись «Квартала», утром какие-то читки, ночью съемки. Для меня он эталон трудоспособности. Точно такие же Женя Кошевой, Саша Пикалов, остальные ребята… Хотя в Украине звезднее, чем эта команда, никого сейчас нет, они не позволяют себе хамства, не показывают, что лучше или выше других. Это подкупает. Они мне дороги. Порядочные, отзывчивые, болеющие не за славу, а за совесть.

— Недавно на телеканале «Украина» начался новый сериал «Певица». На своей страничке в соцсетях вы признались, что играете там одну из главных ролей, но на экране пока не появились.

— Это произойдет в 34-й серии. Расскажу предысторию. Как-то Жанна Богдевич спросила: «Вы не против, если включим вас в труппу актеров студии „Квартал 95“, чтобы наше агентство вами занималось?» Да о чем речь! Все сложилось, как в притче про рыбу и удочку. Люди дали мне удочку.

Тут же пошли предложения сниматься в разных проектах. В сериале с рабочим названием «Депутатики» играл с удовольствием. Очень смешной и, конечно, злободневный фильм. Параллельно меня пригласили на кастинг «Певицы» (сериал снимает компания «Фронт синема»). Мой персонаж — эдакий хозяин жизни Карим. Он говорит на нескольких языках, любит классическую музыку, красоту, роскошь. На своем острове Карим — царь и бог. Если что-то не так, отправляет человека на тот свет. Он коллекционирует женщин. В его гареме собраны жемчужины: та красивая, та молодая, та образованная, та хорошая мать. Певица Наташа — это голос. Но когда что-то идет не по его сценарию, Карим теряется. Пытаюсь очеловечить своего героя. Не могу рассказать все, дабы сохранить интригу, замечу лишь, что повороты сюжета весьма непредсказуемые.

— «ФАКТЫ» писали о судьбе переселенки Алены Яковлевой-Чигрин. Она тепло отзывалась о вас, ведь вы стали другом ее приемной дочери Дарины. Знаю, что вы помогаете дончанам, но совсем это не афишируете.

— Есть люди, которых поддерживал еще до войны. И сейчас продолжаю. Это нормально и обыденно. В моем окружении не принято о таком говорить. Недавно узнал, что мой друг каждый месяц на протяжении многих лет помогает донецкому Дому малютки. Это выяснилось, когда мы оба одновременно отправляли туда деньги.

— Понимаю, у истории нет сослагательного наклонения. И все-таки, будь жив легендарный художественный руководитель донецкой муздрамы Марк Бровун, как бы все обстояло?

— Мне кажется, Бровун каким-то образом вообще повлиял бы на то, чтобы не случилась вакханалия с «республикой». Ведь он был, прежде всего, гражданин. Помню разговор в его кабинете в 1993 году. Он сказал: «Хочу провести очень серьезную реформу театра. Мне нужно „знамя“. Подумал, что этим „знаменем“ будешь ты. Придется очень много работать, отказаться от многих благ, но ты обретешь бесценный опыт. Согласен?» Речь шла о революционном решении ставить спектакли на украинском языке. Тогда мало кто его взгляды разделял. Время показало, как он был прав.

Если бы «русская весна» случилась при его жизни, Марк Матвеевич задействовал бы механизмы, при которых как минимум театр сохранил «внеблоковый статус». Или вывез всех из Донецка. Он что-то нашел бы, придумал. Бровун был гений и дипломат с большой буквы. ­Со всеми находил общий язык и при этом умудрялся не лебезить. Не будь Марка Матвеевича, возможно, моя судьба не сложилась бы так. Он меня очень любил, я его тоже…

Всю правду о театре расскажу по прошествии лет. Знаю артистов, которые вынуждены работать в «ДНР», и это прямая вина государства. Но во время войны главнокомандующего не критикуют. Нам пока нужно отстоять нашу землю и людей, которые там живут.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Вечером сидит семейная пара, смотрит тихонько телевизор. Вдруг слышат удары в пол от соседа снизу, да такие, что весь дом трясется... Через 10 минут не выдержали, спустились вниз. Сосед открыл двери в каске: — А-а, соседи дорогие, заходите! Обмоем покупку. Я вот тут батут купил...

Киев
+1

Ветер: 4 м/с  С
Давление: 750 мм