БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Неожиданный поворот

В Ирпене под Киевом четырехэтажный дом выставили на продажу... без ведома жильцов

6:00 26 января 2017 15029
супруги Примак

О том, что их дом продается, жители узнали случайно — увидели объявление на сайте системы электронных торгов СЕТАМ. В объявлении было сказано, что четырехэтажный дом выставлен на торги. Стартовая цена — 6 миллионов 546 тысяч гривен. Желающих купить дом было уже четверо.


*О том, что этот дом в Ирпене выставлен на торги, его жильцы узнали случайно

— Мы сначала подумали, что это какая-то ошибка, — говорит жительница дома Вероника Примак. — Как дом может продаваться, если квартиры принадлежат жильцам? Еще раз посмотрели объявление, проверили адрес — и точно, это был наш дом! Не понимая, что происходит, обратились к представителю застройщика. Тот не смог сказать ничего вразумительного. А потом выяснилось, что дом выставлен на торги за долги застройщика, который, не выплатив кредит, пропал.

Говорят, он уехал за границу. Но мы об этом узнали только сейчас. Пока соседи, которые занимаются недвижимостью, не зашли на сайт СЕТАМ, мы были уверены, что с нашими квартирами все в порядке. Дом был построен еще десять лет назад. Вернее, два дома: номер 48 и номер 48а. Мой муж покупал эту квартиру четыре года назад. В тот момент оба дома (они находятся в нескольких метрах друг от друга) уже были заселены. С документами было все в порядке.


*Супруги Примак купили квартиру в ирпенской новостройке четыре года назад и теперь надеются на справедливое решение суда. Фото из семейного альбома

— Вы покупали квартиру у застройщика?

— Нет. Муж оформлял договор купли-продажи с человеком, который в свое время купил эту квартиру у застройщика. То есть уже на вторичном рынке. Муж выбрал Ирпень, потому что там квартиры были дешевле, чем в Киеве. И место хорошее — практически центр города, рядом парк, детская площадка, через дорогу детский садик. В этой квартире, кстати, родился наш сын. Мы были очень довольны, сделали хороший ремонт…

— Место действительно хорошее, — вступает в разговор еще один житель дома Константин Серов. — Я покупал квартиру раньше и заключал договор непосредственно с застройщиком. Иногда бывает, что застройщик — это предприятие. Но в нашем случае было по-другому. Изначально два человека — Сергей Третьяков и Сергей Нелюбин — строили два частных дома. Но дома построили многоквартирные. Когда строительство закончилось, Третьяков и Нелюбин обратились в мэрию с заявлением «о выделении частей дома в объекты отдельной собственности». Проще говоря, попросили, чтобы дома официально были признаны многоквартирными. В мэрии их просьбу удовлетворили. И получилось, что вместо права собственности на целый дом Сергей Третьяков получил право собственности на квартиры в этих домах. То же самое произошло и у Нелюбина. Вот и вышло, что мы покупали квартиры не у фирмы-застройщика, а у частных лиц — Третьякова и Нелюбина.

Нас это не смущало, потому что все было законно. Нам показали документы, в том числе и решение горсовета о выделении каждой из квартир в объект отдельной собственности. Сделку мы, как и полагается, заключали у нотариуса. Лично я покупал квартиру у Нелюбина, получив акт о праве собственности. Одним словом, не было никаких проблем.

— Мы сделали в своих квартирах ремонт и радовались, что все хорошо, — рассказывает житель дома Юрий Михайлович. — Я покупал квартиру у Третьякова. А примерно полгода назад среди жильцов прошел слух о том, что земельный участок, на котором стоит дом (он принадлежал Третьякову), якобы находится в ипотеке у банка. Мы тогда не поняли, что это значит, и обратились за разъяснениями к брату Сергея Нелюбина Виталию (кстати, депутату Ирпенского горсовета). Дело в том, что у Виталия были генеральные доверенности и от его брата, и от Третьякова, поэтому продажей квартир занимался он. Виталий заверил, что все в порядке: «Это слухи, не обращайте внимания. Если есть какие-то проблемы, я все улажу». Мы ему поверили. А потом узнали, что наш дом выставлен на аукцион.

Как выяснилось, Сергей Третьяков взял в банке кредит на большую сумму и не отдавал его. За несколько лет сумма задолженности перед банком выросла до девяти миллионов гривен. Но Третьяков, вместо того чтобы отдавать долг, сбежал.

— Банк продал долг коллекторам, и те обратились в исполнительную службу, — продолжает Константин Серов. — Что делают государственные исполнители? Выясняют, какое имущество принадлежит сбежавшему должнику. Эту информацию они ищут в Госреестре имущественных прав. И в реестре почему-то сказано, что Сергею Третьякову принадлежит дом по адресу улица Украинская, 48 секция А. Тот самый дом, который решением горсовета еще десять лет назад был разделен на квартиры!

— Но как такое может быть, если квартиры принадлежат вам, жильцам?

— В том-то и вопрос. Каждый из нас заключил договор купли-продажи и получил право собственности на квартиру. На тот момент право собственности на квартиру регистрировалось в БТИ. Мы это сделали и получили акты о праве собственности. Но в электронный Госреестр имущественных прав (который появился позже) данные о том, что квартиры принадлежат жильцам, почему-то не попали. Зато там каким-то образом оказались более ранние сведения о том, что весь дом принадлежит Третьякову. И исполнительная служба, получив эти данные, тут же выставила дом на торги.

То есть кто-то перенес в реестр ошибочные данные. Но только кто и зачем? В исполнительной службе, куда мы тут же обратились, сказали: «Значит, регистратор допустил ошибку. Мы же ориентируемся на данные из реестра». «Но ведь они неправильные! — возмутился я. — Это подтверждают наши документы на квартиры!» Однако в исполнительной службе повторили: мол, ориентируемся на данные из реестра, и точка.

В распоряжении «ФАКТОВ» есть выписка из Госреестра имущественных прав. Там действительно сказано, что Сергей Третьяков владеет недвижимостью в Ирпене: улица Украинская, дом 48, секция А.

— Кстати, если разбираться, то секции, А вообще не существует, — уточняет Константин Серов. — Еще до того, как Третьяков и Нелюбин перевели дома в многоквартирные, у них был один дом, разделенный на две секции, А и Б. Позже было принято решение сделать два дома без каких-либо секций. И это тоже было оформлено. Но в реестр попали устаревшие данные.

После того как в исполнительной службе нам сказали, что все равно будут ориентироваться на данные из реестра (пускай и неправильные), мы, не зная, где искать правды, обратились к Виталию Нелюбину. Ведь это он, имея генеральную доверенность, принимал у нас деньги и заключал договора купли-продажи. Виталий Нелюбин две недели обещал, что во всем разберется и покажет нам все документы. А потом заявил, что никаких документов мы не увидим.

Не хотелось бы преждевременно никого обвинять, но мне его поведение показалось очень странным. Если он не имеет отношения к так называемой ошибке в реестре и ко всей этой ситуации, то почему не хочет показать документацию? А еще настораживает то, что, как только дом выставили на торги, появилось сразу четыре потенциальных покупателя. Эти люди готовы были отдать шесть миллионов гривен, и их совершенно не смущало, что в этом доме живут люди! Создается впечатление, что все это не случайность, а спланированная афера. Именно поэтому мы обращаемся не только в суд, но и в правоохранительные органы.

— В суд мы уже обратились, — говорит адвокат, представляющий интересы жителей дома, Руслан Штепа. — Жильцы подали иск к предприятию СЕТАМ и территориальному управлению юстиции (то есть регистратору) о прекращении нарушения права собственности путем запрета проведения публичных торгов. В качестве третьих лиц просим привлечь Ирпенский горсовет, коллекторскую компанию и самого Третьякова. На днях должно было состояться первое заседание, но оно не состоялось из-за того, что никто из ответчиков не пришел. Явился только юрист от коллекторской компании. Было решено перенести заседание на 2 февраля.

Кроме того, мы обратились в суд с заявлением о наложении ареста на дом, чтобы предприятие СЕТАМ не успело его реализовать. Наше заявление удовлетворили, но сейчас коллекторы пытаются его оспорить. Хотя прекрасно понимают, что мы являемся законными собственниками квартир.

Надеюсь, нам удастся добиться справедливости. Ведь если дом продадут, новый собственник тут же подаст иск о выселении людей из их квартир. И выселит их.

«Основания для того, чтобы снять этот дом с реализации, отсутствуют, — ответили на запрос в отделе принудительного исполнения решений Главного территориального управления юстиции в Киевской области. — Потому что в соответствии с информационной справкой из Государственного реестра имущественных прав на недвижимость этот дом принадлежит Сергею Третьякову, общая сумма долга которого на сегодня составляет девять миллионов сто пятьдесят семь тысяч гривен».

В исполнительном комитете Ирпенского горсовета тем временем официально подтвердили, что еще в ноябре 2009 года дом стал многоквартирным, о чем было вынесено соответствующее решение.

Наши попытки найти Сергея Третьякова успехом не увенчались. Все его контактные телефоны «вне зоны доступа». Виталий Нелюбин от интервью журналистам отказывается. Но нашим коллегам с телеканала СТБ удалось получить от него письменные ответы на некоторые вопросы.

«Как только я узнал, что часть земли находится в ипотеке, тут же предпринял шаги и получил от Третьякова гарантии погашения им ипотеки, — написал Виталий Нелюбин. — Сейчас известно, что Третьяков за границей. Как только я узнал, что ипотека не погашена, очень хотел его увидеть и поговорить. Но не удалось. Последний раз я видел его, когда передавал ему деньги. Он тогда сказал, что ведет переговоры с банком и все будет в порядке. Больше я его не слышал».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров