История современности Чтобы помнили

"Если заключенный догадывался, что приговорен к смерти, и поднимал шум, чекист бил его деревянной дубинкой по голове"

7:45 3 ноября 2017   4829
Сандармох
Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

Ровно 80 лет назад в Карелии, в лесном урочище Сандармох, в числе сотен заключенных были расстреляны видные деятели украинского возрождения

— Театральный режиссер Лесь Курбас, писатели Мыкола Зеров, Мыкола Кулиш, Валерьян Пидмогильный, Степан Рудницкий… — перечисляет исследователь трагедии в Сандармохе, заслуженный журналист Украины Сергей Шевченко. — Можно называть и называть фамилии людей, составлявших интеллектуальную элиту нации, которых расстреляли ночью 3 ноября 1937 года в Карелии.

— Министр образования Украинской Народной Республики писатель Антин Крушельницкий покоится в урочище Сандармох вместе со своими двумя сыновьями, — продолжает Сергей Шевченко. — В начале 1920-х после победы большевиков Антин Владиславович был вынужден жить в Польше. Но, поверив советской пропаганде, летом 1934 года вернулся с семьей в УССР — поднимать украинскую культуру. У него было четверо сыновей и дочь. Двоих сыновей — Тараса и Ивана — расстреляли в декабре того же года по обвинению в «терроризме». Вскоре НКВД арестовал самого Антина Владиславовича и остальных детей — Остапа, Богдана и Владимиру. Всех четверых отправили в лагерь на Соловецких островах (большевики устроили его на территории Соловецкого монастыря). Поначалу порядки в лагере были более-менее либеральные — администрация даже не мешала украинскому землячеству собираться «на мансарде» в монастыре. Но постепенно режим все более ужесточался. В 1937 году после начала в СССР Большого террора сталинские власти решили, как тогда выражались, «почистить лагеря» — уничтожить часть заключенных. На Соловках в то время находилось немало известных деятелей украинского возрождения. Почти всех их, в том числе Антина Крушельницкого и его сыновей, отправили на расстрел в урочище Сандармох. Вскоре казнили и дочь Владимиру.

*"В урочище Сандармох среди этих сосен, выросших уже после трагедии, есть более 150 братских могил, в которых покоятся жертвы сталинского режима", — рассказывает Сергей Шевченко (фото конца 1990-х)

— Был какой-либо повод для «чистки лагерей»?

— В 1937 году заканчивались сроки заключения так называемых «повстанцев» — крестьян, которые активно сопротивлялись коллективизации в начале 1930-х. Пришло время их выпускать. Но партийное руководство в Москве решило ликвидировать бунтарей. Вместе с ними в расстрельные протоколы внесли «троцкистов», «террористов», «шпионов», «украинских националистов»… Это были люди из всех слоев общества.

Заключенным Соловецкого лагеря не сказали, что их ожидает казнь. Сообщили, что отправляют в другие места. Составили соловецкий этап, в который изначально включили 1116 человек, но пятеро затем выбыли. Осталось 1111 заключенных (по моим подсчетам, 287 из них имели отношение к Украине). Обреченных отправили по морю на барже в Карелию в поселок Кемь, затем партиями по несколько сотен человек — по железной дороге на станцию Медвежья Гора.

Лесное урочище Сандармох находится в 15 километрах от этой станции. Узников соловецкого этапа возили туда на расстрел по ночам с 27 октября по 4 ноября. Людей, составлявших цвет украинского возрождения, казнили 3 ноября.

— Кому-либо из обреченных удалось бежать?

— Нет, но попытка побега была в первую же ночь расстрелов — 27 октября. Беглеца схватили. Руководитель бригады палачей чекист из Ленинграда Михаил Матвеев сделал вывод из случившегося: впоследствии заключенных по одному вызывали в отдельный барак. Им говорили, что нужно пройти медицинский осмотр, для этого «медики» (энкавэдисты) требовали раздеться до нижнего белья. Когда узник снимал верхнюю одежду, ему связывали руки, засовывали в рот кляп и бросали в так называемую «ожидальню». Если человек догадывался, что это подготовка к расстрелу и поднимал шум, один из членов команды Матвеева бил его по голове деревянной дубинкой. Чекисты называли это «глушить кадра».

В распоряжении расстрельной команды было два грузовика, в каждом вмещалось до 40 заключенных. Нужно понимать, что в Карелии в конце октября — начале ноября уже стоят морозы. Узники были в одном нижнем белье, поэтому наверняка часть из них погибала от холода по дороге в Сандармох.

— Неужели никто из этого соловецкого этапа так и не спасся?

— Нет. Однако лагерные карточки двух украинцев, которые должны были оказаться в этом этапе, по недосмотру чекистов попали в карточки заключенных-сибиряков. Так эти двое избежали расстрела. Один из них — наш известный соотечественник Семен Пидгайный. Ему посчастливилось пережить сталинские лагеря, после освобождения он написал книги «Недострелянные» и «Украинская интеллигенция на Соловках».

Нужно сказать, что после первого были еще два соловецких этапа. Второй сформировали в декабре 1937 года из более чем 500 человек. Куда их отвезли на расстрел, до сих пор доподлинно не установлено. Скорее всего, этих людей казнили в Ленинградской области в районе города Лодейное Поле. Третий этап никуда не везли — расстреляли на Соловках в феврале 1938 года. Вскоре после этого Соловецкий лагерь расформировали, оставшихся заключенных перевели в другие места.

В 1938-м Сталин учинил расправу над чекистами, активно участвовавшими в Большом терроре. Арестовали и палача первого соловецкого этапа Михаила Матвеева и его подчиненных. Некоторых расстреляли, а Матвееву дали десять лет заключения, отправили отбывать срок в один из лагерей на Волге. Сохранилось его уголовное дело, из которого исследователи узнали о многих подробностях трагедии в Сандармохе. В частности, что члены расстрельной команды издевались над обреченными, а у одного энкавэдиста была заостренная металлическая трость, которой тот истязал приговоренных к расстрелу. Сам Матвеев рассказывал, что чекисты «предлагали» заключенным лечь на землю и затем стреляли им в головы.

Отбыть весь десятилетний срок этому извергу не пришлось: началась война, и его вернули в строй, чтобы приводить в исполнение приговоры трибуналов. Карьеру он закончил с высшим советским орденом — Ленина. Кстати, в 1939 году палач второго соловецкого этапа Александр Поликарпов, видя, что взяли Матвеева и других причастных к массовым репрессиям, застрелился. Если бы нервы у Поликарпова были покрепче, может, и он со временем носил бы на груди орден Ленина.

— Родственники расстрелянных в Сандармохе сразу после смерти Сталина узнали, что их мужья, отцы, сыновья покоятся в этом урочище?

— Нет. Органы госбезопасности, занимавшиеся тогда реабилитацией жертв сталинских репрессий, получили секретное указание не сообщать истинные места и даты смерти людей, казненных в 1937 году. Близкие получали, например, такой ответ: ваш муж умер от воспаления легких в феврале 1942 года в местах заключения. В советское время в энциклопедиях и других справочниках указывались вымышленные даты смерти многих представителей расстрелянного возрождения.

Замечу, что среди погибших в Сандармохе были министр иностранных дел Украинской Народной Республики Мыкола Любинский. Его дочь Лада, узнав из моих публикаций, где покоятся останки отца, прислала мне в Киев воспоминания о семье. Кстати, в Сандармох ездили внучка и правнучка министра образования УНР Антина Крушильницкого.

— Что представляет собой это урочище?

— Оно находится в лесу в километре от автомобильной дороги Повенец — Медвежьегорск (такое название Медвежья Гора носит с 1938 года). Сейчас там возвышаются огромные сосны. В том месте казнили не только узников соловецкого этапа, но и других заключенных, а также местных жителей, чем-то провинившихся перед тоталитарным режимом. В Сандармохе около 150 расстрельных ям, в них покоятся останки почти девяти тысяч человек.

В конце 1930-х туда перестали возить людей на расстрел. О массовых захоронениях в лесу мало кто знал. Местные жители собирали в Сандармохе грибы и ягоды.

— Как же удалось узнать, что там был уничтожен соловецкий этап?

— Это заслуга членов общества «Мемориал». Расстрельные ямы нашел руководитель карельского отделения этой организации Юрий Дмитриев из Петрозаводска. Это было в 1997 году. Он вел поисковую работу вместе с единомышленниками по «Мемориалу» Вениамином Иофе и Ириной Флиге из Санкт-Петербурга. Предположили, что заключенных могли повезти в район Медвежьей Горы. Зная, по каким критериям чекисты выбирали места для казней, Иофе, Флиге и Дмитриев разделились и начали поиск. С Дмитриевым были офицер Андрей Ждан и несколько солдат, они и наткнулись на место расстрела.

Кстати, Дмитриев со своей поисковой овчаркой Ведой разыскал также так называемое санитарное захоронение людей, умерших на строительстве Беломорско-Балтийского канала. Юрий Алексеевич, человек верующий, начал читать молитву о погребенных на забытом кладбище. Он рассказывал мне, что в тот момент будто начал слышать голоса: «И меня вспомни. И меня помяни…»

Нынешние российские власти открыли против Дмитриева уголовное дело, посадили в СИЗО. Началось с того, что у него провели негласный (в отсутствие хозяина дома) обыск, кроме прочего, изучили, что записано в компьютере. Нашли в нем папку с фотографиями дочери. На основании этих снимков Юрия Алексеевича обвинили в… изготовлении детской порнографии. Это чудовищный навет!

У Дмитриева есть взрослые дети, которые живут отдельно. Сам он вырос в приемной семье, поэтому решил взять на воспитание ребенка. Поскольку малышка была худенькой, требовалось следить за ее здоровьем, отчитываться. Ради этих отчетов Дмитриев и фотографировал дочку. Власти решили использовать снимки для политической расправы. Уже немолодому (1956 года рождения) правозащитнику грозит до 15 лет лишения свободы.

— В Сандармохе создан мемориал погибшим?

— Да, по инициативе украинского землячества Карелии там установлен казацкий крест из светлого гранита. В свое время в Киеве член Украинской хельсинской группы бывший политзаключенный Василий Овсиенко и другие неравнодушные люди провели сбор средств на этот памятник. Был организован творческий конкурс, в котором победила работа Николая Малышко и Назара Билыка. Они поехали в Карелию и на заводе города Кондопога нашли два куска светлого уральского гранита. Из них и сделали крест. Следует сказать, что каждая из расстрельных ям в Сандармохе обозначена по контуру искусственными цветами и деревянным столбиком.


*На месте массовой казни установлен казацкий крест из светлого гранита, созданный украинскими скульпторами Николаем Малышко и Назаром Билыком

— Как получилось, что вы занялись темой Сандармоха?

— Это было в 1990-х, когда я служил в СБУ, возглавлял пресс-службу в столичном управлении. Зампред службы генерал Владимир Пристайко вместе с историком Юрием Шаповалом подключили меня к поискам архивной информации об украинских узниках соловецкого этапа. Сначала довелось побывать в Архангельске и на Соловках осенью 1997-го, в последующие два лета — в Карелии. Как-то на архипелаге взялись подвезти прохожего. Им оказался бывший пресс-секретарь лидера польской «Солидарности» Леха Валенсы Мариуш Вильк. Он поселился на Соловках, чтобы «изнутри познавать Россию», вот тогда-то я и услышал от него, что в июле 1997-го «мемориальцы» нашли в Карелии Сандармох.

Тема увлекла настолько, что решил на следующее лето отправиться в Петрозаводск — изучить лагерные дела украинских соловчан в архиве управления ФСБ (в то время это было возможно). Затем поехал туда же в 1999-м. Кстати, как журналист обращался в редакцию «ФАКТОВ» с просьбой о содействии в организации поездки. В результате прибыл в Сандармох в качестве спецкора вашей газеты. По возвращении опубликовал серию статей. Когда в 2012-м в очередной раз собрался посетить Сандармох и Соловки, на границе услышал, что въезд в Россию мне запрещен…

P. S. По инициативе всеукраинского благотворительного фонда «Журналистская инициатива» проводится акция «Год жертв Большого террора», направленная на освещение в СМИ периода массовых политических репрессий 1937—1938 годов.

Читайте также
Новости партнеров

Женщинам очень легко снимать стресс на кухне. Например, достала индюка или петуха, назвала его Петей или Ваней, отрезала все, что захотела — и медленно-медленно опустила в кипяток...